~ Results of tests
Результаты тестов, которые удаляют ~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

~ Results of tests > «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)  11 апреля 2015 г. 13:54:26



Запись модерирует её автор — Элиа Мерибель.

«Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)

Элиа Мерибель 11 апреля 2015 г. 13:54:26
Долл
- Ну что же, хорошо поработали сегодня, ребята, выложились на все сто. Прошу всех быть свободными, продолжим завтра.
Кивнув с высоты рыжему импресарио, ты стремительно спикировала с каната, на котором стояла, на страховочную сетку, а с нее – на руки доселе невидному и неслышному Снейку, стоявшему и наблюдавшему за твоими движениями. Тот покачнулся, но все же свою ношу он не уронил, чем вызвал у тебя искреннее восхищение:
- Ха! Подловил! Молодчинка!
Он все с тем же немного ошарашенным лицом, поставил тебя на арену, и, коротко кивнув головой, за руку повел к выходу из главного шатра. Остальные члены основного состава устремились за вами, но тут вас окликнул Даггер:
- Эй, (Твое имя), ты забыла? Сегодня же твоя очередь сматывать сетку и привязывать канаты к стенам!
Сердито вздохнув, потому как ты уже предвкушала ужин в полной тишине у себя в палатке, ты выпустила руку парнишки и поплелась обратно на арену.
Сматывая сеть, ты думала о том, сколько же произошло всяких интересных событий с тех пор, как твой начальник – Уильям Ти Спирс – благосклонно разрешил тебе сопровождать его на задании. Подумать только, какая же это честь для новичка, недавно сдавшего экзамен – быть ассистентом самого главы Департамента!
Но, как оказалось, больше восторга, чем осознание этого факта, тебе принесло место, в которые вы направились.
Цирк. Тебе довелось побывать в подобном месте только два раза в своей жизни – но сейчас это казалось как бы из другого измерения. Сейчас ты – жнец. Еще тогда, когда ты заканчивала академию жнецов, Уильям напутствовал тебя: «Главное, не возвращайся к прошлому. Иначе дальше работать не сможешь». Тогда его слова вызвали в тебе только улыбку и клятвенное обещание так и сделать. По крайней мере, ты была в себе уверена только до прошлого вторника.
Теперь каждый день был полон сводящего с ума веселья, шума и забавных ужимок со стороны новых друзей. Почти сразу же ты сблизилась с двумя людьми: парнем и девушкой. Молодой человек был тих, скромен, но при этом всегда умел выслушать тебя, а ты – его. Змеи же тебя ничуть не волновали – а с чего бы? Жнеца нельзя убить чем-то вроде этого. Девушка же была полной противоположностью юноше: жизнерадостная, всегда готовая помочь. Казалось, ее ничуть не смущало, что порой вы оказывались в весьма щекотливых ситуациях, но от этого не становилось менее весело. Надо признать, именно этого тебе и не хватало: этой радости, этих взволнованных метаний в предвкушении выступления, этой несдержанности. Да, тут уж точно интереснее, чем в гнетущей атмосфере Департамента. Ради этого даже не страшно было выслушивать ежевечерние упреки от начальника.
- (Твое имя), эй! (Твое имя)!
Ты обернулась на громкий полушепот, доносившийся со стороны занавески для выхода и входа актеров. Там, пряча лицо за тяжелым бархатом ткани, стояла Долл и как-то заговорщически улыбаясь, махала рукой. Это выглядело немного странно и даже настораживающее, если учесть что никакой таинственности или скрытности ты за своей новоявленной подругой не наблюдала. Ну да ладно, ты ведь все понимаешь. Эх, сколько же всего: тесный круг звезд цирка, совместные вечерние прогулки всем коллективом, тихие переговоры и переглядки между собой – все это очень даже болезненно напоминало о том, насколько же ты еще считаешься здесь новичком и не влилась в коллектив цирка. Даже несмотря на то, что ты находилась здесь временно, ты чувствовала, что после окончания вашей с Ти Спирсом работы, тебе будет не хватать этих людей. Тем более, если учесть, что ты заранее знаешь о том, что их всех ожидает…Странно, ведь жнецу чужды людские эмоции. Ну, по крайней мере, тебя в этом убеждали. Но это все будет потом, а сейчас оставалась только девушка, которая помогла тебе адаптироваться к окружающей среде.
- Долли? Ты разве не ушла с остальными? – удивилась ты, подходя ближе.
- У меня к тебе дело есть, - все тем же загадочным тоном сообщила канатоходка, пальцем подманивая тебя к себе. Ты сразу же заметила, что вторую руку она прятала за спиной.
- И что за дело? – улыбнулась ты, тут же загораясь интересом к происходящему.
Девушка выступила из-за занавеси и гордо вытянула вперед руку с зажатым в ней огромным леденцом.
- Это тебе! – радостно известила она.
- Ч–чего? – непонимающе захлопала глазами ты.
- Это тебе, - терпеливо повторила Долл, тянясь рукой в твою сторону. – Я же знаю, ты любишь сладкое, а сейчас с карманными расходами проблемы у всех в труппе…Только со следующего месяца все будет в порядке. А я хотела сделать тебе приятное…Тем более, это не какой-то там купленный у уличной торговки, нет! Это же леденец компании «Фантом!». Самый лучший!
- Так твой же! – обескуражено произнесла ты. – Ты ведь не меньше меня любишь сахар, а так неудобно получается…
- Ни о чем не хочу слышать! – на удивление твердо заявила канатоходка. – Сказала – тебе, значит, тебе.
- Знаешь, а давай так: поделим на двоих и вместе съедим, - прервала ты начинающийся спор, коих ты терпеть не могла. – Так было бы лучше.
К твоей неописуемой радости, девушка сразу согласилась на это предложение. Молниеносно сдернув с леденца обертку, она подобралась к тебе совсем вплотную и поднесла его к твоим губам:
- По половинке каждой. Кусаешь сначала ты, потом я, а потом рассасываешь во рту.
Едва заметно покраснев от такой близости, ты крепко зажмурилась и быстро откусила, не заботясь о количестве.
Долл удовлетворенно кивнула и засунула остаток в рот.
- Ну и хорошо, а ты еще противилась. Не забудь, пожалуйста: завтра мы с тобой отрабатываем тройное сальто на канате. И еще: а…а можешь ты Сьюта с собой не брать? Не подумай, что мне не нравится твой друг, просто он меня немного…пугает.
- Ничего, ты еще привыкнешь, - заверила ее ты, в глубине укоряя себя за ложь. – Кстати, а глаз-то твой как? Не болит хоть?
Да, всего два дня назад она доверила тебе тайну, которая была известна немногим. Признаться она была искренне удивлена тем, что ты не отшатнулась от нее с омерзением, едва увидела как будто обожженную кислотой кожу. Нет, такой реакции от тебя не последовало. Тогда ты просто потрепала ее по щеке и заверила ее, что раз инфекция не распространилась по лицу, то она еще легко отделалась и нет шансов дальнейшего заражения.
- Глаз? – улыбка девушки мигом погасла и она смущенно опустила голову. – Н-ничего. Только вот ощущение...как в глаз что-то попало.
- Да? – встревожилась ты. – Тогда бегом на «кухню» - возьмешь там сверток с зеленым чаем и чашку с водой – и к себе в шатер, я подойду позже. Промоем тебе твой глаз и, возможно, станет лучше. И не спорь, слышишь!
Радостно закивав, девушка бабочкой выпорхнула из шатра, что-то напевая себе под нос.
- Все валяешь дурака в рабочее время? – с колонны для артистов на трапеции и канатоходцев бесшумно спрыгнула высокая фигура и направилась к тебе. – Сколько раз повторять, что ты на работе? А на работе нужно думать о ней же.
- Мне ее просто жалко…- глухо проговорила ты и сама не узнала собственного голоса. – Как в душе что-то шевелится. Она напоминает мне меня же, когда я была жива.
- У жнецов нет души, - холодно отрезал Уильям. – Как, кстати, и сердца. Бездельничаешь, вот тебе блажь в голову и лезет. Займи себя, вот дурь-то и пройдет.
Глядя вслед удаляющейся спине начальника, ты мстительно подумала:
«Уже заняла, сэр Уильям, уже заняла. И заключается мой интерес в том, чтобы быть рядом с ней. По крайней мере, пока мы с вами находимся здесь. Вы можете твердить сколько угодно о том, что у жнецов нет чувств, но от этого мое желание сделать ее последние часы самыми счастливыми не станет меньше…»
­­

Реакции остальных
Поместье Фантомхайв
Сиэль Фантомхайв: Ваше общение проходит спокойно. Вообще, главный фактор, по которому он составлял свое не очень-то лестное мнение о тебе – «подружка красноволосого извращенца». Но к тебе он все же относиться лучше, чем к Греллю, потому как ты всякий раз остужаешь пыл жнеца, когда тот мешает мальчишке выполнять очередное поручение Ее величества. К тому же, когда довелось влиться в коллектив цирка, он не мог не заметить твое трепетное отношение к канатоходке. Точнее, у него тогда не переставала болеть голова – Долл все уши о тебе прожужжала, даже не постеснявшись упомянуть о том, что бывали дни, когда вы ночевали в обнимку.
Себастьян Михаэлис: Его забавляет твое раздраженное лицо, с коим ты вручаешь ему очередной конверт или же безделушку от Грелля. Можно даже предположить, что он жалеет тебя, хотя данные чувства демонам всегда были чужды. Иногда в качестве моральной компенсации может предложить тебе пару пирожных или кусочек пудинга, но не без выгоды: за это ты должна помогать им с господином в расследованиях дел королевы, но тебе все же удается в самый последний момент перевести беседу на другую тему, вызывая у демона смешок и мысли о том, что ты не так уж проста, какой кажешься на первый взгляд.
Мэйлин: Она не имеет о тебе понятия – ты не показывалась пред глазами прислуги поместья Фантомхайв, предпочитая заходить к демону или Сиэлю только под покровом ночи.
Бардрой: Поражается внезапной скрытности Финни, так внезапно замкнувшегося в себе. Не в первый раз видит садовника около окна поздним вечером, неотрывно глядящим куда-то в небо. «Кто знает, что он там высматривает?» - думает повар, но вот мешать парнишке не хочет – чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало.
Финниан: Ничего ему так не хочется, как вновь и вновь слышать цокот тонких каблуков и видеть растрепавшиеся волосы вкупе с развевающимся плащиком до икр, кажущимся совсем черным из-за бледного света луны. Не раз заставал тебя гуляющей по крыше поместья Фантомхайв, но не счел должным сообщать кому-то еще об увиденном. «Это тайна! – опьяняюще крутится в его голове. – Моя тайна!!! И никому не дам о ней знать!» С тех пор он постоянно оставляет на самом высоком балконе поместья букет цветов, щедро политых вечерней росой.
Танака: Его прозорливому взгляду не ошибиться никогда: он знает, что мучает юного Финниана, но не знает, кто та юная особа, что является причиной этих самых мучений.
Плуто: Становится невольным свидетелем терзаний юного садовника, гадающего на очередной ромашке. Порой бывает, что у пса вся шерсть усыпана оторванными лепестками.
Поместье Транси
Алоис Транси: Когда-то, когда ты еще была живой, самой обыкновенной девочкой из довольно обеспеченной семьи, в твоей деревеньке появилось двое мальчишек-беспризор­ников. Любой твой односельчанин считал своим долгом обругать их, кинуть камень, целя им в головы. Но не ты. Тайно от своих богобоязненных родных ты носила этим двоим еду. Еще тогда старший из них, блондин с голубыми глазами, все время утверждал, что женится на тебе, все время равнял тебя с ангелом…Потом ваши пути разбежались: мальчишка куда-то пропал, а ты покончила с собой, не желая выходить за нелюбимого…Теперь же, когда времена изменились, и он волей случая повстречал тебя на балу в своем поместье (куда ты прибыла забрать души двух человек, которые должны были умереть в тот вечер), юноша понял, что ты – та, с кем он хочет провести остаток своих дней. И все равно ему на то, что вы оба изменились с той поры – чувства ведь остались. С тобой-то ему будет не страшно расстаться с душой.
Клод Фаустус: Отлично видит, как Алоис заливается краской, когда ты в беседе с ним нет-нет да и упомянешь в шутку о тех временах, когда вы еще оба были детьми и, разумеется, о его обещании. Разумеется, ему известно о твоей теперешней сущности, а потому, в очередной раз оставляя тебя после визита к графу, убедительно просит не давать господину ложной надежды. «Все равно же я в конце концов поглощу его душу» - цинично заканчивает он каждый разговор, вызывая на твоем лице раздражение.
Ханна Анафероуз: Она не очень-то радуется при твоих визитах в усадьбу Транси, потому как боится за господина: а вдруг ты когда-либо приведешь за собой этого шумного красноволосого жнеца? Она уже сыта его обществом по горло, а желание встретится еще раз вряд ли когда-то появится. Однако с другой стороны, ей нравиться наблюдать за тем, как благодаря тебе очищается душа господина, а потому пока что старается проявлять вежливость по отношению к тебе.
Томпсон: Часто застает тебя читающей книгу, сидя или на ветке высокого дерева, или же на крыше их собственного поместья.
Тимбер: Алоис приставил его прислуживать тебе, если ты появляешься в поместье Транси. Особой радости по этому поводу не выказывает, но и недовольства тоже.
Кантербери: Вообще не видел тебя, но, наслушавшись негативных рекомендаций демоницы, даже не хочет знакомиться.
Поместье Мидлфорд
Алексис Леон Мидлфорд: Он не имеет понятия о твоем существовании.
Фрэнсис Мидлфорд: Не слышала о тебе ни разу.
Эдвард Мидлфорд: Во время вылазок из Уэстонского колледжа в город он часто слышал песню, довольно красивую песню, которую кто-то пел во весь голос и которая так хорошо звучала в любое время суток. Голос – это он отчетливо разобрал – был женский, но певицу он не разглядел. С тех пор он стал каждую неделю выбираться в окрестности Трафальгарской площади и на ярмарки в надежде вновь повстречать загадочную девушку и попросить ее спеть только для него.
Элизабет Мидлфорд: Гуляя по Лондону, она не раз попадала в такую же ситуацию, как и ее брат, только кроме песни она еще и различила, что загадочному голосу вторит шарманка.
Паула: Эта девушка часто видит тебя рядом с лавкой кукольного мастера, болтающей о чем-то с его хозяином. Ее настораживает то, с какими жестами вы передаете свои мысли друг другу, а потому старается держаться подальше от тебя и держать подальше от вас свою госпожу.
Департамент жнецов
Уильям Ти Спирс: В довольно короткое время заслужив его доверие, ты теперь с гордостью можешь утверждать, что он – твой лучший друг. Но вот он сам так не считает, давно видя в тебе ту, с кем можно было бы разделить свою вечную жизнь. Как бы странно это не звучало, но ты – именно та, кому он не боится открыть настоящего себя, снять со своего лица бездушную маску. Если Грелль в какой-то мере является его правой рукой, то тебе всегда будет отведено место за его левым плечом. Именно поэтому тебя он и выбрал в качестве напарника, когда дело подошло и уперлось в цирк «Ноев Ковчег». Под его покровительством тебе всегда будет открыта дверь в библиотеку жнецов, в цех для производства очков и даже в ад – но в качестве своеобразного делегата. Когда же ты во время вашего пребывания в цирке намеренно покидала «боевой пост» и проводила время с Долл, то мужчина приходил прямо-таки в бешенство и мог потом по полчаса отчитывать тебя, скрывая ревность за отлыниванием от обязанностей.
Грелль Сатклифф: Он мнит себя кем-то вроде старшего брата. Или сестры? Так или иначе, а он постоянно таскает тебя за собой, помогая адаптироваться к окружающей среде после сдачи экзамена и даже делится с тобой своей индивидуальной мудростью, да только с одним условием: ты возьмешь на себя обязанность передавать его возлюбленному Себастьянчику всякие мелкие подарки. Любит хвастать другим жнецам, что «сестренка (Твое имя) никогда не осудит его выбора и будет поддерживать до конца, ведь мужланы такие дураки!». И он свято в это верит!
Гробовщик: Увы, но он считает тебя слишком занудным и ограниченным созданием, которому затхлый запах книжных страниц милее компании друзей. Не понимает, почему начальник и красноволосый шинигами так носятся с твоей скромной персоной. Если вам выпадает пересекаться, то ваши беседы состоят главным образом из «Прошу прощения, как пройти в библиотеку?» - с твоей стороны и сухого, краткого указания пути – с его.
Рональд Нокс: Впервые не видит в ком-то девушки, считая тебя своим компаньоном и, что называется, «боевым товарищем», который всегда поможет в трудную минуту. Впрочем, он и сам не остается в долгу, даже забывая о своем принципе «Никаких сверхурочных!» Единственное, что ему не очень-то нравиться: то, что ты слишком много времени проводишь вместе со смертными, в то время как тебе впору бы вращаться среди равных себе.
Эрик Слингби: Он доверяет тебе все, что только можно, в том числе и планы по спасению друга, ибо жнецы вряд ли когда-либо оставят кого-то из своих на произвол судьбы. В его понимании вы – трио, которое трудно развалить, даже если сильно постараться. Уже не раз зазывал тебя помочь ему, раз так сильно жалеешь Алана, только ты всякий раз отказываешься, успокаивая его тем, что последние дни жизни Хамфриса будут наполнены пониманием и любовью.
Алан Хамфрис: Как известно, глубокой дружбы между мужчиной и женщиной не бывает. Именно так он и мыслит каждый раз, когда протягивает тебе очередной букет цветов «Эрика». Этот тихий юноша ужасно не любит становиться кому-то обузой, а ведь именно таковым он видит себя в твоих глазах. Да, ты знаешь о болезни, поразившей его, так же хорошо, как и Эрик, потому и стараешься помочь по мере своих сил, но вот по головам, чтобы помочь Слингби, идти не решаешься, пусть втайне и поддерживаешь его рвение спасти Алана.
Лоуренс Андерсон: За то, что ты никогда не шумишь и не мешаешь ему, относится к тебе очень даже положительно, можно сказать, почти как к дочери.
Королевский двор
Королева Виктория: Ландерсу ничего не стоило убедить женщину, что ты являешься его информатором в довольно закрытой среде. С тех пор тебе хочешь не хочешь, а приходится порой отчитываться перед ней за то, что происходит в сомнительных кругах Лондона.
Эш Ландерс: Иногда бесполый ангел тебе надоедает: он все чаще справляется у тебя о делах в департаменте, но большинство информации ты не выдаешь, считая, что Анжела специально перевоплощается в мужчину только для того, чтоб тебя соблазнить с целью узнать то, что ее интересует. Да, то, что они – одно целое стало известно тебе с первых дней знакомства.
Эарл Чарльз Грей: Не сводит с тебя взгляда, если ты появляешься во дворце, выискивая Эша и затем о чем-то тихо с ним переговариваясь. Он убежден, что ты намного сильнее, чем кажешься, а потому всякий раз с нетерпением ожидает окончания твоей беседы с Ландерсом, дабы в который раз вызвать на поединок. Всегда получается ничья, чему он не первый раз удивляется.
Чарльз Фиппс: Тоже не сводит с тебя взгляда, но увы – брезгливого. В его голове не укладывается, как девушка может одеваться подобно мужчине. Считает, что тебе надо бы перевоспитаться и поучиться этикету.
Цирк «Ноев Ковчег»
Барон Келвин: До него дошли слухи о том, как ты проявила себя во время представления. Слушая восторженные речи Джокера, вознамерился познакомиться с тобой лично, дабы позже заставить играть в своем домашнем цирке. Причем тебе будет отведена роль дикого зверя, уничтожающего все преграды на своем пути.
Доктор: Просто не было ни дня, чтобы он не жаловался тебе на безрассудство Джокера, беззаботность Даггера и вспыльчивость Бист. В твоем лице находит утешителя, разделяющего его взгляды, но вот о своей подпольной деятельности не обмолвился и словом, боясь, что потеряет твою благосклонность.
Джокер (Томас): Зачастую он отбивает себе ладони (и даже в буквальном смысле этого слова), созерцая тщательно отрепетированный вами с Долл танец на канате. Сравнивает вас с кем-то вроде попугайчиков-неразл­учников, только в отличие от пернатых вы обе девушки. Навязался тебе в старшие братья, опекая твою персону так, что порой тебе это невыносимо.
Бист (Мэри): Скрепя сердце, признает тебя способной артисткой, порой советуя не выделываться слишком сильно, чтобы зрители всегда желали большего. От ее взора не укрылось то, как Долл тобой дорожит – она даже рада этому. Только порой ее напрягает угрожающий взгляд Сьюта, тенью маячащего за твоей спиной и ни на минуту не выпускающего тебя из поля зрения.
Даггер: Считает тебя ни дать ни взять такой же «звездой» как Сьют или Блэк. Никаких твоих намеков в упор не замечает. Всякий раз, когда ты, пытаясь помочь Уильяму, начинаешь разъяснять ему, что такое жнец и с чем его едят, то юноша просто смеется и переводит разговор на другую тему со словами: «А ты мне нравишься! Как и у твоего напарника, у тебя превосходное чувство юмора!». А тебе остается лишь скрежетать зубами, потому как этому дурачку никогда не понять, как на самом деле устроен мир…
Долл: Кроме тебя, никто не сможет дать этому милому созданию всю ту любовь, всю ласку, которую она не получила из-за трудного детства. Только тебе она без опаски показывает свой изуродованный глаз, зная, что ты не отвернешься от нее и слетевшему только с твоих уст «Долли» она внимет сразу. Немного ревнует тебя к «змеиному королю», так как он в последнее время все чаще стал забирать тебя от нее, мотивируя это просьбой помочь ему покормить змей. Не считаешь нужным поведать ей о своей истинной сущности, ведь по-твоему это может разбить ей сердце.
Снейк: Его абсолютно не смущают твои близкие отношения с канатоходкой, но вот общение с Джокером или Даггером напрягает, еще и как. То, что ты не боишься его или его змей действует на молодого человека как бальзам на душу. Однажды он, улучив момент, отвел тебя в сторонку и в ответ на немой вопрос в твоих глазах произнес: «Оскар любит (Твое имя). И я люблю…». Это полностью обескуражило тебя – ответа на свои чувства парнишке не суждено было дождаться. И все равно он не прекратит надеяться, каждое раннее утро оставляя пред твоим шатром букет магнолий.
Питер Бланко: Не считает нужным обращать внимание на «молодняк» в лице тебя и Долл, демонстративно ни во что не ставя твои способности.
Венди Бланко: Что ж, если опустить раздражение ее брата, то можно подумать, что ты с самого начала была членом основного состава цирка – все звезды тебя любят и она не является исключением.
Джамбо: Не раз, не два ты слышала песню «Том, сын волынщика» в его исполнении. Эта песня настолько врезалась в твою память, что ты напевала ее всю дорогу обратно до департамента. Кстати, Уильяма она до сих пор раздражает а ты, тут же понимая что к чему, заводила ее еще громче.
Скотланд-Ярд
Лорд Артур Рэндалл: Бывало, что на местах преступлений его не покидало ощущение, будто за ним кто-то следит, но долго этот дискомфорт не длился никогда – словно кто-то выяснял то, что ему требуется и растворялся в воздухе.
Фредерик Абберлейн: Ему повезло больше, чем начальнику – он пару раз успевал замечать метнувшуюся из угла в угол черную тень, но вот угнаться за ней – это вопрос десятый. Впрочем, откуда же простым смертным понять, что работа не ждет и души погибших или убитых нужно собрать, не откладывая дела ни на минуту?
Остальные
Принц Сома Асман Кадар: Он видел тебя только в тот день, когда Себастьян собирал актеров для постановки «Гамлета» в компании Грелля. Пусть тебе досталась второстепенная роль, но это не помешало ему завязать с тобой вполне дружеский разговор. Когда же он закончился, то он твердо вознамерился тебе покровительствовать­.
Агни: После спектакля совершенно искренне выразил свое сожаление по поводу того, что в тебе зря пропадает артист. Главным образом из-за того, что ты поешь красиво, да и внешностью привлекательной не обделена. Но главное, что в тебе нравиться индусу – то что ты поразительным образом сочетаешь в себе сразу двадцать или тридцать личностей, представляя собой неграненый алмаз. Откуда же этому мужчине было знать, что тебе и так каждый день приходится играть какую-то роль, при этом прилагая все усилия, дабы не быть раскрытой?
Лау Тао: Он заметил, что юный граф Транси ведет себя как-то странно: он все чаще задерживает мечтательный взгляд на тебе. Лан Мао также удивляет его: она как-то странно на тебя поглядывает, изредка стараясь подобраться ближе, вцепиться в полу плаща или же перебирать локоны и теребить заколки на волосах. Сам же Лау не испытывает ни малейшего неудобства, ведь, по его мнению, у его «сестренки» интерес к тебе совершенно нормальный, однако он все чаще ловит себя на мысли, что ему охота оказаться на месте Лан Мао, когда та без зазрения совести в очередной раз дергает тебя за полу плаща.
Лан Мао: Из окна кареты, проезжающей по ночному Лондону, она увидела странную фигуру, на удивление быстро передвигающуюся по крышам, но особого значения этому не придала – мало ли что можно увидеть в Великой Британии? Однако чуть позже, увидев тебя в числе приглашенных Алоисом, с изумлением узнала в тебе тот самый «ночной силуэт», что только подогрело ее интерес.
Ангелина Дюрлесс (Мадам Рэд): Ты была искренне удивлена, узнав, что Грелль был влюблен в нее. Ты можешь часами донимать смутившегося семпая расспросами о том, какой же она была. Тот обычно помнется-помнется, а потом наконец отрежет, мол, «это было тогда, теперь прошло» и «она меня разочаровала». Помявшись, он показал тебе смятую фотографию, посмотрев на которую, ты сделала вывод, что из этих двоих, может быть, получилась бы хорошая пара, если бы не демон.
Анжела Блан: С самого начала знакомство с тобой она расценивала как полезное знакомство для себя, ведь именно ты достаешь ей книги из библиотеки жнецов. Ей на удивление легко в твоей компании – лишних вопросов не задаешь, сразу действуя и заканчивая работу точно в срок. Иногда может выразить сожаление по поводу того, что тебе не суждено было родиться ангелом. Считает вас двоих сестрами, только она, по ее словам, выбрала светлую сторону, а ты – «наклонную».
Дорсель Кейнс: По приказу Анжелы он пытается вести себя с тобой вежливо. Развлекает тебя как умеет: то песенку споет, то коллекцию кукол покажет. Но вот о материале для них – молчит, как рыба. Тебе прекрасно известно, что его душа была собрана еще пять лет назад, а потому считаешь общение с ним прекрасной возможностью изучить подобное «чудо».
Нина Хопкинс: Как-то раз ты пришла к ней с желанием заказать плащ, который обычно носят мужчины, но только по своей фигуре. Это удивило ее, но одновременно и обрадовало: наконец-то леди стали ломать стереотипы о длинных юбках и жеманности!
Лорд Алистер Чембер (Виконт Друитт): Он видел тебя один раз во время бала в поместье Транси, но этого было достаточно, чтобы ты оставила в его памяти глубокий след, чего прежде с ним никогда не случалось. После этого долго мучил Алоиса, выспрашивая о «златокрылой пташке», в упор не замечая недовольного взгляда юного графа.
Артур Уордсмит: Никогда не видел тебя.
Не знаю, смею ли надеяться...но скажете ли автору что-нибудь? http://eliameribel.­beon.ru/0-29-moi-tes­ty.zhtml#e203

Категории: Kuroshitsuji
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


~ Results of tests > «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)  11 апреля 2015 г. 13:54:26

читай на форуме:
хочу друзей.)
тут бабка на первом песок 12 лет жр...
пройди тесты:
Хорошо ли ты знаеш Мея?
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх