~ Results of tests
Результаты тестов, которые удаляют ~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

~ Results of tests > «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)  11 апреля 2015 г. 13:49:12



Запись модерирует её автор — Элиа Мерибель.

«Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)

Элиа Мерибель 11 апреля 2015 г. 13:49:12
Мадам Рэд
С того момента, как бледного оттенка луна повисла над садом, часы Биг Бена пробили где-то час или два – пусть и издалека, но все же их было слышно превосходно. Час или два с тех пор, как твоя госпожа, выйдя из кареты и помахав тебе на прощание веером, поднялась по широкой лестнице по направлению к особняку поместья Алистера Чембера. Да, она всегда брала тебя с собой, даже на подобные мероприятия, хотя странно – с чего бы столь богатой, вращающейся только в самых высших кругах Лондона даме всюду звать с собой свою горничную? В самом-то деле, по всему Лондону: театры, Harrods, балы, приемы…пожалуй, проще было бы перечислить те места, в которых тебе еще не довелось побывать за все время службы у этой необычной женщины. Зачем ей это нужно, если она все равно каждый раз оставляет тебя в карете и, кроме того, важные господа никогда не берут на балы прислугу, за исключением кучера? Эти вопросы вводили весьма в неловкое положение.
Впрочем, в сегодняшнем мероприятии тебе удалось найти плюс даже для себя: пока никто не видит и, тем более, не сможет осудить, представляется превосходная возможность вдоволь нагуляться вдоль таинственно шелестящих раскидистых деревьев в парке хозяина поместья. Сидеть на козлах рядом с безмятежно посапывающим Греллем и маяться от безделья в ожидании окончания бала не вызывало никакого интереса, а потому, оставив неумеху-дворецкого досматривать десятый сон, ты отправилась бродить по парку. В конце концов, надоело даже это и ты, присев на лестничные перила, устремила взгляд в небо.
Стоит заметить, что кроме странной привычки постоянно таскать прислугу за своей персоной как аксессуар, ты с некоторых пор стала замечать еще одну пугающую странность госпожи: она все чаще начинала с тобой откровенничать. Это всегда были длинные, душещипательные беседы (в которых обычно право говорить оставалось за мадам Дюрлесс) о первой любви, о невозможности иметь ребенка, но главным образом – об одиночестве Ангелины. Эти самые «приступы изливаний души», как ты окрестила их для себя, всегда заставали тебя врасплох и – классика жанра – самый неподходящий момент. Например, во время суеты на кухне или же во время подготовки госпожи ко сну. Но, тем не менее, где-то глубоко в душе ты понимала, что осознание того факта, что тебе доверяют, очень даже приятно. Тем более, что стоило начаться такой вот беседе - и сразу становилось ее жаль, очень жаль. Кроме того, раз уж нанимаешься слугой к кому-нибудь, то должен сразу кое-что для себя выяснить: какие бы тебе слова не были сказаны твоим господином или госпожой, ты всегда должен сохранить их в тайне, не позволяя посторонним ушам уловить хотя бы звук из того, что было поведано. Даже под пытками. Даже на смертном одре.
Поток обеспокоенных размышлений прервала скользнувшая по ступеням тень и ты, на миг опустив глаза, бросилась ей навстречу. Но на полпути ты остановилась, как вкопанная.
- Ээээ? Мадам Рэд?
Твой опешивший взор был направлен на кое-как спускающуюся из зала Ангелину. Было сразу видно, что идти женщине явно удается с трудом: ноги совсем не держали ее; кроме того, она судорожно цеплялась за перила, чтобы не упасть. Волосы, с таким трудом уложенные тобой в коротенькую, но элегантную прическу, теперь совсем растрепались, старательно подобранная к наряду шляпка вообще отсутствовала, а веер висел на совсем ослабевшей ленточке, рискуя вот-вот сорваться. И еще улыбка. Пьяная, но торжествующая улыбка на половину лица. Если бы дело касалось совершенно иной, незнакомой тебе дамы, то такое зрелище могло бы немало тебя позабавить, но только не тогда, когда шлось о твоей госпоже. Дюрлесс подняла на тебя осоловевшие глаза и ее губы растянулись еще шире и нелепее, хотя, казалось бы, куда уж дальше.
- О, (Твое имяяяя)…
- Мадам, вам нездоровиться? – обеспокоено спросила ты, подходя к ней и пытаясь взять под руку.
- С чего ты взяла? – в этом ее недоуменном вопросе прозвучали капризные нотки вперемешку с каким-то истерическим хихиканьем. Таак, а вот это уже выглядит пугающе. Ох, хорошо хоть она вышла в тот момент, когда никто не заметил! Ведь тогда никак не избежать пересудов в свете, а к этому не были готовы ни ты, ни она.
- При других обстоятельствах вы бы ни за что не покинули общества. Вы ведь светская львица, мне с трудом представляется, что вы решили покинуть празднество в самом его разгаре по доброй воле. Что случилось?
- Ничего. Я просто мертвецки пьяна, вот и все, - лениво растягивая слова, отозвалась женщина, облокотившись на тебя всем телом и склонив голову тебе на плечо. – Знаешь, (Твое имя), пожалуй, я еще никогда не прилагала сама столько усилий, чтобы этого добиться…
- Оу… - проклиная себя за то, что ты сразу не сообразила что к чему и заодно задаваясь вопросом, что же могло подтолкнуть твою госпожу к такому желанию, ты поудобнее перехватила ее руку и осторожно повела к стоящей неподалеку карете. Кое-как устроив леди Дюрлесс в экипаже, ты подергала за рукав приятеля:
- Грелль, мы возвращаемся домой. Побыстрее, пожалуйста.
Молодой человек кивнул и дернул вожжи.
Но откуда же тебе было знать, что это незадачливое создание так буквально воспримет твои слова? Грелль несся, словно ведьма на помеле, на удивление умело объезжая попадающиеся на пути кареты и редких людей, но при этом поворачивая так, что карету заносило, и весьма сильно, надо сказать. Напряженно глядя в окно экипажа, ты мысленно молила Бога и Дьявола, чтобы обошлось без происшествия на дороге. Ангелина же сидела рядом как-то неестественно согнувшись, прикрыв глаза и не шевелясь. Но когда на очередном повороте карету вновь занесло, она сразу растеряла все свое равновесие и вновь склонилась к тебе на плечо, едва не касаясь губами шеи. Признаться, в тот момент, ты возблагодарила ночь, не позволяющую увидеть твой резко выступивший румянец.
- Госпожа…
- Не надо ничего говорить, (Твое имя). Мне достаточно того, что ты рядом, всегда можешь выслушать и подсказать выход. Ты хороший человек.
- Спасибо, но…по-моему, вы явно меня переоцениваете, - интересно, почему вдруг ей понадобилось говорить об этом? Если и бывало, что Мадам Рэд тебя хвалила, то все же с какой-то ноткой превосходства в голосе. А сейчас она обратилась к тебе…как к равной, что ли?
- Вовсе нет, - женщина на удивление энергично замотала головой. – Я сама серьезность. Знаешь, я решила тебя поблагодарить за то, что ты делаешь для меня. Завтра поедем в Harrods, подберем тебе наряд, а послезавтра нас ожидает оперный театр Ковент-Гарден. Я успела забронировать билеты еще за две недели до этого. Это было не так уж и просто, но оно, без сомнения, того стоит, ведь поет Патти.
Казалось, пол и мягкое сидение кареты ушли у тебя из-под ног, и ты еле-еле выговорила тихим дрожащим голосом:
- Вы же не имели в виду…
- Именно это, (Твое имя), - слова, сказанные слегка заплетающимся языком, подтвердили самые худшие твои опасения.
- Но…вы же дворянка, а я – просто ваша горничная. Мне не пристало находиться рядом с вами в подобном месте, я лучше, как всегда, подожду вас в карете вместе с Греллем, - тихо проговорила ты, искренне надеясь на то, что под властью Зеленого Змия госпожа не отдает себе отчета в том, что говорит и к завтрашнему дню уже забудет все, что наговорила тебе этим вечером.
- Ничего не хочу слышать, - пробормотала Дюрлесс, начиная уже засыпать. – Мы завтра идем тебе за платьем и точка, никаких споров. И не как госпожа и служанка, а как две подруги. Я уверена, тебе понравиться, ведь это же Аделина Патти! Она никого не оставит равнодушным…
- А что скажут люди из вашего окружения? – спросила ты, отчаянно хватаясь за любую возможность отговорить женщину от ее затеи. – Ведь из-за одной лишь меня на вас может лечь неизгладимое клеймо, от которого вы никогда не сможете избавиться!
- Не стоит тебе об этом беспокоиться. Пусть говорят, что хотят, а я не перестану считать тебя самой лучшей подругой из всех возможных. Те дамы, с которыми мне доводиться общаться, даже рядом с тобой не стояли, уверяю тебя. Понимаешь, (Твое имя), они все должны одеть маску, чтобы угодить другому, в то время как ты – настоящая. Именно эта черта в тебе самая важная и, без сомнения, самая привлекательная.
В экипаже воцарилась тишина. Было слышно только как стучат колеса.
­­

Реакции остальных
Поместье Фантомхайв
Сиэль Фантомхайв: Ему не составило большого труда понять, что ты очень дорожишь его тетей, но вот сам он находит твое поведение донельзя глупым, пусть и не говорит об этом. Ему кажется, что ты только смотришь своей госпоже в рот, и это донельзя раздражает юношу. Что касается твоего отношения к нему, то ты видишь в его личности всего лишь избалованного ребенка, привыкшего получать все, что только ему ни захочется (чего, разумеется, у тебя не повернется язык сказать ему или его тете), а потому относишься к нему с почти безграничным терпением, покорно выполняя все, что он скажет. Ты была весьма удивлена, когда после смерти женщины мальчишка предложил тебе остаться в его усадьбе, но отказываться не стала.
Себастьян Михаэлис: А вот он взглядов своего господина явно не разделяет. Ему нравятся твое усердие и расторопность, с какими ты выполняешь распоряжения Мадам Рэд, доволен, что ты отнюдь не бездарна, как твой приятель Сатклифф. Также ему нравились те дни, когда твоя госпожа приезжала в поместье юного графа вместе с тобой, потому как тогда предоставлялась превосходная возможность некоторое время пообщаться с адекватным человеком: или стоя за спиной у господ или же на кухне за приготовлением чего-нибудь вскусненького.
Мэйлин: Эта девушка является для тебя второй родственной душой после Ангелины. Каждый раз с нетерпением ожидает того дня, когда Мадам Рэд вновь появится в поместье Фантомхайв, ведь ты обязательно появишься вместе с ней. Улучив минутку, когда ваши господа заняты беседой, вы пьете чай на кухне, непринужденно болтая между собой. Часто жалуется тебе, что Себастьян ее не замечает и просит совета в обольщении дворецкого, совершенно забывая о том, что ты не сильна в подобных вещах.
Бардрой: Повару до безумия не нравиться, что все свое внимание во время визитов в семейное гнездо Фантомхайвов ты уделяешь только дворецкому, который отныне является его злейшим соперником не только по части готовки, но и в любви. Мужчине постоянно кажется, что между тобой и Михаэлисом есть какая-то искра, а потому он старается всеми силами оградить тебя от общения с ним, надеясь добиться от тебя взаимности бесконечными ухаживаниями, но весьма своеобразными. Но увы! – тебя несколько пугает столь энергичный тип людей, а потому ты стараешься его избегать.
Финниан: Юноша видел, как ты привязана к своей госпоже и как она относится к тебе, можно сказать, что он даже немного завидует, ведь от Сиэля подобной милости не дождешься. Часто расспрашивает тебя, какова жизнь у Ангелины (к слову, он был глубоко шокирован, узнав, что тебя пригласили в оперу как если бы ты была такой же высокородной леди). После смерти твоей госпожи был одним из первых, кто выразил тебе искренне соболезнование и предложил присоединится к их компании, раз уж поместье Дюрлесс осталось бесхозным.
Танака: Пользуется глубоким уважением с твоей стороны, иногда может превратиться в настоящего себя, дабы рассказать тебе очередную кровавый эпизод из истории поместья Фантомхайв, не забыв при этом предложить чашечку чая.
Плуто: Никогда не упускает возможности бочком подобраться к тебе и выклянчить или стянуть какое-нибудь лакомство, а если учесть его размер, то сделать это незаметно у него вряд ли когда-то получится.
Поместье Транси
Алоис Транси: Видел тебя на балу в своем поместье, сразу приметил, как ты отличаешься от своих неуклюжих приятелей. Ему не помешало также заметить, что ты умираешь от скуки точно так же, как и он, несмотря на то, что юный граф являлся хозяином вечера. А поскольку ему было все равно на то, кто ты – служанка или дворянка – он подошел к тебе и предложил поразвлечься, если ты понимаешь, о чем я…Надо сказать, твой весьма холодный отказ его ничуть не смутил – теперь он всюду преследует тебя, а на днях отдал приказ Клоду похитить твою персону и представить пред свои очи. Никакой любви или симпатии, что ты! Он тебя хочет. Ты для него просто как пища.
Клод Фаустус: Паук уже давно привык к неожиданным выходкам своего господина вроде этой, а потому его приказ украсть тебя ничуть его не удивил, но он пока не торопиться с его выполнением. К тому же, ему известно о твоих неплохих отношениях с Ханной, чему, по правде говоря, он препятствовать не пытается, скрывая от вредного мальчишки твое присутствие в особняке. Кто знает, что твориться в его мыслях насчет тебя, однако тот факт, что он настроен к тебе не враждебно весьма успокаивает.
Ханна Анафероуз: По секрету мягко намекнула тебе, что любое, даже самое незначительное отклонение от установленных среди сливок Лондонского общества мигом становиться объектом самых всевозможных пересудов о твоей личности, а потому не стоит сильно выделяться из толпы, если ты не хочешь себе проблем. Можно сказать, что она взяла на себя роль твоей наставницы и теперь обучает тебя всяким хитростям, к которым можно прибегнуть, чтобы спастись от неприятных ситуаций.
Томпсон: Он становиться частым свидетелем наставлений Ханны, адресованных тебе, иногда вставляя словцо или два, тем самым бесцеремонно прерывая вашу беседу. После подобных заскоков Ханне потом приходится подолгу его отчитывать, потому как комментарии в какой-то мере очень даже впору называть скабрезными.
Тимбер: Его мало волнует происходящее в поместье, но вот придурковатое, по его мнению, поведение Кантербери просто не может не бросаться ему в глаза. Пожалуй, демон никак к этому не относиться, считая, что в конце концов братец просто съест тебя и дело с концом, однако при этом его удивляет, почему младший так временит со своим обедом и огрызается, когда он ему об этом напоминает.
Кантербери: Яро поддерживает точку зрения Ханны, вместе с ней отчитывая брата на все лады и, надо заметить, отнюдь не стесняясь в выражениях. А все оттого, что этот демон вовсе не понимает, что происходит с ним в последнее время. Ему совсем непонятно, почему так сильно хочется, чтобы рядом была единственная человеческая душонка, но при этом совершенно не было желания ее поглотить, и это непонимание весьма его раздражает – как результат, он срывает все напряжение на Томпсона.
Поместье Мидлфорд
Алексис Леон Мидлфорд: Разумеется, он не так категоричен, как его супруга, но легкое неодобрение твоих действий в его обращении с тобой все-таки присутствует, а все из-за злосчастной оперы. Ну, его нельзя назвать подхалимом, во всем подпевающим жене, сам мужчина считает, что ты очень преданный человек, что является огромной редкостью, а потому более лоялен к тебе.
Фрэнсис Мидлфорд: Была, мягко сказано, не очень-то довольна, когда узнала о выходке леди Дюрлесс, поскольку искренне считает, что обращаться с простой служанкой как с подругой и равной себе – нечто из ряда вон выходящее. В последствии никогда не упускала случая пристыдить тебя по этому поводу, словно ты виновата в том, что твоя госпожа столь благосклонно к тебе относилась.
Эдвард Мидлфорд: Этого молодого человека ты видела всего раз или два, потому как все остальное время он проводил за учебой в Уэстонском колледже. Со слов матери знает тебя как весьма нахальную (как и твоя госпожа) особу, а потому у него нет особого желания с тобой знакомиться.
Элизабет Мидлфорд: Ей хватило одного взгляда на тебя, дабы сделать для себя вывод, что у тебя совершенно нету вкуса и попытаться научить тебя всем премудростям истинной леди. Она может часами читать тебе лекции о современной моде, совершенно не замечая твоего недовольного лица.
Паула: Это, пожалуй, единственный человек из всей усадьбы Мидлфордов, который считает тебя – ни много ни мало – названной сестрой. Она постоянно сравнивает твою безграничную преданность Мадам Рэд и свою ответственность за леди Элизабет, находя между вами без счета отличий и порой даже пытаясь подражать, но при этом нельзя сказать, что она тебя копирует. Просто ей кажется, что будь она похожей на тебя – и это помогло бы ей лучше справляться со своими обязанностями.
Департамент жнецов
Уильям Ти Спирс: Этому жнецу остается только гадать, почему на Сатклиффа в последнее время накатывает какая-то странная меланхолия. Он все чаще видит аловолосого стоящим у окна департамента и глядящим вдаль, как если бы он что-то вспоминал. Что-то, чего ему теперь не хватает и эта нехватка очень остро ощущается. Любопытство терзает главу жнецов Лондона все сильнее, но он никогда не позволит ни одному из своего окружения узнать об этом.
Грелль Сатклифф: Пока он находился в ипостаси дворецкого, ничего не могло омрачить твоего хорошего впечатления о нем. Уж какой ни есть – а все же друг, причем лучший, даже несмотря на то, что порой ты ревновала его, потому как Мадам Рэд часто отлучалась куда-то по вечерам в его компании, оставляя тебя дома, вопреки своему обычаю брать тебя с собой повсюду. После ее смерти (детали которой были тебе неизвестны), твое отношение к нему круто изменилось. Все потому, как ты знала, что в тот самый вечер эти двое ушли, как обычно и вскоре госпожа была мертва, а Грелль исчез в неизвестном направлении. С тех пор ты убеждена, что убийцей является он, не оставляешь попыток найти Сатклиффа и поквитаться с ним. Что же касается его самого, то он даже скучает по тем временам, когда у него был друг, в чем не хочет признаться даже себе.
Гробовщик: Он видел тебя сопровождающей Мадам Рэд, видел тот блеск, которым светились твои глаза, когда ты смотрела на нее и почти сразу же догадался, какие примерно отношения должны быть между вами. Но нельзя сказать, что ему это понравилось или же ему было от этого ни горячо, ни холодно. Почти с первого взгляда возжелал, как Клод душу Сиэля, а потому ему не очень-то нравилась твоя чрезмерная преданность Ангелине. Уже на ее похоронах специально подошел к тебе, дабы поддержать, но не сомневайся – на самом деле он был даже рад, ведь теперь не осталось препятствий для завоевания твоего сердца.
Рональд Нокс: Все время старается выпытать у семпая причину его хандры. Еще бы, ведь Грелля даже Жатва так не будоражит, как раньше, и это вводит Нокса в замешательство.
Эрик Слингби: В отличие от теряющихся в догадках сослуживцев, ничуть не поколебавшись, решил учинить Греллю самый, на что ни есть, допрос с пристрастием, потому как нетипичное для Сатклиффа поведение даже начало его раздражать. Так, как нам известно, что Алый Жнец не из тех, кто умеет хранить секреты, то узнать от него твое имя ничего ему не стоило. Я тебя прошу: берегись, не ходи одна по темным переулкам – кажется, Эрик планирует включить тебя в список невинных жертв для спасения Алана.
Алан Хамфрис: Понятия не имеет о намерениях друга, но вот то, что он устроил Греллю психологическую атаку, очень настораживает юношу. Теряется в догадках, почему Эрику вздумалось побыть сыщиком.
Лоуренс Андерсон: У него и так дел по горло, даже вверх посмотреть некогда – ведь столько очков еще не доделаны, а сколько еще нужно сделать! Разве есть у него время размышлять о чем-либо еще, кроме них?
Королевский двор
Королева Виктория: Ее ты смогла увидеть в первый раз только мельком, потому как во время шествия Ее Величества по Лондону ты стояла довольно далеко, что, впрочем, не помешало тебе распевать «Боже, храни королеву!» во весь голос наравне с другими присутствующими. Позже она увидела, с какой милой леди появился на балу в честь ее дня рождения лорд Фиппс, а потому теперь горит желанием познакомиться с ней. Считает, что в воздухе пахнет свадьбой.
Эш Ландерс: После бала дал себе волю, громко возмущаясь и стыдя молодого человека за то, что он посмел появиться в компании девушки, значительно ниже его по статусу. По мнению Эша ты в число чистых душой людей явно не входишь, а потому о еще одном возможном твоем появлении во дворце и слышать не желает.
Эарл Чарльз Грей: Он видел тебя только хвостиком следующей по пятам за Себастьяном, нельзя сказать, что ты его впечатлила. Ну, по-моему, стоит сказать спасибо, что он не набросился на твою персону со шпагой, ошибочно решив, что ты хочешь с ним «поиграть». Лучше уж пусть он никак к тебе не относится, чем у тебя будет постоянная нервотрепка. Ко всему прочему, он не понимает трепетного отношения Фиппса к тебе, считая, что ты не заслуживаешь его благосклонности.
Чарльз Фиппс: Как и Лиззи, возмущен тем, что ты не носишь на себе ничего, что могло хотя бы немного тебя приукрасить. По крайней мере, он думал так, пока ты не показала ему платье, купленное Ангелиной к походу в оперу, после чего ты горько посетовала, что теперь тебе некуда его одевать. И молодой человек по доброте душевной решил это исправить, пригласив тебя на бал в Букингемском дворце, чем весьма озадачил и тебя, и своего напарника. Но ему все равно, что подумает Грей, что подумает Эш или даже (О, Господи!) Ее Величество, потому как он убежден, что природа вполне могла подарить простой субретке сердце герцогини. Надо ли упоминать, что юноша был просто в восторге от твоего преображения на балу? Вероятно, это самое торжество и разожгло в его душе почти безумную любовь к тебе, и теперь ему не будет покоя, пока не добьется от тебя ответных чувств.
Цирк «Ноев Ковчег»
Барон Келвин: Ни сном ни духом. И это хорошо. Пусть же так остается и дальше.
Доктор: Довольно долгое время отчитывал Тома за неосторожность на улице – впрочем, как и всегда, его возмущения не были услышаны. Именно он и проводил твой осмотр, дабы удостовериться, что кости не повреждены. Признаться, тебя еще тогда удивило, почему из всего твоего тела его интересовали одни только кости?
Джокер (Томас): Вы с ним познакомились еще задолго до второго прибытия цирка в столицу, в то время когда он только образовался и пока еще находился в Лондоне перед путешествием по городам Англии. Это случилось, когда он чуть не затоптал тебя, мчась на лошади во весь опор. Разумеется, ты этого стерпеть не смогла и, отбросив все приличия, отругала его всласть. После этого парень долго извинялся, после чего предложил в знак извинения прогуляться по городу и познакомить тебя со своими друзьями. Сперва ты не соглашалась, но потом поняла, что на такого, как Джокер просто невозможно долго сердиться, а потому между вами установились прекрасные дружеские отношения.
Бист (Мэри): С первого же взгляда невзлюбила и очень-очень сильно, считая, что раз Том так волнуется за тебя – значит, ты ему нравишься. А раз ты ему нравишься, то тут уж не взыщи: от ненависти Бист тебе просто так не отделаться.
Даггер: В отличие от Бист ничего негативного в твоей личности не видел, на удивление быстро найдя с тобой общий язык. Конечно, ему приходиться часто извиняться перед тобой за грубость дамы своего сердца…и после этого немедленно следует длиннющее перечисление ее положительных качеств. И так каждый раз. Что ж, тебе не привыкать.
Долл: Как и метатель ножей, видит в тебе хорошего собеседника. Иногда можете поговорить по душам о том, о сем. К тому же, ей интересно узнать, каково это: жить в особняке, поэтому она может часами донимать тебя своими расспросами.
Снейк: Этот юноша вызывает в тебе дикое отвращение вперемешку с животным ужасом, вследствие чего ты стараешься обходить его десятой дорогой. Сам же он понимает, что ничего другого и ожидать не стоило, но в глубине его души вертится горькая обида: он хотел бы иметь такого друга как ты, но только уродливая внешность все портит.
Питер Бланко: Вы виделись с ним раза два или три, причем ни один из вас не сказал ни слова в адрес другого – не плохого, но и не хорошего.
Венди Бланко: Немного недолюбливает тебя, прекрасно зная, что причиной такого поведения ее друга являешься ты, но все же пытается помочь ему, помогая советами, как нужно обращаться с девушкой. Слышать не хочет о том, чтобы он сдал позиции, а потому, помимо помощи Джамбо, собирается склонить тебя к принятию его чувств.
Джамбо: Страдает, ух как страдает, и это видно по нему невооруженным глазом. А ведь все из-за того, что ты до сих пор веришь, что он на самом деле жестокий, необщительный человек! На самом же деле он с первого же дня знакомства стал сохнуть по тебе, но поскольку ты не понимаешь его намеков, Укротитель Огня очень расстраивается и, как результат, становиться еще более замкнутым.
Скотланд-Ярд
Лорд Артур Рэндалл: Во время расследования убийства мадам Рэд тебе пришлось пройти не через один допрос, дабы доказать свою непричастность к убийству, ибо престарелый детектив почему-то сразу налетел именно на тебя, как орел на кролика, изводя своими подозрениями.
Фредерик Абберлейн: В отличие от начальника не давил на тебя, а потому ему удалось копнуть глубже, расспросив тебя о твоих догадках, кто бы мог это сделать. Вел поиски человека по имени Грелль Сатклифф, но тот не был найден, несмотря на все его старания тебе помочь.
Остальные
Принц Сома Асман Кадар: Каждый раз, когда видит, как ты грустишь, всеми силами пытается поднять тебе настроение, что, как ни обидно, у него не очень-то хорошо получается. Он не выносит хмурые и грустные лица вокруг себя, а потому делает все возможное, лишь бы этого избежать. Но когда его усилия иссякают, всегда приходится звать на помощь Агни, которому это удается в два счета, отчего принц чувствует легкую зависть. Хотел бы стать тебе другом.
Агни: Иногда, чтобы утешить тебя, готовит тебе карри или даже может выполнить какую-нибудь работу, порученную твоей личности, если видит, что ты сильно устала. Как ни странно, именно он помог тебе оправиться после смерти мадам Рэд, когда ты танцевала на грани жизни и существования. Закрыл и защитил от всего мира, помог подняться и вернуться к прежней жизни. Теперь ты считаешь его своим отцом, которому всегда можно излить свои переживания и который с радостью даст тебе совет.
Лау Тао: Никогда не упускает возможности вогнать тебя в краску парой шуточек в его стиле. Порой нет-нет да и предложит бросить Мадам Рэд и стать его гейшей. Всерьез своих намерений он давно уже не показывает, потому как у него до сих пор болит темя, по которому он схлопотал от твоей хозяйки после одного весьма недвусмысленного намека. Хотя…пыла мужчины это вовсе не остудило, с тех пор его приставания стали повторяться едва ли не ежедневно, даже о «сестренке» своей позабыл.
Лан Мао: После пресловутой оплеухи от леди Дюрлесс Лау досталось еще и от нее, но уже менее сильно – «братик» все-таки. Не очень-то ей по душе намерения китайца, а потому она старается держать тебя с ним на расстоянии.
Ангелина Дюрлесс (Мадам Рэд): Ей впервые все равно, что думает о ней общество, она уже давно не скрывает того, что ее горничная является в то же время ее самой лучшей подругой и советчицей, которой можно доверить что угодно и не бояться за свою тайну. Она пытается держаться вместе с тобой, потому как только тогда чувствует себя непринужденно и легко. Ее смерть совершенно выбила тебя из колеи, словно высосав в один миг всю жизнерадостность из твоей души, а вместе с ней и смысл жизни.
Анжела Блан: С женской частью ангела тебе так и не удалось встретиться, но уж поверь мне, это к лучшему, ведь вряд ли бы она сочла тебя человеком, достойным жить в Новой Англии.
Дорсель Кейнс: Бывали дни, когда Ангелина отправляла тебя на рыночную площадь Лондона за покупками, где потом твой слух преследовали нотки какой-то простенькой, но не лишенной определенного шарма песенки, только вот самого певца тебе так и не суждено было увидеть.
Нина Хопкинс: Не найдя (по мнению Мадам Рэд) в торговом центре подходящего для тебя платья, вы обратились к этой милейшей портной. Доверившись вкусу своей госпожи, тебе пришлось перемерять примерно нарядов двадцать, прежде, чем она смогла наконец определиться, какое платье тебе пойдет больше всего. Нина же до сих пор не может забыть выражение совершенно детского восторга на твоем лице, когда ты красовалась перед зеркалом.
Лорд Алистер Чембер (Виконт Друитт): К твоему великому счастью, он тебя не успел увидеть, потому как ты изо всех сил старалась не попадаться ему на глаза, иногда оказываясь, что называется, на волоске от такой «чести».
Артур Уордсмит: С этим молодым человеком вы столкнулись, как бы странно это ни звучало, в книжном магазине, когда ты искала для себя книгу-детектив. Да вот так, в один миг и неожиданно. Там разговорились о книгах и ты призналась, что очень любишь детективы, в качестве доказательства показав ему купленную только что книгу. Дальнейшие действия молодого мужчины изумили тебя до глубины души: он начал как-то странно улыбаться и смущенно сообщил, что он является ее автором. Надо ли говорить, что ты пришла в неописуемый восторг и клятвенно пообещала ему не пропускать ни одной его книги (чем, к слову, смутила его еще больше)? Не сомневайся, ему доставила огромное удовольствие встреча со столь начитанной девушкой.
Не знаю, смею ли надеяться...но скажете ли автору что-нибудь? http://eliameribel.­beon.ru/0-29-moi-tes­ty.zhtml#e203

Категории: Kuroshitsuji
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
ДАЮ КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ, ЧТО НАЧИНА... 10 мая 2011 г. Ши Лесная
аниме волчий дождь..... 28 февраля 2009 г. Рорх
Ковент-Гарден (район)Название район... 3 августа 2010 г. Eulenspiegel
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


~ Results of tests > «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)  11 апреля 2015 г. 13:49:12

читай на форуме:
66пАмАИтИ Я бИрЕмЕнА МнУ 12 гОдОф...
помоги. скажи как называется песня!...
пройди тесты:
...
Как ты выглядишь в мире Аниме+история...
Ты просто сон..
читай в дневниках:
...
...
...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх