~ Results of tests
Результаты тестов, которые удаляют ~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

~ Results of tests > «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)  11 апреля 2015 г. 13:46:04



Запись модерирует её автор — Элиа Мерибель.

«Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)

Элиа Мерибель 11 апреля 2015 г. 13:46:04
Мэйлин
Вечер опускался на пригород Лондона неспешно, как это обычно бывает летом. Дневная жара спала, оставляя место легкому дуновению ветерка и нагретой солнцем земле. Хорошо. Намного лучше, чем в обычном пекле.
Прошелестев длинным, до пят, облегающим черным платьем, по ведущим через небольшой ручей камням, ты устремилась в подлесок за имением Фантомхайвов. Ты прекрасно знала, что она должна быть там – ты видела ее выходящей из особняка и направляющейся вглубь дубовой рощицы. Надо бы поспешить, а то пропустишь представление…
Хотя странно: тебе и раньше приходилось выбираться на поверхность, но только твой нынешний визит в мир живых, без сомнения, отличался от предыдущих.
Две недели. Ровно две недели с тех пор, как ты, по поручению Сатаны покинув ад, отправилась к смертным, дабы отыскать второго преданного слугу властелина тьмы: Себастьяна Михаэлиса, хотя в аду его, разумеется, звали по-другому. По мнению господина слишком уж долго длиться сделка между этим демоном и избалованным мальчишкой, а потому тебе было приказано вернуть его обратно в обитель преисподней.
Увы, но быстро выполнить твое задание тебе не удалось: граф ни в коем случае не желал расставаться со столь замечательным слугой. Единственное, чем тебе пришлось довольствоваться: улыбка твоего «земляка» и обещание вернуться «очень очень скоро – господин Сатана даже оглянуться не успеет». Но поскольку словам демона ты не очень доверяла, то решила остаться в поместье, дабы за ним приглядывать. Все бы ничего, да одно вот плохо: хандру от долгого ожидания чего-то еще никто не отменял. И тогда в голову закралась мысль: а почему бы не развлечься, раз уж придется так долго пребывать в мире живых? Веселье в огненной геенне уже успело порядком наскучить. Да и какое там вообще развлечение: стой себе у котла с душами да масло помешивай, дабы какая-нибудь особо прыткая сбежать не вздумала.
И пошло-поехало: столкновения нескольких сторон сразу, соблазн и мучение влюбленных, задирание тех, кто приходился тебе не по душе…
Но все же был человек, которого все твои издевки обошли стороной. Горничная поместья Фантомхайв с первых же дней привлекла твое внимание. Сперва своей забавной неуклюжестью: на счету девушки было столько разбитых сервизов, что теперь она носила тарелки по одной, вцепляясь в каждую так, будто от этого зависела ее жизнь. Впрочем, ты с самого начала не трогала ее, мол, к чему смеяться над теми, кому и так нелегко. Нигде не было слышно, чтобы демоны страдали милосердием, но ведь и милосердием как таковым по отношению к ней это нельзя было назвать. Просто насмешка втайне. Однако твое отношение к ней переменилось в тот день, когда Лондон загорелся. Тогда, незаметно для нее, ты увидела истинное «Я» девушки. Точная, хладнокровная и беспощадная. Не знающая перед собой никаких препятствий, разносящая их в щепки. Еще тогда тебе подумалось, что такая вполне могла бы стать демоном, да вот только это глупое замечание вряд ли могло быть когда-нибудь приведено в исполнение. Признаться, открытие, что у Мэйлин двойное дно немало тебя удивило. Надо же, оказывается, смертные не так уж безнадежны…Даже граф Фантомхайв – личность многогранная – не вызывал у тебя такого интереса.
Твои мысли прервал раздавшийся с полянки выстрел, затем еще и еще. Тут же начисто выбросив из головы все мысли, которыми до этого было занято твое сознание, ты поспешила на этот звук, эхом разнесшийся по роще.
Посреди поляны стояла Мэйлин: очков как не бывало, волосы распущены, подол платья пристегнут к поясу, а в каждой руке по пистолету. Даже не целясь она стреляла куда-то вдаль, но до твоих ушей все же долетал звон разбитого стекла. «Бутылки!» - догадалась ты.
- (Твое имя)?! – Мэйлин обернулась на хруст ветки, но, увидев тебя, настороженное выражение ее лица сменилось обескураженным, даже с ноткой какого-то первобытного страха, будто перед ней предстал твой истинный облик.
- Я, конечно, а кто же еще? – немного раздраженно откликнулась ты, присаживаясь на поваленное дерево и устремляя на нее вопросительный взгляд.
- А я тут…- теперь страх ушел и девушкой, казалось, завладело смущение. – Это не то, что ты подумала…
- Да чего тут мяться? – презрительно фыркнула ты. – И без того же видно, что ты уже не первый год обладаешь таким умением, а не из любопытства взяла оружие и решила пострелять. Так ведь?
- Н-но…об этом никто не должен был знать, - растерянно пробормотала горничная, присаживаясь рядом. – Для сегодняшнего общества тот факт, что леди стреляет из пистолета и знакома с правилами рукопашного боя оказался бы – ни много ни мало – самым настоящим шоком…Сама посуди: что бы сказала, к примеру, миледи Дюрлесс или миледи Мидлфорд, если бы узнали, что прислуга в доме Фантомхайва управляется с оружием лучше, чем со своими прямыми обязанностями?
- И пусть. Пусть себе скажут, что только их душам угодно. Лично я ничего зазорного в этом не вижу, - пожала плечами ты. – Если того требуют обстоятельства, то почему бы не постоять за себя? К тому же мне очень даже по душе те люди, которые кажутся беспомощными только на первый взгляд, а на деле оказываются намного опаснее, чем кажется.
«А все ведь потому, что я сама являюсь таковой…» - пронеслось в твоей голове.
- Да? – протянула она, пристально вглядываясь в твое невозмутимое лицо.
- Именно, - последовал краткий ответ. – Разве ты не заметила, что в твоем окружении все такие? Себастьян, Финни, Бард, Танака, твой господин…и даже я.
- А вот тут я с тобой не согласна, - отозвалась Мэйлин и в ее голосе впервые зазвучало недоверие вперемешку с волнением. – Я видела тебя спокойной, видела вспыльчивой, видела даже немного…не в себе, но вот готовой драться или что-то вроде этого – никогда.
- А давай проверим? – в твоих глазах вспыхнул тот самый огонь, обычно проявляющийся в демонической натуре, когда она чем-то увлечена.
Вместо ответа Мэйлин, впервые как-то хищно усмехнувшись, вручила тебе оружие и отошла, кивком указав на расположенные вдали мишени.
- Расстояние – сто ярдов. Целей всего пять. Если ты попадешь хоть в одну из них, то, если честно, я очень удивлюсь…
Она осеклась на полуслове. Заряды вырвались из пистолетов с характерным звуком и откуда-то издалека донесся звон, красноречиво сообщающий о том, что они достигли цели. С минуту девушка стояла неподвижно, молча открывая и закрывая рот, но в конце концов она собралась с мыслями.
- Как это у тебя получилось? – ошарашено проговорила она, едва придя в себя. – Ты ведь даже не целилась и я ни разу не видела, чтобы ты тренировалась!
- Вот видишь, - улыбнулась ты, подавая ей пистолет. – То, что я тебе сказала: каждый из живущих здесь полон сюрпризов – весьма необычных, а порой даже и мрачных. Да и сам дом и место, где он расположен внушают атмосферу чего-то…таинственно­го, можно сказать, даже угрожающего. Мне это нравиться. Чего только стоит история особняка…
- Угрожающего, говоришь? - лицо Мэйлин мигом оказалось в паре сантиметров от твоего. – Тебе известно что-то, чего не знает Танака? А ну-ка колись! Ты же прекрасно знаешь: я обожаю всякие страшные истории!
- Мне известно то, что в этом лесу случилось не менее пяти убийств, десять-одиннадцать драк и два несчастных случая со смертельным исходом, - невозмутимо отозвалась ты. – Это дало местному населению повод считать, что на этой местности лежит проклятие, но вот так ли это – никто не уверен до конца. Странно, что об этом не упоминалось среди вас.
«И это проклятие, видать, действует не только на смертных, - думала ты, уже возвращаясь в особняк вместе с горничной. – Демоны никогда не питали интереса к смертным людям, расценивая их только в качестве пищи, но если я поглощу твою душу сейчас, то потом буду лишена хорошего развлечения. Я не имею в виду то, что буду по тебе тосковать – тогда мне просто станет еще скучнее…»
Так или иначе, а решение остаться в обители Фантомхайва подольше было принято незамедлительно. Тут уж точно интересней, чем в аду.
­­

Реакции остальных
Поместье Фантомхайв
Сиэль Фантомхайв: Ты не испытываешь к нему ни малейшего интереса, считая мальчишку слишком предсказуемым, в то время как тебе нравиться играть. То, что ты не воспринимаешь его так, как ему того хотелось бы, очень злит юношу и он всеми силами пытается доказать тебе, что он такой же, как и ты – жестокосердный и изворотливый в ходах партии. В такие моменты его поведение ничуть не отличается от беснований обычного ребенка, а ты только забавляешься его бессилием. К тому же его раздражают твои предпочтения: по его мнению, если кем и интересоваться в этом поместье, то только им одним, а не какой-то прислугой.
Себастьян Михаэлис: Был немало удивлен, когда почувствовал исходящий от тебя жар ада, который такие, как он, никогда не спутают ни с чем иным. Потихоньку сообщил господину, кем ты являешься на самом деле, а тот и рад – отдал приказ о склонении тебя на свою сторону, потому как еще один демон под боком никогда не повредит. Сам же Михаэлис, с твоего позволения, даже оказывает тебе определенное почтение. Проводите время за готовкой или же за выполнением работы, порученной графом. Он не спрашивает, почему ты, не связавшая себя контрактом, помогаешь человеку, но это не значит, что ему не любопытно. Как бы странно это не звучало, но вас можно назвать друзьями, причем довольно неплохими. Уж не потому ли, что вы с ним на равных во всем и он считает тебя достойной общения с ним?
Мэйлин: После того, как ты застала ее за тренировкой, то в твоем сознании впервые нашлось место восхищению столь жалким существом, как человек. Тебе нравится ее двойное дно, потому как у тебя самой оно имеется. Порой в твою голову закрадываются мысли вроде: «А с чего бы мне ей восхищаться? Почему бы мне просто не взять и не съесть ее, раз ее душа так меня привлекает?» , но в то же время ты понимаешь, что физически не сможешь этого сделать, потому как тогда прощайте дни, проведенные у мишеней и развевающие твою скуку. О способностях Барда или Финни она тебе и словом не обмолвилась, а все потому, что ей кажется, что тогда ты заинтересуешься ими, а ее бросишь – горничной не хочется терять твое расположение. Впрочем, она могла бы и не стараться это скрыть: тебе ничего не стоило разгадать, кто есть кто. К тому же, как нам известно, она обожает всякие страшные истории, а если учесть, что ты таких знаешь выше крыши, то ее расположение к тебе станет только крепче.
Бардрой: Ему нравиться, что ты никогда не лезешь за словом в карман, а, главное: ты никогда не боишься высказывать свое мнение, каким бы оно не было. Но единственное, что ему не по душе – то, что ты становишься таковой только после того, как тебя разозлят (как кажется ему). По мнению повара, ты живешь по принципу: «Ты нападешь и я нападу в ответ», что, впрочем, не мешает ему добиваться твоего расположения и даже специально раздражать до предела – больно ему нравиться твое сердитое лицо. Ужасно ревнует к дворецкому, потому как тот не отходит от твоей личности ни на шаг, что дает ему повод для подозрений насчет вас двоих.
Финниан: Последние две недели, перед тем, как лечь спать, он все чаще замечает огромный собачий силуэт, отдаляющийся от поместья, а на его голове – еще один, по форме напоминающий какую-то птицу. До сих пор теряется в догадках, что же за животное такое отважилось подойти к Плу-плу. Удивляется тому, как Мэйлин удается ладить с тобой, столь отчужденной и жестокой, почему Бард от тебя без ума. Навострился разгадать тебя.
Танака: Ваше общение ограничилось лишь тем, что он в своем истинном облике глухо и нараспев произнес: «Сова, сияют, как алмазы, твои глаза во тьме ночной…», но договорить не успел, вновь уйдя в себя. Тогда ты в первый раз насторожилась – неужели этому старику известно, кто ты на самом деле? С тех пор стараешься не оставаться с ним наедине.
Плуто: Под покровом ночи вы с ним бродите по самым пустынным окраинам Лондона и в подлеске около особняка Сиэля. Именно тогда ты перевоплощаешься в сову и гордо восседаешь у него на голове, глядя куда-то вдаль. Он слушается тебя беспрекословно, без твоего позволения даже не ластится к тебе.
Поместье Транси
Алоис Транси: Сохранить нейтралитет между двумя сторонами порой бывает трудновато, но в данной ситуации тебе прекрасно это удается. Этот избалованный наглый мальчишка вовсе не прочь заполучить в слуги еще одного демона, а потому дал приказ Клоду «обрабатывать» тебя. У тебя же нет ни малейшего желания иметь с ним что-то общее, пусть иногда ты и поощряешь его так, чтобы он того не заметил и при этом еще у него еще больше поднялась самооценка. Тебе нравятся заварушки среди людей.
Клод Фаустус: Он считает, что ты позоришь расу демонов, помогая тому, кто того не заслуживает, да и вообще врагу (то есть ворону). Несколько раз пенял тебе на то, что ты никогда не удостаиваешь благосклонностью кого-то одного, умудряясь «поддерживать» понемногу всех и каждого, а когда они перессорятся, еще и наблюдать за этим с довольным лицом. Разумеется, его возмущения остались не услышанными. Кроме этого, он не может противиться воле господина, а потому сделает все возможное, чтобы ты влилась в коллектив домочадцев особняка Транси, хотя относится с явным пренебрежением и даже не скрывает этого.
Ханна Анафероуз: Прекрасно понимает твой поступок, ведь по себе знает, что такое скука. Но при этом иногда в шутку просит не кружить головы Тройняшкам, иначе хлопот с этими горячими головами не оберешься. Но что поделать, придется ей мириться с твоей льющейся через край хитростью и необузданным желанием рисковать, которое ты скрываешь под безразличной маской и показываешь лишь «избранным».
Томпсон: Пусть он не показывает этого, но он уже подумывает над тем, чтобы от Ханны переметнуться прислуживать тебе. На время. А если понравиться, то и на всю вечность. Первый же вопрос, который он задает тебе при встрече: «Вам что-нибудь нужно?»
Тимбер: Согласен с Томпсоном, но, тем не менее, осознает, что тебе их прислуживание надо как зайцу стоп-сигнал, а потому и не навязывается.
Кантербери: Вообще предпочитает держаться в стороне, оставаясь верным прежней хозяйке и безразлично журя братьев.
Поместье Мидлфорд
Алексис Леон Мидлфорд: Он ни разу не видел тебя – разве что замечал мелькнувшее за углом черное платье.
Фрэнсис Мидлфорд: Прислуга по логике маркизы – совершенно бесполезные создания, а потому она не считает должным обращать на подобных личностей свое августейшее внимание.
Эдвард Мидлфорд: Несмотря на то, что его семья относиться к тебе не очень-то благосклонно, сам он не может не отметить твой необычный внешний вид. Его даже не беспокоит, что доминирующий цвет в твоих одеяниях – черный – когда он видит демонический блеск в твоих глазах, все волнения отходят на второй план. Он мог бы с готовностью сказать, что твои глаза его грели. Странно: холодные глаза не могут греть, а он убежден в обратном. Бедолага: он ведь не знает, что демоны не могут полюбить искренне.
Элизабет Мидлфорд: Ей внушает самый настоящий ужас одно твое присутствие, а все из-за угрозы поглотить ее душу, если она еще хоть раз подойдет к тебе с бантиком или лентой. Сказать по правде, она не сразу обратила внимания на твои слова – ее вниманием полностью завладел твой горящий взгляд. Как у кобры – хочется удрать подальше, а не можешь.
Паула: Временами она разделяет мнение госпожи, но порой она чувствует себя одинокой, стоит вам с Мэйлин радостным ветерком промчаться мимо нее, совершенно не замечая ничего вокруг. В такие моменты ей становиться даже жаль, что она всегда и во всем верна госпоже, а то бы с удовольствием присоединилась к вам.
Департамент жнецов
Уильям Ти Спирс: Он на дух тебя не переносит, главным образом из-за твоей расы. Обращается к тебе только в до ужаса тошнотворном и презрительном тоне. Тот факт, что ты дружна с Михаэлисом да еще и вскружила голову Греллю, еще негативнее влияет на мнение о твоей персоне: первый все время следует за тобой, тем самым чаще сталкиваясь с о жнецом, а второй пропадает по два дня подряд, оказываясь каждый раз в твоем обществе, что радости главе департамента не прибавляет ни на грамм.
Грелль Сатклифф: Чуть ли не подвывая на каждом слове от нетерпения, засыпает тебя вопросами о Себастьяне, не стесняясь выспрашивать о самых потаенных вещах. С такой паранойей, как у него, странно, что он сразу поверил твоему слову о незаинтересованност­и вороном как мужчиной. А поскольку вы оба – особы во всех смыслах слова многогранные, не поддерживающие четко установленные правила – то его отношение к тебе вряд ли окажется таким уж плохим. В последнее время начал вдруг осознавать, что его восхищает твоя манера «заваривать кашу», да и стиль в целом – даже Михаэлис сам на такое бы не пошел. Так что, можно сказать, что он теперь ревнует то тебя, то демона. Эх, Грелль, да когда же ты определишься – мужчина ты или женщина? Так или иначе, а симпатия с его стороны возрастает с каждым днем – твоя светлость понемногу затмевает ворона. Единственно что – пытаться нарядить тебя в одеяние красного цвета не перестанет никогда. Это, как ему кажется, только прибавит твоему образу красок, ведь дьявольский огонь тебе ой как по нраву.
Гробовщик: Вы с ним – злейшие соперники по части сбора информации. Иногда он может возмутиться по поводу того, что ты не берешь платы за свои услуги, да еще и помогаешь таким образом, что сталкиваешь вместе несколько сторон, но особого внимания на его слова ты не обращаешь. Прекрасно запомнил тот вечер, когда Лондон был объят пламенем, а над головами спасающихся летала черная тень в поисках души, которой можно было бы поживиться, а это, как известно, добавляет жнецам лишней работы.
Рональд Нокс: В отличие от начальника и шинигами в отставке ничего негативного к тебе не испытывает: клеится без зазрения совести в надежде снять с тебя безразлично-скучающ­ую маску. Флирт, не более.
Эрик Слингби: Пожалуй, единственный, кто еще более-менее неплохо относиться к тебе. Иногда ты даже снисходишь до того, чтобы навести его на очередную невинную душу для Алана.
Алан Хамфрис: В открытую не одобряет твоих действий, а еще больше его ужасает тот факт, что Эрик дружен с демоном. Вовсю пытается отговорить Слингби от контакта с тобой, в упор не догадываясь о намерениях друга.
Лоуренс Андерсон: Он и не слышал о тебе, не то, что не видел.
Королевский двор
Королева Виктория: Вам не доводилось встречаться.
Эш Ландерс: Никогда не забудет, как во время пожара в Лондоне вы с Себастьяном шныряли по крышам горящих домов и перекликались друг с другом чуть ли не на весь город: «Какая нынче восхитительная погода!». Уже одного этого голоса уже достаточно, чтобы разъярить его до предела – и, поверь, даже не из-за того, что ты демон. Когда-то он предлагал тебе стать единым целым: «Ангел и демон…Знаешь, что бывает, когда соединяются добро и зло? В их соитии таиться огромная сила – и эта сила непобедима…», но эти слова ничуть тебя не зацепили. С тех пор его «чистую душу» терзает жажда мести за уязвленную гордость.
Эарл Чарльз Грей: Он знает тебя как «подругу своего соперника» и «девушку с дурными наклонностями» - по крайней мере, такую характеристику он приписал тебе, послушав тех, с кем тебе доводилось общаться. Поэтому его искренне удивляют постоянные метания напарника в любовной лихорадке. Иногда он подумывает: а не ведьма ли ты? Вряд ли бы обычной девушке удалось так крепко привязать к себе мужчину. Правда открыто высказывать тебе свое неудовольствие он более не рискует: после поединка на шпагах, в котором он был с позором повержен, ему очень нежелательно тебе возражать.
Чарльз Фиппс: Его доводит до экстаза одно лишь ощущение твоего присутствия рядом, а потому на что угодно пойдет, лишь бы быть рядом с тобой. Твоя красота хищна и мрачна – в данном случае ее можно назвать чем-то вроде средства для гипноза. Как инь и янь, вы дополняете друг друга, как считает молодой человек – вон даже цвета, предпочитаемые вами, говорят об этом. Он летит к жаркому пламени твоего «Я» как мотылек летит к горящей свече, совершенно не замечая ничего вокруг себя – в том числе и пересуды о твоей персоне.
Цирк «Ноев Ковчег»
Барон Келвин: С некоторых пор ты решила развлечь себя, навевая ему самые кошмарные сновидения, от которых этот, с вашего позволения, человек, потом не может спать неделями. Иногда человеческий страх – неплохой перекус для демона, а поскольку своей мишенью ты избрала именно его, то ему остается только потихоньку терять остатки разума.
Доктор: Не смотря на кошмарную деятельность, выдержка даже такого человека, как он, изменила ему, стоило тебе вдохновенно и в подробностях рассказать мужчине о Жиль де Ре, Эржебет Батори, Джеке Потрошителе и Мэри Энн Коттон. С тех пор он также мучается от кошмаров, где его преследуют все вышеперечисленные тобой личности. Прячется за спиной у Джокера, стоит ему только завидеть черное развевающееся платье.
Джокер (Томас): Он не считает должным сообщать тебе о том, что некоторые твои увлечения вызывают пересуды среди его друзей и знакомых, ведь от тебя можно услышать столько интересного! Сказать по правде, ему и самому иногда приходится не по себе, когда ты затрагиваешь тему о чем-то мерзком или страшном. Но что поделать: мало кто хочет с тобой общаться, а развлекать гостя надо. Но когда он видит твое умение, ему приходится прятать все свои опасения куда поглубже в душу.
Бист (Мэри): Пожалуй, никто так сильно не может довести ее до грани нервного срыва за короткое время, как твоя персона. Бывает, что в ее голову закрадывается мысль, что ты и Блэк приходитесь друг другу родными братом и сестрой. Больно вы похожи: напыщенны, раздражающие, самонадеянные и любящие покрасоваться. Кроме того, мала в огонь подливает твоя заинтересованность в укротителе змей, а потому она старается лишний раз не попадаться тебе на глаза.
Даггер: Он побаивается тебя не меньше Джокера, однако то, что ты безупречна в исполнении любого номера точно так же, как и Блэк, ему определенно по душе. Правда, попытка пригласить тебя выступать в цирке окончилась полным крахом, так как взбунтовались почти все артисты, кроме Снейка.
Долл: Она вообще не составила о тебе какого-то определенного мнения, так как все ее мысли вытеснили жалобы на тебя укротительницы и Доктора, к которым позже прибавился страх от того, что ты контактируешь с такими сомнительными личностями, как Блэк.
Снейк: А теперь представь такую ситуацию: разговариваете вы с Джокером и Даггером – и тут из-за палаток основного состава вылетает Сиэль (в данном случае Смайл) и с пронзительным воплем прижимается к тебе. На все вопросы да расспросы ответил только: «Т-там змея…Я..наступил на нее и чуть не распрощался с жизнью!». Каково же было изумление окружающих, когда ты вдруг нахмурилась и, резко оттолкнув от себя мальчишку с негодующим: «Где глаза твои были, курица слепая?!», побежала осматривать укоризненно шипящую чешуйчатую. Именно этим ты и заслужила огромную признательность со стороны ее хозяина, а вскоре эта признательность переросла в нечто большее. Более одержимое. Он подолгу может наблюдать, как его змеи обвиваются вокруг тебя и порой сильно завидует любимцам, особенно когда ты позволяешь какой-нибудь обвиться вокруг своей талии. Он привязан к тебе, как никто другой, всем своим существом жаждая твоей любви.
Питер Бланко: Он сторонится тебя, не желая даже встречаться с твоей личностью взглядом. Тебе ничего не стоило осадить его раздражение, причем самым действенным способом: по-демонически, а потому и не рискует более слово тебе наперекор сказать.
Венди Бланко: Боится тебя не менее, чем брат, главным образом из-за горящих глаз и поразительно переменчивой личности: то ты меланхолична и спокойна, то вдруг самодовольна и хитра, как лиса.
Джамбо: Он не видел тебя, но наслышан как о весьма страшной и не располагающей к доверию особе.
Скотланд-Ярд
Лорд Артур Рэндалл: Тебе доставляет неописуемое удовольствие спорить с ним, доводить до белого каления. Назвать тебя бесполезной у него не поворачивается язык, ибо лучше информатора, чем ты, во всем Лондоне не найти. Конкуренцию тебе может составить только Гробовщик.
Фредерик Абберлейн: Он вообще предпочитает держаться от тебя подальше, избегая смотреть тебе в глаза, в которых то и дело загораются какие-то пугающие огоньки.
Остальные
Принц Сома Асман Кадар: Он боится тебя до дрожи в коленях, отчаянно старается не смотреть тебе в глаза, прячась за широкой спиной Агни. Не понаслышке знаком с твоей страстью ко всему мерзкому и ужасающему: ему довелось видеть, как ты смотришь на огромного мохнатого паука, к тому же его сильно напрягают твои расспросы о ядовитых существах, коих можно найти в Индии.
Агни: Оберегает Сому от твой личности, с подозрением косясь на то, как вы с Мэйлин ведете непринужденные беседы в стороне. Относиться с недоверием.
Лау Тао: Не рискует тебя раздражать, а потом в твоем присутствии ведет себя тише воды ниже травы, совсем, как его названная «сестренка». Причиной тому является горящий взгляд и стремительно отрастающие на руке когти, которые сразу являются его взору, стоит только позволить себе пару вольностей. К тому же, ты сумела рассказать ему о Мадам Вонг столько всего интересного, что у него случился шок: как он, будучи китайцем, мог не знать этого?
Лан Мао: Отношения с китаянкой у тебя будут получше, чем с ее братом. Ты даже смогла довериться ей настолько, что выдала ей тайну своего происхождения. Ты не боялась за то, что твой облик будет раскрыт, ведь Лан Мао умеет молчать, как никто другой.
Ангелина Дюрлесс (Мадам Рэд): Ей не очень-то интересны дела прислуги и их окружения, а потому вы не очень-то размениваетесь на любезности, да и вообще слова при встрече.
Анжела Блан: Самое что ни на есть величайшее презрение по отношению к тебе с ее стороны. А какой же еще реакции ты ожидала от нее, будучи демоном? Между вами уже не раз случались стычки, причем довольно затяжные – и, к злобному бессилию ангела, победительницей из них она никогда не выходит.
Дорсель Кейнс: После того, как марионетка была уничтожена Себастьяном, ты специально нашла эту куклу и вопреки принципам демонов вдохнула в нее жизнь, словно дав второй шанс. С тех пор он почти не отходит от тебя, проявляя почти невероятную услужливость, выражаемую в обещаниях выполнить невозможное.
Нина Хопкинс: Ее удивляет тот факт, что черный цвет настолько сильно кому-то идет, при этом вовсе не будучи траурным нарядом, а потому она специально для тебя сшила длинное, в пол, гладкое черное платье с бахромой на рукавах, которая этак красиво развевается во время танца.
Лорд Алистер Чембер (Виконт Друитт): Этот Казанова просто вне себя от счастья, что хоть одна девушка не бежит от него как от огня. Да, ты прочла правильно: не бежит, совершенно спокойно находясь рядом и без эмоций выслушивает его разглагольствования­. Это вводит Виконта в самый настоящий ступор. Нет, конечно, попытка представить тебя как товар была – но после того, как в зале во время торгов погасли все свечи, а когда они были вновь зажжены – в зале не осталось в живых никого, кроме него и тебя – бросил и помышлять об этом. Но это было только затишьем перед бурей. Ты появилась перед ним уже на следующий день как ни в чем не бывало – и приказала (именно так!) растолковать, что есть гедонизм, ибо расценила его персону как отличное средство от хандры. Теперь ему под страхом смерти постоянно приходится таскать тебя за собой, показывая все искусство, какое только есть в Лондоне. Но вместе с этим нельзя сказать, что ему это не нравится – сквозь толстую пленку страха и непонимания нет-нет да и пробьется искренняя заинтересованность.­
Артур Уордсмит: Мало кто знает, что ты под настроение можешь послужить ему генератором идей для написания книг. В самом-то деле, ты знаешь столько историй, в которых человек почти не вылезает из крови, что у него порой холодный пот по спине катится. Когда он спрашивает, откуда столь приличная леди знает столько всего, ты отвечаешь просто: «Только человек способен на такое. Только он может творить столько жестоких вещей», чем ставишь молодого человека в безвыходное положение.
Не знаю, смею ли надеяться...но скажете ли автору что-нибудь? http://eliameribel.­beon.ru/0-29-moi-tes­ty.zhtml#e203

Категории: Kuroshitsuji
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Я знаю, знаю, что такое боль,Я знаю... 11 января 2013 г. Alexandrit
милый, я к соседке на одну минутку.... 11 ноября 2010 г. Дикое воплощение мечты.
Я сказала,что люблю,но ошиблась...... 6 ноября 2009 г. освобождённая ртуть.
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


~ Results of tests > «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)  11 апреля 2015 г. 13:46:04

читай на форуме:
Это сообщество созданно для лис , л...
Ах вот ты где, изменщица!1 :'(
Ищу себе парня
пройди тесты:
Билл ты моя жизнь,ты моя судьба 5
deleted
Кто в душе? 2 сезон 1 часть
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх