~ Results of tests
Результаты тестов, которые удаляют ~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

~ Results of tests > «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)  11 апреля 2015 г. 13:48:36



Запись модерирует её автор — Элиа Мерибель.

«Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)

Элиа Мерибель 11 апреля 2015 г. 13:48:36
Лан Мао
- Почему ты всегда молчишь? – ты уже и не помнила толком, в который раз за четыре года тобой задавался этот вопрос. Пожалуй, это уже стало чем-то вроде привычки.
Девушка, которой этот вопрос адресовался, безмолвствовала – как, впрочем, и следовало того ожидать. Сидя с идеально прямой спиной прямо на поверхности письменного стола, за котором ты расположилась, она от нечего делать теребила поочередно то твои волосы, то украшения на шею, то вдруг юбку.
«Совсем как ребенок», - подумалось тебе.
Да, великовозрастный замкнутый ребенок, которому все интересно и он без зазрения совести пытается разузнать все до мельчайших подробностей о том или ином предмете, что смог зацепить его внимание, несмотря на то, что его поведение может вызывать дискомфорт или, в лучшем случае, снисходительную улыбку. Признаться, порой ты даже немного завидовала ее безразличию насчет того, как о ней отзывались глубокоуважаемые матроны, нередко посещающие твою матушку. «Вот бы и мне так спокойно можно было делать все, что заблагорассудиться и не терзаться тем, что обо мне подумают…» - иногда могла подумать ты, наблюдая за тем, как девушка преспокойно устраивается на коленях своего спутника.
Надо сказать, ты не первый раз задавалась вопросом, почему китаянка всюду тенью следует за Лау. Они не были похожи ни на возлюбленных, ни на супружескую чету, ни даже (как тебе это не доказывал отец) на брата и сестру. Так что же в таком случае держало ее рядом с ним?
…Где-то за стеной соседствующей с кабинетом, в котором вы сидели, биллиардной доносились глухие звуки от катящихся по столу шаров и приглушенные голоса твоего отца и ее «брата», Лау Тао. Они сотрудничали вот уже два года, и без его визитов в ваш особняк не проходило и недели. Лау завел моду появляться в поместье именно тогда, когда его ожидали меньше всего, неслышно и, как тебе казалось, буквально из ниоткуда. Он выскакивал, как черт из табакерки – со своей неизменной загадочной полуулыбкой, слащавым, не внушающим доверия голосом и прищуренными глазами. За все то время, что ты его знала, не было еще такого визита, чтобы он не одарил тебя парой весьма нескромных комплиментов – и это еще цветочки. Ягодки созревали, когда он позволял себе несколько недопустимых в обществе вольностей. Но, к счастью, в такие минуты помощь приходила почти незамедлительно. За его спиной или по правую руку всегда находилась высокая молодая девушка, по-твоему очень красивая, ну а то, что ноги не прикрыты – не беда. Она ведь всего лишь следует обычаям своего народа, а ты следуешь обычаям своего, поэтому ничего зазорного в ее внешности ты не видела. Именно она взялась оберегать тебя от этого настораживающего человека, прерывая любые его рывки в твою сторону довольно болезненным ударом по темени или тыльной стороне руки, всегда сопровождавшиеся разочарованным завыванием мужчины. Единственный минус в ее поведении был в том, что она за все ваше знакомство не проронила ни слова.
Мужчины вели разговоры, не представлявшие для двоих девушек ровным счетом никакого интереса, а потому большую часть пребывания китайца в поместье вы обе были предоставлены сами себе. Зачастую, конечно, как и положено по правилам английского гостеприимства, вы обе пили чай, сидя на диване в гостиной. Порой ты могла водить Лан Мао по всему особняку, показывая ей все картины, скульптурки и комнаты, хотя в глубине души ты прекрасно осознавала, что ей от этого ни горячо ни холодно. Но, тем не менее, ты не могла вести себя иначе, не пытаясь всеми силами ее развлечь – очень уж тебе хотелось услышать от нее пусть и одно-единственное слово или, на худой конец, хотя бы вызвать на красивом, но безразличном лице улыбку.
- Лан Мао, как ты думаешь, они там надолго сегодня застрянут? – поинтересовалась ты у девушки, кивком головы указав на стену, за которой находилась биллиардная. – Если да, то надо что-то придумать, чтобы развлечь себя…Но что именно? Я ведь уже показала тебе все потайные углы усадьбы, даже свои особенные тайные места…
Та молча пожала плечами и, выудив из широкого рукава колоду игральных карт (чего ты от нее никак не ожидала), помахала ей перед твоим лицом, как маятником. И вдруг ты впервые услышала ее голос – меланхоличный, немного растягивающий гласные, но, тем не менее, очень глубокий и мелодичный:
- На желание.
Это предложение отдавало для тебя чем-то новым, неизведанным доселе. Нет, разумеется, ты уже была знакома с правилами игры, потому как отец тайно от матери учил тебя всем играм, в которые обычно играют джентльмены, подобные тем лондонским повесам, что появляются в каждом доме, дабы покрасоваться перед дамами и поразить их своей ловкостью. К тому же, нет удобней обстановки, дабы поговорить «о мужских делах», чем за круглым столом за партией в покер или преферанс. А все ведь из-за твоего любопытства и нежелания с восхищением взирать на каждого жентмуна - такого, как этот несносный граф Грей, в очередной раз с видом петуха, взлетевшего на забор, загоняющий кием шар в лузу или же выкладывающий каре. Собственно, именно поэтому тебе захотелось наловчиться играть самой так хорошо, чтобы никто не мог тебя удивить, поскольку ты и сама бы так смогла. Но вот тот факт, что тебе в первый раз придется играть на желание, да еще и женщиной, явно не просто так предложившей партию, немного обескураживал. Впрочем, как показалось твоей светлости, победить китаянку не составит слишком большого труда и уж тогда-то наконец можно будет заставить ее улыбнуться! Или, может, даже засмеяться!…
В твоих глазах мигом загорелся азартный огонек и, глядя, как Лан Мао тасует карты, с ухмылкой произнесла:
- Идет.
Два часа спустя.
Ты в полном недоумении вперемешку с отчаянием уставилась на выложенные китаянкой перед тобой карты. Роял-флеш. Похоже, твое убеждение в том, что среди дам лучше тебя в картах или других тому подобных играх никто не разбирается, было ошибочно. Но, как говориться, за все в этом мире нужно платить. А тем более, если в деле замешан карточный долг.
- Итак, твое желание, Лан Мао? – выдавила ты, пытаясь подавить в себе досаду и одновременно оправиться от пережитого позора. Одно хорошо: кроме нее, никто и никогда не узнает о твоем уязвленном самодовольстве.
К твоему удивлению, девушка, вновь не промолвив ни слова, рывком поднялась с места и со скоростью пущенного снаряда вылетела в коридор. Повинуясь какому-то внутреннему чутью, ты подбежала к окну и успела только заметить, как азиатка нырнула в стоящую перед лестничным пролетом карету, в которой она и Лау прибыли в усадьбу. Что послужило причиной такой ее спешки? Неужели она собралась уехать, не предупредив китайца? Так ведь она же выиграла, чего обижаться, тут радоваться надо…Однако все вопросы отпали сами собой, стоило ей вновь появиться из глубин экипажа с довольно большой коробкой в руках, с которой она устремилась обратно в особняк.
Ты мигом покинула свой наблюдательный пост у окна и плюхнулась обратно за стол: не очень-то хотелось, чтобы Лан Мао поняла, что ты за ней следила. И правильно: в следующую секунду двери распахнулись и китаянка залетела в кабинет, даже не удосуживаясь их прикрыть, торжественно выставив в твою сторону руки с коробкой. А последовавшие за этим жестом слова просто повергли тебя в шок:
- Раздевайся.
- Ч–что? Это и есть твое желание, да? Скажи мне, что ты пошутила!
Вместо ответа она молча сорвала атласные ленты с картона и твоему взору предстало такое же коротенькое платье, как и у нее, но только огненно-красного цвета с золотой вышивкой в виде дракона. Глаза тут же загорелись с новой силой, сквозь искусственно наложенный румянец свой пробился. Ну какой женщине принарядиться не хочется? Тем более, твоя персона часто ловила себя на мысли, что слишком часто в последнее время обуревает желание носить такие же восточные наряды. Но вместе с тем…
- Но ведь…мне оно не пойдет так, как тебе! Да и потом, а что скажут мои родители, наши гости в конце концов? Леди не пристало оголять ноги! Тебе-то можно, у тебя ведь другие обычаи, а вот мне…
- Пусть говорят, - перебила тебя Лан Мао и в голосе ее зазвучали чересчур резкие нотки. – Одевай.
Через некоторое время (не без ее помощи, разумеется) ты уже красовалась перед азиаткой в новом наряде, а прежний был отброшен куда-то в угол.
- Лан Мао…спасибо, - едва выговорила ты, потому как от восторга у тебя начисто пропал голос.
И она, глядя, как ты с упоением осматриваешь себя, вдруг исполнила то, что ты желала больше всего. Девушка едва заметно улыбнулась и произнесла:
- Ты красивая, (Твое имя). Так будет лучше.
­­

Реакции остальных
Поместье Фантомхайв
Сиэль Фантомхайв: Бедному юноше не посчастливилось заявиться с визитом в твое поместье именно в тот момент, когда там гостили Лау и Лан. В поисках хозяев, рассыпавшихся по комнатам, как бисер с нити, он набрел на кабинет, откуда доносились, мягко говоря, совсем непривычные слуху джентльмена звуки. А поскольку, пожелав удовлетворить свое любопытство, он заглянул в приоткрытую дверь, то остается только удивляться, как он не помер на месте от перевозбуждения, увидев в неглиже девушку, образ которой преследует его вот уже полгода. Между прочим, все то время, пока он вел беседу с Лау и твоим отцом, тем было невдомек, почему гость прикрывает платочком нос. Ему до безумия нравится то, что ты не обращаешь ровным счетом никакого внимания на все заскоки со стороны ухажеров, сама пытаясь их обставить в их же игре. Это лишь доказывает то, что ты, подобно ему самому, не такая, как все.
Себастьян Михаэлис: Прекрасно знает причину такого поведения господина, а потому бывает, что едва сдерживает себя, дабы не рассмеяться в голос над его нелепым поведением. Впрочем, нельзя сказать, что он не горд за Сиэля, потому как считает, что юному графу давно пора взрослеть. Если понадобиться, то он готов даже немного приворожить тебя, используя обаяние демона, дабы склонить на сторону Фантомхайва. Искренне сожалеет, что невеста вельможи – Элизабет, ведь по мнению демона, ты была бы куда лучшим вариантом.
Мэйлин: Убираясь в спальне графа, она обнаружила у него под подушкой дагерротип некой леди, которая с первого взгляда вызвала у горничной неподдельное восхищение, да такое, что ей даже не пришло на ум поломать голову, кем эта девушка приходится Сиэлю. Каково же было ее удивление, когда та самая леди прибыла в поместье Фантомхайв в компании такой сомнительной личности, как Лау Тао, но ее хорошего впечатление о тебе это не изменило. Внимает каждому твоему слову, потому как ей очень нравиться то, что ты к ней хорошо относишься, и она отвечает тебе тем же.
Бардрой: В его голове никак не может уложиться, как такая милая и благородная с виду девушка так мастерски может играть в, казалось бы, от и до мужские игры, но при этом он никогда не отказывает тебе в просьбе сыграть с ним в покер или преферанс. Нельзя сказать, что лавры в конце всегда пожинает кто-то один: вы с ним на равных. В принципе, вас можно назвать очень хорошими друзьями, только вот то, что ты водишься с таки, как Лау, немного его настораживает.
Финниан: Наравне с Мэйлин из кожи вон лезет, стараясь угодить тебе, с придыханием ожидая самого простого приказа или просьбы, чтобы в следующую секунду уже на всех парах мчаться его выполнять. Как от любого ребенка или тем, кто остался им в душе, от него не укрылось отношение господина к твоей личности, так что теперь львиную долю своего свободного времени проводит в мечтах о такой хозяйке, как ты.
Танака: Как ни странно, но этот престарелый человек поддерживает мнение дворецкого, и сам отнюдь не против обзавестись такой госпожой. Ты с первых же минут прониклась к эконому уважением, что только подогревает его благосклонность к тебе, но без замечаний, что ты стала слишком часто одеваться не подобающе дворянке дело пока не обходится.
Плуто: Можно подумать, что пес считает своей прямой обязанностью повалить тебя на пол и облизать все, до чего дотянется, стоит тебе попасть в его поле зрения. Он просто хочет играть, ведь в поместье все, видите ли, такие занятые!
Поместье Транси
Алоис Транси: В последнее время все свое время уделяет преследованию тебя и отнюдь не без выгоды для себя. По логике этого избалованного мальчишки все то, что принадлежит его заклятому врагу или хотя бы симпатично ему, должно стать собственностью Алоиса и ты, милочка, из этого установленного Транси правила исключением не являешься. Пожалуй, он расценивает тебя только как игрушку. Он ведь в сущности еще тот ребенок. Ему же нужна игрушка, чья-то привязанность. Чтобы он потом мог разбить ее вдребезги.
Клод Фаустус: Тебя раздражает этот, с твоего позволения, «человек», в связи с его ледяным безразличием к окружающей среде, а также дает о себе знать и то, кому он прислуживает. Ваше общение проходит в напряженных тонах, в которых так и сквозит презрение.
Ханна Анафероуз: Демоница не питает к тебе особого доверия, всячески пресекая попытки господина не то, что коснуться тебя, но даже подойти ближе, чем на пять метров. Причиной тому является волнение, что в конце концов не выдержишь или ты, или Сиэль, с которого станется отдать Себастьяну приказ об уничтожении ее хозяина, а такой поворот событий ее ой как не устраивает. К тому же, масла в огонь подливает отношение Клода к тебе. Но при этом от ее глаз не укрылось то, как ты стараешься держаться подле Лан Мао, что позволило ей сделать успокоительный для себя вывод: по доброй воле ты к Алоису никогда не подойдешь. И хорошо.
Томпсон: Его забавляет игра под названием «Угадай, кто есть кто?» в твоем исполнении, повторяющаяся всякий раз, когда тебе приходиться пересекаться с этой молчаливой троицей, чего, разумеется, тебе не суждено узнать. Увы, придется довольствоваться только нахальными ухмылками троих уставившихся на тебя лиц.
Тимбер: Во время игры втайне хочет, чтобы ты угадывала не столько кто есть кто, сколько кто есть Тимбер ввиду того, что этот демон питает к тебе симпатию и с некоторых пор не только плотскую или же «душевную», чему он и сам не может подобрать объяснение.
Кантербери: Ему доставляет удовольствие наблюдать за твоим презрительно-негоду­ющим выражением лица когда вновь не получается угадать кого-то одного из троих. Порой может даже еще сильнее накалить атмосферу, сыпанув двумя-тремя словами, которые злят тебя еще больше.
Поместье Мидлфорд
Алексис Леон Мидлфорд: Пусть в силу своей мягкости характера он скрывает то, что думает на самом деле, в душе он жалеет, что происходящее сложилось именно таким образом, поскольку твой отец является одним из его лучших друзей; кроме того, он убежден, что дочь такого хорошего человека никогда бы не увела ни у кого жениха. Да разве ж сможет он убедить женщин в обратном?
Фрэнсис Мидлфорд: Маркиза пришла в ярость, узнав, что ты появилась на карнавале у Транси одевшись неподобающе английской леди, при этом немалую роль в этом сыграло отношение ее дочери к тебе. С тех пор, если вам выпадает встретится в одном месте, она каждый раз презрительно фыркает, закрывая лицо веером, и проходит мимо с высоко вздернутым подбородком.
Эдвард Мидлфорд: Можно сказать, что он в какой-то мере благодарен твоей персоне за то, что Сиэль теперь почти не уделяет его сестре внимание, хотя так уж хорошо вы тоже не общаетесь. Более того, юношу до безумия смутил тот момент, когда ты появилась среди гостей своего отца в вызывающем наряде, подаренном китаянкой, поэтому теперь он вообще не знает, что думать о твоей личности.
Элизабет Мидлфорд: Ну что здесь можно сказать? Подушка девушки вот уже вторую неделю не просыхает от слез, пролитых в болезненном бессилии. Она и до этого не слишком-то жаловала твою персону, но после того, как ее жених пригласил тебя на танец во время торжества в поместье Транси, ее неприязнь превратилась в неприкрытую ненависть. С горечью осознает, что сердцу не прикажешь, что в браке с ней Сиэль не будет так уж счастлив, но в то же время в ее сердце появляется мрачное ликование от осознания, что помолвку невозможно разорвать, тем более, если обручили еще в колыбели.
Паула: Гувернантка всегда поддерживала и будет поддерживать во всем Элизабет, а поскольку отношение госпожи к тебе находится не на самом лучшем уровне, то и мнение Паулы о тебе не отошло слишком далеко от мыслей и слов Мидлфорд-младшей.
Департамент жнецов
Уильям Ти Спирс: Уже устал отчитывать Рональда за постоянные самовольные отлучки с работы, но все, что ему остается в последнее время – это скрежетать от досады зубами, молча сетуя на то, что этого шалопая никто не в силах изменить.
Грелль Сатклифф: Его восхищает то, что ты, переступив через сомнение, частично забросила приличия, которые, как считает жнец, являются совершенно бесполезной вещью, мешающей строить личную жизнь. Хотя с другой стороны он немного завидует тому, что у тебя несметное количество нарядов, а делиться с подругой (то есть с ним) ты не торопишься. Также постоянно уламывает тебя научить его танцевать с веерами. Можно было бы сказать, что вы друзья, только порой не понятно: то ли друг он тебе, то ли враг.
Гробовщик: Его забавляет происходящее в Департаменте, ой как забавляет и он даже не собирается этого скрывать. Он видел тебя, и не раз, с тех пор с нетерпением ожидает твоей смерти, ибо, если следовать его мыслям, мертвой ты была бы еще прекраснее. Надеется, что честь устраивать твои похороны достанется только ему и никому более.
Рональд Нокс: Этого английского Казанову с первого взгляда пленили твои внешность и мягкий характер. Твой образ прочно засел в его голове, явно не желая покидать ее просто так, чего прежде с этим жнецом никогда не случалось. Через своего семпая пытается выспросить о твоих вкусах, что, надо сказать, получается у него не очень-то хорошо из-за несговорчивости красноволосого. Пока что он не показывался тебе на глаза, только наблюдая за тобой издалека с замирающим сердцем и горящим взглядом, но в очень скором времени намеревается это сделать. Только вот о том, что вы живете в разных мирах, он запамятовал…
Эрик Слингби: Просто от скуки решил отбить у Рональда возлюбленную, потому как он тоже оценил твою внешность. Только вот в его интересе к тебе явно преобладает физический аспект.
Алан Хамфрис: От всей души (или что там у него внутри осталось) желает, чтобы у Эрика ничего не получилось, потому как глубоко убежден, что Рональд впервые влюблен по-настоящему, а потому всеми силами сдерживает пыл друга, втайне желая счастья шинигами с газонокосилкой.
Лоуренс Андерсон: Рональд украл у него несколько пар очков, чтобы при первой встрече подарить тебе как сувенир, что радости еще одной живой легенде среди жнецов, разумеется, не прибавило ни на грамм.
Королевский двор
Королева Виктория: Она никогда не считала в себе недостатком чрезмерное любопытство, а потому ей не составило большого труда разузнать о чувствах своего Цепного Пса. Что и говорить, она удивлена, но при этом, как ни странно, считает, что он не достоин тебя, а не наоборот. Почему – так и остается загадкой.
Эш Ландерс: Ему хватило одного взгляда на тебя, чтобы вбить себе в голову навязчивую мысль, что он должен взять такую чистую и невинную душу под свое крылышко и вырвать из сетей, затягивающих в пучину порока. Совсем как по теории ведра с крабами. В его понимании этими сетями или крабами являются Сиэль и его дворецкий, Лау и Лан Мао, а также Эрик Слингби. Считает тебя достойной жить в заново созданной им Англии, возможно, он даже симпатизирует тебе.
Эарл Чарльз Грей: Этот самовлюбленный молодой человек поставил перед собой цель: во что бы то ни стало вызвать на твоем лице выражение удивления вперемешку с восхищением. Стоит ему завидеть тебя – и он начинает, что называется, «фигурять», изо всех сил надеясь, что ты его заметишь – и тогда прощайте, холодный, надменный взгляд и игнорирование с твоей стороны! Это не симпатия, просто он не любит, когда на него не обращают внимания.
Чарльз Фиппс: Уже не первый раз извиняется за надоедливость напарника, правда делает это почему-то с крепко зажмуренными глазами, в конце извинения обязательно прося тебя прикрыть колени хотя бы шалью.
Цирк «Ноев Ковчег»
Барон Келвин: Пожалуй, твой отец – единственный, кто хоть как-то еще терпит это мерзкое существо, а, следовательно, и тебе приходится это делать. Через Келвина ты разузнала о цирке, попечителем которого он являлся, а потому упросила Лау и свою подругу свозить тебя на представление. Лан Мао согласилась сразу, но поставила тебе условие: туда ты пойдешь только вырядившись как она сама. Сам же этот…человек только рад, что кто-то уделяет ему внимание, а уж если это столь прелестная леди, то почему бы не подарить ей радость в виде веселого выступления?
Доктор: От него не укрылась необычайная манера общения Бист с тобой, к тому же ему нравиться твой нрав. Ты убеждена, что он инвалид, но вот он сам иногда впадает в короткую депрессию от осознания того, что между вами ничего не сможет произойти – ведь убедить тебя в том, что он может ходить возможности не представиться, возможно, никогда.
Джокер (Томас): Признаться, в глаза импресарио сразу бросились две весьма эффектных девушки, сидящие в первом ряду. По правде сказать, из-за тусклого освещения он сначала подумал что вы сестры, но приглядевшись, с удивлением отметил, что наружности у вас разные. После выступления не сводил глаз с Бист, о чем-то оживленно переговаривающейся со странными гостьями. Уже потом только получил от Отца приказ вести себя с вами двумя гостеприимно. Впрочем, Келвин мог бы и не говорить этого: в сердце Джокера сейчас полыхает то самое пламя, которое заставляет творить необдуманные поступки и уж точно парень не то, что будет с тобой обходителен и мил: он вообще любого на британский флаг за тебя порвет.
Бист (Мэри): Ко всеобщему удивлению, выразила неподдельную заинтересованность в вашем стиле, но молись, чтобы она и проведала о симпатии Тома. Сама посуди: разве подошла бы она к тебе просто так после представления с вопросом: «Вы не местные? Просто подобной одежки я еще ни у кого не видела…» - и это еще можно считать вежливостью с ее стороны. Сама была бы не прочь иметь подобное платье в своем гардеробе, а потому выспрашивает каждую мелочь, связанную с Востоком. Только вот до сих пор гадает: почему во время беседы азиатка угрожающе маячила за тобой, сверля укротительницу злобным взглядом.
Даггер: Что ж, пока рядом с его любимой нету особей мужского пола, юноша спокоен и невозмутим. Но, надо признать, он был немало удивлен, когда ты сама изъявила желание побыть мишенью для него, потому как обычно найти добровольца для его номера – задача нелегкая.
Долл: Делиться с тобой «мудростью и хитростью канатоходца», видя в тебе родственную душу. Возможно, девушке хотелось бы иметь матушку, характером похожую на тебя, а потому она обожает те дни, когда ты появляешься под вывеской «Ноев Ковчег», ведь тогда можно вдоволь наговориться и не бояться, что тебя грубо заткнут.
Снейк: Юноша никак не относиться к тебе. Весьма распространенный тип общения – не друзья и не враги.
Питер Бланко: Пожимает плечами и шепотом советует не слушать «болтовню этой глупой девчонки», коей он считает Долл. Ему все равно на тебя, просто хочет досадить девушке.
Венди Бланко: Действий брата впервые не одобряет, всякий раз равнодушно ставя его на место и, взяв за руки тебя и Лан Мао, уводит в шатер, предвкушая увлекательный разговор.
Джамбо: Он еще не видел тебя, но наслышан о тебе как о весьма неординарной личности.
Скотланд-Ярд
Лорд Артур Рэндалл: К уголовной ответственности твой род не привлекался – тогда с чего бы ему беспокоить твою светлость просто так, без причины?
Фредерик Абберлейн: По доброте душевной пытаешься помочь ему с деньгами и семьей. В долгу молодой человек не остается – как он сам выражался, кланяясь тебе чуть ли не в пояс «Миледи, я ваш покорный слуга! Отныне и на года». И это – самая, на что ни есть искренняя преданность.
Остальные
Принц Сома Асман Кадар: Как и Лан Мао, считает, что восточная одежда идет тебе куда больше, чем тяжелые пышные платья Викторианской Англии, а потому в твоей обители без сувенира со своей родины не появляется, всячески пытаясь обратить на себя внимание той, при виде которой его сердце пускается отбивать безумный ритм, а щеки краснеют так, что их не в силах скрыть даже смуглая кожа. Увы – ты считаешь его всего лишь ребенком, которому необходима забота, но не в безграничном количестве.
Агни: Зачастую его счастливого прослезившегося от гордости за Сому лица не видно за огромным количеством рулонов тонкой индийской материи, которую по тайному приказу принца он поставляет Нине Хопкинс для шитья подвенечного наряда. Не обессудь: на Востоке ухаживания либо до безумия короткие, либо же их нет вообще, так что, по-видимому, все уже решено за тебя. Он чтит тебя так же, как и своего господина, правда из-за этого его «дружба» с Себастьяном заметно ослабла, ведь, как известно, каждый из этих двоих готов на что угодно, лишь бы его хозяин был счастлив.
Лау Тао: Улучив минутку, с довольным видом сообщил тебе, что азиатские традиции их хранители почти никогда не доверяют европейцам, а то, что ты стала исключением, должно теперь превозноситься тобою чуть ли не до небес. Пожалуй, эти слова можно было бы считать напутствием…Если, разумеется, опустить все его обещания посвятить тебя во все подробности отношений между восточными мужчинами и женщинами. Но не беспокойся: надежнее защиты от Лау, чем его «сестра» тебе не найти.
Лан Мао: Тебе наконец удалось осуществить свою мечту: примерять на себя стиль твоей подруги, увидеть ее улыбку и услышать ее голос, а больше тебе и не надо ничего. Но вот она сама так не считает. Не без пинка, конечно, но убеждает своего «брата» возить вас вместе с ней по разным мероприятиям, что устраиваются в городе. Если же выпадает, что общаться долгое время не получается, она обязательно сажает тебя перед собой и произнеся твердо «Рассказывай», выслушивает все, что с тобой произошло с тех пор, как вы виделись в последний раз. Очень дорожит тобой, предпочитая показывать это на действиях, а не на словах.
Ангелина Дюрлесс (Мадам Рэд): Ее немного настораживает то, что молчаливая китаянка не спускает с тебя глаз, но при этом не стесняется делиться с шумной компанией на балах или в гостях планами, непременно связанными с женитьбой ее дражайшего племянника на тебе, чем вгоняет в краску вас обоих и вызывает в глазах Лан Мао ревнивый огонек.
Анжела Блан: Вознамерилась приказать Дорселю, чтобы он во время твоего очередного визита к нему не упустил очередной возможности сделать из тебя куклу. Также. Как и Эш, желает оградить тебя от грешного мира, правда весьма своеобразным способом.
Дорсель Кейнс: Кукольная лавка шарманщика всегда была для тебя тем местом, в котором можно просто помолчать наедине с ее хозяином. Убивать тебя в его планы пока что не входит, хотя ему очень даже нравятся твои утонченные черты лица, да и Анжела давит все сильнее и сильнее.
Нина Хопкинс: Женщина до ужаса обрадовалась, узнав, что есть на свете люди, стиль которых напоминает ее собственный, а потому ее стараниями у тебя теперь есть целый ворох платьев (да и других нарядов тоже) в китайском стиле. За предоставленный шелк благодари Лау, а за тонкую индийскую ткань - принца. Да уж, вот что значит полезное знакомство. Кроме того, она в последнее время трудиться еще усерднее, чем обычно, ведь заказы на свадебное одеяние от столь важной особы поступают нечасто.
Лорд Алистер Чембер (Виконт Друитт): Куда бы ты не пошла, знай: все попытки этого ловеласа заговорить с тобой будут пресечены или Лан Мао или же Себастьяном, по приказу Сиэля следующим за тобой незримой тенью и ограждая от нежелательных встреч.
Артур Уордсмит: Во время приема в поместье Фантомхайв совершенно искренне выразил свое восхищение тобой и твоей подругой, правда, не без лихорадочного румянца и запинок на каждом слове, тщетно пытаясь не пялиться куда джентльмену не следует.
Не знаю, смею ли надеяться...но скажете ли автору что-нибудь? http://eliameribel.­beon.ru/0-29-moi-tes­ty.zhtml#e203

Категории: Kuroshitsuji
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


~ Results of tests > «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи)  11 апреля 2015 г. 13:48:36

читай на форуме:
пройди тесты:
Путь к звёздам (часть 2ая)
У тебя в гостях Акацуки 2
Готесса+<2>+
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх