~ Results of tests
Результаты тестов, которые удаляют ~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

~ Results of tests > Синий Экзорцист


Аватары, опросы, тесты c категорией "Синий экзорцист".
Пользователи, сообщества c интересом "Синий экзорцист".

понедельник, 8 мая 2017 г.
Ao no Exorcist - Part 2 Элиа Мерибель 12:37:16
Секта Мё Дхарани

Тацума Сугуро: Кажется, мой сын очень привязан к тебе, - произносит старик, чуть склонив голову набок и добродушно улыбаясь. – Ты стала ему очень дорога…В таком случае, я спокоен, зная, что у Рюджи есть такие замечательные друзья. *Едва познакомившись с этим человеком, ты поневоле сравнила его с Широ – и правда, такой же добрый и веселый, только, в отличие от Фуджимото, немного скрытный и менее наглый. Можно сказать, именно поэтому ты почти сразу прониклась к нему уважением. Надо сказать, из-за этого у тебя даже возникла ссора с Рюджи. Ты никак не могла понять: почему Бон так не любит собственного отца? И что только тот ему сделал…А когда верховный первосвященник пострадал во время сражения с Сабуротой и Рюджи принял этот сан вместо отца, ты испытала смешанные чувства. С одной стороны, сие происшествие еще больше возвысило Тацуму в твоих глазах, а с другой ты испытывала жгучую досаду – ведь видно же было, что Сугуро-младшему стыдно за все то, что он сгоряча наговорил отцу, но вот извиняться за это Рюджи, по-видимому, не собирался. А, может, и хотел бы, да не находил нужных слов…Самому же Тацуме, наблюдающему исподтишка за молодыми эксвайрами, ничего не стоило понять, что за чувства питает к тебе его сын, а оттого несказанно обрадовался – ему-то хорошо было заметно, как благотворно ты на того влияешь! Но вот намекает тебе на это мужчина весьма ненавязчиво – боится спугнуть потенциальную возлюбленную Бона*

Торако Сугуро: Двери нашего дома всегда будут открыты для тебя. Приезжай в Киото почаще, мы будем очень рады! – произносит женщина, приветливо улыбаясь и кладя руки тебе на плечи. *А она, пожалуй, еще быстрее, чем муж, догадалась о тех чувствах, что питает к тебе Рюджи, а оттого пришла в неописуемый восторг. Главным образом потому, что видела, что тебе ничего не стоит сводить вспышки агрессии Бона на нет (а что, опыт уже имеется). Вдобавок Торако очень скоро убедилась, что твоя личность напоминает ей ее саму, а оттого и утвердилась в мысли, что лучшей жены для сына и желать не надо*

Яозо Шима: Нет, эти проклятые мальчишки сведут меня в могилу! Сказано: молодое – дурное…я еще могу примириться с тем, что Джузо собирается связать себя супружескими узами, но от Кинзо и Рензо я такого не ожидал…Дураки! Хоть бы совершеннолетия дождались, вы ж меня позорите! *Его довольно скоро затошнило от витающего в обители Мё Дха, «духа любви», ибо натыкаясь по углам на то, как Рензо пристает к Идзумо, как препираются Джузо и Мамуши и как петушится перед тобой Кинзо, мужчина только зубами скрежетал. Нашли время миловаться, когда война с иллюминатами на носу…Девушки, с его точки зрения – ненужное абстрагирование, а ведь ими-то, к величайшей его досаде, Мё Дха сейчас и кишит! И только после ехидного вопроса старшего Сугуры «А ты что, не был молодым?» Яозо пришлось замолчать. Ты же, в свою очередь, никогда не переставала удивляться тому, как мало Рензо напоминает своего отца, а с тех пор, как вскрылась правда о его шпионской деятельности, еще и теряешься в догадках: почему Шима-старший не употребил свою отцовскую власть тогда, когда она была нужней всего, и вот так просто взял и отпустил сына в логово врага? Почему он этому не воспрепятствовал?*

Такезо Шима: *Ты знала о нем только из рассказов Мивы или Рензо – надо заметить, ты всегда к ним прислушивалась. Возможно, это неправильно, но в такие моменты ты пользовалась тем, что когда ребята хотели избавиться от накатившей меланхолии, они предпочитали говорить без умолку, пока всего не выплеснут*

Джун Шима: *Ты не видела ни ее, ни младшую сестру, Юми*

Гозо Шима: *Тут имеет место та же ситуация, что и с Такезо, только имя, как ты считаешь, более забавное*

Джузо Шима: Кинзо только о тебе и говорит. Не подумай, что я считаю это чем-то противоестественным­, но все же…серьезно, сделай ты хоть что-нибудь! Или прими его, или откажи – да что угодно! Мне уже надоело, что он донимает меня просьбами помочь в завоевании тебя, а когда его постигает неудача – сразу бежит мне плакаться…*И правда, у кого, как ты думаешь, Кинзо в основном расспрашивал, как лучше понравиться твоей личности? Уж можно понять, что растеряв от смущения все свои варианты ухаживаний, «герой» был сражен без единого выстрела, раз ему пришлось обратиться за помощью к Джузо. Тот, сказать по правде, рвения брата не поощрял – видел же, что ты не испытываешь к Кинзо ровным счетом ничего. Но вот то, что ты до сих пор не сказала того блондину в лицо, немного раздражает молодого человека, ибо в самом деле, к чему тянуть, почему бы сразу не расставить все точки над и? Но даже несмотря на такой «осадок» Джузо не протестовал, когда Мамуши изъявила желание видеть тебя на их свадьбе в качестве свидетельницы*

Кинзо Шима: (Твое имя)! Эй, стой! Ты ведь так и не сказала, согласна ли ты прийти на концерт моей группы завтра! *Пообщавшись с этим молодым человеком от силы минут пять по прибытию эксвайров в Киото, ты вынесла вердикт, что он не прогадал, когда решил перекраситься в блондина. «Теперь его внешний вид полностью соответствует душевному состоянию», - с усмешкой думала ты. Кинзо же, вопреки своей гиперактивности и напускной агрессии, впервые не смог повысить голос в присутствии гостьи, что немало его удивило. Стоило тебе окинуть его небрежным, но в то же время почти что доброжелательным взглядом, как колкие слова словно застряли в его горле, вынуждающем вместо того мямлить какие-то глупости. Тут-то и пришло время Рензо задирать брата в отместку за подтрунивание над ним самим и Камики – тогда вопреки вашим натянутым отношениям пятый из семьи Шима был благодарен тебе за пищу для развлечений. Но, сам того не понимая, один дельный совет розоволосый все-таки дал: если в ближайшее время Кинзо что-нибудь не предпримет, то и добиться девичьего сердца не сможет. А потому сразу после катастрофы с Нечестивым Королем Кинзо пустился на завоевание любви гостьи с поистине огромной силой, не гнушаясь на этот раз ничем, что, по его мнению, может хоть как-то расположить тебя к персоне блондина. Он повсюду ходил за тобой хвостиком, постоянно приглашал на концерты своей группы…и при этом совершенно забывал о самых простых и действенных ухаживаниях наподобие цветов или просто помощи в каком-нибудь деле…Что ж, в данной ситуации юношу остается только пожалеть, ибо со своим методом успеха он добьется очень нескоро*

Юми Шима: *Вам не доводилось встречаться, хотя с тех пор ты ломаешь голову: если о братьях Шима ты уже осведомлена, и неплохо, то какие же из себя две их сестры?*

Увабами Ходжо: *Порой, наблюдая за перепалками отпрысков семей Шима и Ходжо, а также за склоками между их главами, ты едва сдерживала в себе желание расхохотаться – прямо тебе Монтекки и Капулетти, честное слово! А объявление Джузо о том, что он хочет жениться на старшей дочери Увабами, только укрепило в тебе эту мысль. Сам же глава Ходжо, после победы над Нечестивым Королем не раз становившийся свидетелем того, как сестры окружают тебя плотным кольцом и, наперебой болтая «о девчачьем», надолго выпадают из реальности, только устало возводит глаза к потолку. «Молодежь нынче беззаботная пошла, - мысленно сокрушается он. – Даже при угрозе опасности со стороны иллюминатов находит время для безделья…»*
- Не думаю, что мне дано понять их бессмысленный восторг, - задумчиво изрекает Увабами в ответ на очередное добродушное замечание Тацумы о том, что «юношам и девушкам природой заложено проживать каждый день своей молодости как последний».

Мамуши Ходжо: Какая еще пышная и богатая свадьба?! Кто тебе это сказал? – распинается девушка, в то время как ее щеки заливает румянец. – Сестры, значит...Что ж, сдаюсь, свадьба будет, но не через неделю же…Право, они слишком торопятся…- уже совсем тихо заканчивает она, стараясь зарыться носом в ворот кимоно от смущения. *Надо сказать, старшая из сестер Ходжо долгое время дичилась прибывшей в Киото «делегации», не считая нужным вообще с кем-то заговаривать без крайней нужды. И даже то, как беззаботно общалась с тобой Нишики, не заставило ее стать менее скрытной. Но стоило ей после похищения правого глаза нечестивого Короля понять, что Тодо ее обманул, а родня теперь модет отречься от дочери-предательниц­ы, ее обуял ужас: ведь еще, поди, придется наталкиваться на ледяное презрение и со стороны чужаков! Какой позор…Но каково же было ее удивление, когда уже по прибытии в дом Сугуро после схватки ты вызвалась ухаживать за ней: делала перевязки, следила, чтоб та всегда была накормлена, а когда нечего было делать, просто сидела рядом, рассказывая истории из своей жизни. То, что ты словно и не замечала ее проступка, глубоко тронуло Мамуши, побудив в результате проникнуться к тебе глубокой благодарностью и симпатией. Так что теперь Ходжо видит в тебе прекрасную подругу для себя – окончательно это стало ясно тогда, когда перед отбытием экзорцистов из Киото она специально отозвала твою личность в сторонку и, краснея, попросила тебя быть свидетельницей на её свадьбе с Джузо, а в последствии и крестной матерью их первенца*

Ао Ходжо: *Поначалу она невзлюбила тебя: а с чего это перед прибывшими из невесть откуда чужаками расшаркиваться? Впрочем, ей пришлось молча проглотить свою неприязнь, ведь ее сестры уже успели проникнуться к тебе симпатией – не счесть, сколько раз Мамуши затыкала ей рот, когда Ао планировала нелестно о тебе отозваться. Но когда гостья не только не сочла ее старшую сестру предательницей, но и сама ухаживала за ней после окончания схватки с Нечестивым Королем, средняя из тройняшек переменила свое мнение о тебе – теперь она до конца своих дней будет благодарна твоей персоне за то, что ты не отвернулась от Мамуши даже после того, как та украла правый глаз для Тодо*
- Спасибо тебе, что приглядывала за моей сестрой, (Твое имя), - искренне произнесла она, выловив тебя однажды в коридоре дома Сугуро. – Нишики и я никогда тебе этого не забудем…

Нишики Ходжо: Как это у тебя нет хомонги*?! Ну нет, так дело не пойдет, на свадьбу без него нельзя! Значит так, в следующий раз, когда ты приедешь в Киото, мы вчетвером пройдемся по магазинам и выберем тебе наряд. Да и Мамуши свадебное одеяние найти нужно…*А она и не сомневалась в тебе ни минуты. В то время, как Ао еще точила на тебя зуб, а Мамуши не могла решить, заговорить с тобой или нет, Нишики уже как ни в чем не бывало расспрашивала тебя о жизни в Академии, о твоих друзьях и о том, есть ли у тебя фамильяр. За твое же милосердие по отношению к старшей Ходжо она была благодарна едва ли не больше ее самой, всеми руками и ногами поддерживая идею Мамуши сделать тебя свидетельницей на свадьбе. И готовиться к ней, по мнению Нишики, нужно уже сейчас, а оттого она уже третью неделю витает в облаках, размышляя над тем, как подготовить церемонию согласно всем традициям Мё Дха, а также с нетерпением дожидается того момента, когда ты вновь вернешься в Киото, дабы воплотить свои планы в реальность*


Иллюминаты

Люцифер: Кажется, я недооценил младшего брата, посчитав, что тот окружен одними жалкими человечьими душонками. Иногда попадаются и весьма интересные личности. История о Гасадокуро, поведанная Шимой, только подтверждает эту мысль…*Так как Рензо, став двойным агентом, без колебаний выдал главе иллюминатов имена всех из его окружения, не забыв упомянуть способности каждого, Люцифер немало заинтересовался твоей персоной, ибо раз уж ты еще будучи эксвайром смогла призвать настолько сильного демона, то в будущем обязательно станешь личностью выдающейся. И хотя в качестве сосуда для какой-нибудь нечисти, Пожирателя Демонов или подопытной в испытаниях эликсира бессмертия ты, по его мнению, не подходишь, Король Света решил, что было бы неплохо иметь под рукой способного человека, а оттого приказал Рензо всячески обрабатывать тебя, склоняя на сторону иллюминатов*

Тодо Сабурота: *Впервые увидев тебя в тот день, когда был похищен левый глаз Нечестивого Короля, мужчина невольно отметил про себя, что ему еще ни разу не доводилось встречать такую жизнерадостную, добрую, но в то же время воинственную и строгую девушку. Впрочем, сознание почти сразу отвесило ему подзатыльник и ехидно заметило: «Сабурота-сан, вспомните, сколько вам лет и уймитесь», побудив его держаться от тебя подальше. Ну а повстречав тебя уже в Киото во время сражения с верховным первосвященником, когда ты первой подоспела к храму, где покоился Король, и увидев, как ты вызываешь Гасадокуро, Тодо окончательно понял, что выбросить тебя из головы у него уже не получится. Ты же, насмотревшись на его манеру держать себя, увидела в мужчине второго Юкио...Да еще и этот помолодевший вид и очки…что ж, пожалуй, твое отношение к нему уже было предрешено. Сабурота, к слову говоря, теперь просто уверен, что ты отныне обязана принадлежать ему (к тому же, он уже успел разглядеть в Юкио потенциального соперника за твое сердце), а потому всей своей душой поддерживает желание Люцифера завербовать тебя к иллюминатам. А там-то уж стерпится-слюбится…­*
- Не сомневаюсь, господин, в этой девушке, несомненно, сокрыт большой потенциал, так что заполучив ее в иллюминаты, мы многое сможем получить от такого сотрудничества, - поддакивает Тодо всякий раз, как Люцифер затрагивает тему о твоей вербовке, сам в это время мелко содрогаясь от восторга, поскольку представляет твое лицо.

Михаил Гедуин: Господин, ну зачем же вам сдалась эта никчемная душонка, если ее нельзя расценить ни как Пожирателя Демонов, ни как сосуд, а как подопытную ее использовать не дозволено?! Какой же тогда от нее прок? – на высокой истеричной ноте, едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на поросячий визг, вопрошает у Короля Света мужчина. *Он возненавидел тебя еще с той минуты, когда Люцифер после рассказа Шимы заинтересовался тобой, ибо в твоей личности увидел соперника за покровительство главы иллюминатов. А потому с самого начала был против твоего появления в лаборатории, постоянно умасливая господина, дабы тот изменил свое решение. «Только я заслуживаю быть особенным в глазах господина Люцифера! Я и никто другой!» - движимый этой мыслью, Гедуин неоднократно предпринимал попытки твоего убийства во время «крестового похода» эксвайров в Инари. Откуда же ему было знать, что для твоего фамильяра все натравленные зомби были самым желанным лакомством?...Что же касается твоей персоны, то впервые увидев сей субъект и узнав, какого рода деятельностью он занимается, ты пришла в такой ужас, что по прошествии следующих трех дней после вторжения в логово иллюминатов Рину приходилось тебя успокаивать. Да не тут-то было! Ты до сих пор просыпаешься в слезах, стоит бабьему, увенчанному коровьими глазами и уродливо-толстыми губами лицу посетить тебя во сне, а затем, сползши с постели, плетешься в комнату братьев Окумура в надежде, что ощущение теплого тела Рина рядом поможет избавиться от липкого ужаса*

Мария Ёшида: *«Все же мир не без добрых людей, - задумчиво изрекла ты, стоило узнать о том, как именно Цукумо Камики удалось избежать заключения в лапах иллюминатов. – Жаль, что она уже мертва, мне было бы интересно с ней познакомиться…»*


Демоны

Амаймон: А я смотрю, ты и вправду меня ждала, - меланхолично замечает Король Земли, усаживаясь, скрестив ноги по-турецки, на столе рядом с конфетницей, в которой лежит твое маленькое вознаграждение за сделанное домашнее задание. – Только вот когда ни приду, так вечно сидишь, как приклеенная, над этими дурацкими бумажками…Да будет тебе известно, что гостю нужно оказывать должное внимание. А потому сейчас ты бросаешь все эти глупости и мы идем в город – два дня назад ты обещала показать мне новую кондитерскую и провести экскурсию по аниме-магазинам, - заключает он, когтистой рукой хватая тебя за талию и, прижав покрепче, вылетает из раскрытого окна в сумерки. *Он обратил на тебя внимание благодаря Мефисто, который «навел» Амаймона на личность младшего братца. Так как ты почти не отходила от друга и Самаэль долго тебя расхваливал, Королю Земли стало интересно, что же за ценность ты для них представляешь. А оттого он решил понаблюдать за незнакомой девчушкой – а вдруг узнает ответ на свой вопрос? Доходило до откровенного абсурда – вплоть до того, что Амаймон заседал на ветке дерева перед окном твоей комнаты в общежитии и жадно впивался взглядом в каждое движение стройной фигурки за стеклом, не желая упускать никакой мелочи. Только все чаще, когда приходило время готовиться ко сну и ты не спеша разоблачалась, не подозревая о ночной госте, когтистые руки сжимались на коре, проделывая в ней дыры, а тело демона охватывало какое-то странное томление. Признаться, вначале он списывал это на недостаточность внимания демониц в Геенне, но после того, как Мефисто предложил ему повеселиться в компании суккубов и перед глазами Амаймона на миг промелькнула переливающаяся в свете настольной лампы кожа, Король Земли понял, что его постигло самое постыдное чувство, какое только может испытывать демон. Желание навечно присвоить себе не только непорочное человеческое тело, но и душу. И не какую-нибудь, а именно тебя. А тут еще он имел прекрасную возможность наблюдать, как по ночам ты или Рин пробираетесь друг к другу в кровати или как сжимает кулаки Юкио, наблюдая этакую «идиллию»...Надо заметить, в такие моменты Амаймон почти что разделял его гнев: как смеют младшие несмышлёные братишки прибирать к рукам его невесту, касаться которой имеет право только он, Король Земли? А поскольку его натура не терпит игнорирования, он наконец решил заявить о себе, в один из вечеров появившись в твоей комнате. Ты же, памятуя, что он хотел убить Рина, сперва хотела призвать Гасадокуро…Но кто же мог подумать, что всего две фразы в корне изменят ваше отношение друг к другу? «По установленным законам Ордена Истинного Креста я должна немедленно поставить в известность экзорцистов первого класса». «А я, повинуясь принципам демонов, уже давно мог бы забрать твою душу, но я же этого не сделал». Тогда ты не нашлась, что ему ответить, а Амаймон, празднуя победу, тут же зачастил к тебе в гости. Он поедал все припасенные тобой сладости, постоянно мешал заниматься уроками, а иной раз позволял себе заночевать в твоей комнате вися вниз головой на потолке и не сводя с лежащей в постели девушки горящих зеленых глаз. Порой он не может противиться соблазну приблизиться к спящей и, невесомо поглаживая большим пальцем руки полуоткрытые губы, предаваться мечтам о том, что будет, когда Король Земли завладеет тобой без остатка, сделав своей женой. То, что он «возвысил» тебя до этого статуса, обусловлено его невольным восхищением – ведь в твоих глазах он ни разу не видел страха или какой-либо поддельной эмоции. А с тех пор, как Мефисто устроил его в Академию, выдавая за своего племянника, Амаймон вообще не дает тебе покоя, неотступно следуя за тобой – но это когда друзей нет рядом. И никому невдомёк, как ты терзаешься, с одной стороны всем сердцем желая, чтоб демон отвязался от тебя, а с другой будучи охваченной недоумением: почему он так прикипел к твоей персоне?*

Сатана: *Его личность вызывает у тебя противоречивые чувства. С одной стороны, это один из худших и опаснейших демонов, тот, из-за которого произошла «Синяя Ночь», а с другой – это тот, благодаря которому Рин сейчас является тем, кем он есть. Как бы ты не старалась, у тебя не получается возненавидеть его так же, как, к примеру, Юкио, Тодо или деда близнецов Окумура по линии матери. Хотя, может быть, это потому, что ты никогда его не видела, а только слышала, что он обрел свое Я в отделе 13? Во всяком случае, в одном ты уверена твердо: меньше всего тебе хотелось бы, чтобы наступил тот день, когда Сатана, считающий младшего сына полезным оружием, вернется за твоим другом в Ассию, как в тот день, когда погиб Широ. Тут и приходит время уповать на то, что Самаэль в силу своей изворотливости сумеет отсрочить это «событие» на неопределенный срок*

Астарот: *Заняв на некоторое время тело Рейджи Ширатори, он не раз подмечал, что твоя личность могла бы послужить идеальной жертвой для такого садиста, как он. А стоило демону понять, что вы с Рином готовы отдать жизни друг за друга, как он сразу же смекнул, что на этом можно неплохо сыграть, заставив таким образом старшего Окумуру беспрекословно исполнять распоряжения Сатаны – к слову, в ближайшее время он собирается подкинуть повелителю Геенны эту идею*

Азазель: *Побывав в штаб-квартире Ватикана, Рюджи с удовольствием поведал тебе об еще одном демоне Геенны, вставшем под знамя Ордена Истинного Креста. Стоит заметить, ты была немало удивлена, узнав, что имя его – Азазель, и что ему не требуется тело для существования в Ассии. Да и потом, с чего бы Азазель взялся помогать Ватикану, учитывая то, на чем он специализировался в прошлом. Короче говоря, Сугуро пришлось потом звать на помощь Лайтнинга, дабы тот разубедил тебя в твоих подозрениях*

Армумахель: *Послушав пересказанную Левином Лайтом и Рюджи исповедь Мефисто, ты ощутила нечто, что назвала бы, пожалуй «взрывом мозга». До сих пор ты не имела ни малейшего понятия о том, что, помимо Самаэля, существуют еще демоны, которые решили посвятить свою деятельность благоденствию людей*

Шемихаза: *Со слов Лайтнинга ты поняла, что Грегори иногда называют Шемихазой, но вот где взаправду находится на данный момент третий из перешедших на сторону экзорцистов демонов, остается неизвестным, как и в случае с Армумахелем*

Хачиротаро Оками: *Тебя чуть ли не стошнило, когда Рин, кое-как душа в себе кудахтающий смех, рассказывал, что именно сим субъектом и предписывалось по «традиции» рода Киригакуре зачать Шуре ребенка. И уж конечно ты не смогла не поиздеваться над Юкио, когда Окумура-старший поведал тебе, какой «финт ушами» его брат выдумал, дабы отвлечь Хачиро, чем вогнала бедного юношу в краску от смущения и злобы. Теперь бедняга убежден, что возлюбленная считает его падким на зрелых дам нимфоманом, а оттого страстно желает убедить тебя в обратном, доказав, что в его сердце нет места другой женщине, кроме тебя. Вот только как это сделать, если во внеурочное время ты и не смотришь в его сторону?*

Укобак: *Хотя он поначалу воспротивился, когда Рин сообщил ему, что готовить вы будете втроем, после предложенного тобой печенья, испеченного по семейному рецепту, чудным образом «оттаял», согласившись делить кухню с еще одним человеком. Теперь иначе, как втроем, вы за готовку обеда или ужина не принимаетесь: ты твердо знаешь, что Укобак всегда поможет тебе в каком-нибудь кулинарном эксперименте, а он, в свою очередь, в любое время может вытащить из ваших тумбочек заветные тетрадки с рецептами в поисках чего-нибудь новенького. Между вами установились прекрасные дружеские отношения*

Куро: Рин, Рин, скорее буди (Твое имя), а не то опоздаете! – то и дело беспокоится по утрам кот, перепрыгивая с одного спящего тела на другое, едва обнаружив в кровати хозяина гостью. *Хотя ты не являешься хозяйкой Куро, тебя он чтит так же, как и Рина, ведь кто же еще, как не твоя личность, кормил его в отсутствие хозяина? Поскольку Куро, как и Укобак, не смог остаться равнодушным к твоей готовке, ему не понадобилось много времени, чтобы привязаться к твоей персоне. Ты же, зная теперь, что Куро раньше был фамильяром Широ, от души жалеешь, что не можешь понимать его язык так же, как и Рин – а ведь тебе так хочется расспросить кота о жизни при Фуджимото!*


Остальные

Годаин: Ну что ты, по сравнению с Рином мои познания в кулинарии просто мизерные, - смеется юноша, потирая затылок. - Настоящий гений в этой области все-таки Окумура…Считаешь, что мне нужно постараться и я достигну того же уровня? Ну…если ты так говоришь, то я, наверное, так и сделаю…*Собственно,­ даже будучи длительное время одноклассниками, вы стали общаться не сразу, а только тогда, когда Годаин пожаловался твоему другу на пляшущих перед глазами демонов. С того момента ты прониклась этому юноше сочувствием, ведь прекрасно его понимала…Ну а молодой человек, обескураженный столь неожиданным вниманием со стороны красавицы-однокласс­ницы, не сразу пошел на контакт – это уж потом тебе удалось «прикормить» его. А когда пришло время фестиваля и вы втроем с Окумурой и Годаином занимались готовкой, вы сблизились еще больше. Ты ценишь общение с ним главным образом потому, что рядом с ним, как с Паку, можно быть обычной девчонкой, забыв о том, что ты экзорцист, и не подозреваешь о том, что Годаин давно смотрит на тебя не как на друга, а как на похитившую его сердце девушку. Но поскольку он ни с того ни с сего вообразил Рина своим соперником, причем более удачливым, то не предпримет никаких действий, предпочтя довольствоваться уже тем, что каждый день видит возлюбленую*

Эрнест Фредерик Эгин: *Вот уж кто мог вызвать в тебе отвращение еще больше того, что ты испытываешь к Юкио, так это его с Рином дед по линии матери собственной персоной. Как, ну скажите на милость, как можно было преспокойно отдать свою родную дочь на сожжение, опасаясь за свою репутацию?! Когда ты думаешь об этом, то в голову приходит мысль, что Святая Германдада* - и та была милосерднее, нежели Ватикан во время правления Эгина. А когда Рин, по рассуждениям Эрнеста, должен был быть казнен, а ты узнала, что это Юкио помог деду вернуться на должность кардинала, твоя ненависть к младшему Окумуре и Ватикану в целом только возросла. Вдобавок ты решила, что отныне будешь поддерживать желание Рина стать паладином – уж лучше он, чем идиот Ангел или заносчивый Юкио. Ну а о том, что Эрнест Фредерик Эгин угодил во врата Геенны и уже не вернется, никто из молодых эксвайров не скорбел – туда ему и дорога*

Йошикуни XI: (Твое имя) такая забавная! Я уж и не помню, когда в последний раз у меня была возможность поговорить с кем-то «о своем, о девичьем»…Я пригласила ее бывать у меня в гостях почаще, было бы здорово! *Весть о том, что для того, чтобы починить треснувшую Курикару, нужно нанести визит единственной в мире девушке-кузнецу, заинтриговала тебя, ведь ты считала эту профессию исконно мужской. Однако это не помешало тебе с первой встречи проникнуться симпатией к этой особе и искренне позабавиться с ее рассказа о том, как Рюджи в детстве клялся на ней жениться. Сам же Сугуро во время беседы не смел и глаз на нее поднять, теряясь в догадках – а не нужно ли сообщить ей, что он присмотрел себе в «невесты» совершенно другую девушку?*

Тамамо Камики: *С рассказа о семье Камики Бога Лисицы Мике, призванного в Инари Такарой, ты возымела о ней впечатление как о женщине ветреной, психически нестабильной и непомерно плаксивой, так что тебе порой была почти понятна неприязнь Идзумо к матери. Но уже в Восточной лаборатории иллюминатов, глядя на то, что когда-то было здоровым человеком, ты поняла, что не испытываешь к этой женщине ничего, кроме острой жалости. И в самом деле, тот, кто нашел в себе мужество признать свою ошибку и успеть ее исправить, достоин того, чтоб его простили*

Цукумо Камики: *Наличие у Идзумо младшей сестры немало удивило тебя, а ведь ты была уверена, что та – единственный ребенок в семье. Да и потом, если эта сестра у нее и есть, то любопытно, как они вообще уживались? Но когда Шиеми, не удержавшись, рассказала тебе, что Цукумо теперь усыновила другая семья, она не помнит свою старшую сестренку и не факт, что Идзумо когда-либо еще ее увидит, тебе стало искренне жаль Камики. Все-таки горько, когда ты теряешь того, кем дорожишь*

Тацуко Киригакуре: *История рода Шуры, пересказанная братьями Окумура, даже немного усилила твою неприязнь к преподавательнице. Как ты теперь считаешь, аловолосая в душе точно такая же, как ее предок – тщеславная, эгоистичная и жадная до силы, готовая на все ради собственной выгоды*

Рейджи Ширатори: *Этот молодой человек, сколько ты себя помнила, был твоей головной болью. Дня не проходило, чтоб он со своими прихвостнями не преградил тебе и Рину дорогу, когда вы возвращались из школы. Тогда Окумура все время дрался с ним, защищая подругу, но однажды, когда Рин в очередной раз сломал руку, постоять за вас пришлось уже твоей личности. Рейджи до сих пор не может забыть, как две недели не появлялся на улицах города из-за того, что его побила девчонка, пылая жаждой мести. Ты же, находясь теперь в академии, думаешь, что Ширатори давно сошел с ума от своей агрессии, ведь Рин уже давно рассказал тебе о том, как тот отрывал голубям лапки. Но одного ты не знаешь – на тот момент телом молодого человека уже владел Астарот*

*Кукла Окику - Согласно легенде изначально кукла была приобретена в 1918 году 17-ти летним мальчиком по имени Эйкичи Сузуки как сувенир для его младшей сестры. Девочка очень любила куклу и играла с ней каждый день, но в следующем году внезапно умерла. Семья поставила куклу на домашний алтарь и молилась на нее каждый день в память о погибшей Окику. Вскоре они заметили, что волосы куклы начали расти. Этот знак был расценен как признак того, что беспокойный дух девочки укрылся в кукле. В 1938 году семья переехала, а куклу оставила в местном монастыре, где она и находится до сих пор. Никто не мог полностью объяснить почему волосы куклы продолжают расти, но по слухам научная экспертиза признала этот факт.

**Гасадокуро – демон, выглядящий как гигантский 27-метровый скелет. В основном состоит из костей людей, умерших от голода либо во время войны, поэтому монстр всегда пребывает в скверном расположении духа. Основным занятием рожденного из не захороненных останков является охота на бездомных людей и низших демонов. Гигантский скелет ловит их, пожирает их кожу и внутренности, выпивает кровь и прикрепляет их кости к себе, чтобы стать еще больше.

***Хомонги – буквально переводится как одежда для приемов. Тип кимоно, наиболее открытый для экспериментов художников, его надевают на торжества (кроме семейных).

****Святая Германдада – второе название испанской инквизиции, признанной за наиболее жестокие пытки и поистине невообразимый фанатизм самой жестокой в Средневековом мире и во время эпохи Ренессанса.


Автор будет очень рада, если вы расскажете ей о своих впечатлениях - она ведь так старалась, когда писала этот тест! http://eliameribel.­beon.ru/0-29-my-test­s-you-re-welcome.zht­ml

Категории: Ao no Exorcist, Синий Экзорцист, 2 часть
Прoкoммeнтировaть
Ao no Exorcist Элиа Мерибель 12:35:00
­­


­­


«Полоумная!» - шептались одноклассники. «Странная девочка…» - говорили соседи и знакомые. «Спасительница моя!» - восклицал преподобный Фуджимото, стоило тебе показаться на территории мужского монастыря, расположенного по соседству. И только ты в ответ на все это тяжело вздыхала, закатывала глаза и устало произносила: «Что плохого в том, что я дружу с Окумурой Рином?» С детства тебе неприятно было видеть, как от мальчишки, как от прокажённого, шарахались все, кто жил на вашей улице - от его ровесников до взрослых. День ото дня наблюдая напряженную складку на лбу Широ, стоило ему услышать, что сын опять подрался, ты наконец решила: хватит. Какой ни есть, а такого отношения не заслужил. С тех пор вы с Рином до конца средней школы иначе и не появлялись на людях, кроме как в компании друг друга: вместе ходили в школу, сидели за одной партой, вместе делали уроки у тебя или у него дома...За это время ты прекрасно успела изучить натуру друга, что в последствии не раз помогало тебе успокаивать его бурный нрав и предотвращать уличные драки. Так вот и жили, а потом в вашей жизни произошло событие, навсегда оставившее в душах глубокие следы.
Началось все с того, что иногда тебе стали являться какие-то странные существа, напоминающие чертей. Тогда ты решила не жаловаться Широ – еще не хватало беспокоить старика глупой игрой воображения! Однако когда эти создания начали буквально бросаться тебе в глаза, ты решила попросить у него совета, как от них избавиться. Но, к своей глубочайшей печали, опоздала: преподобный Фуджимото погиб. Попытки разузнать подробности у Рина ни к чему не привели – юношу как будто подменили. Он стал каким-то дёрганым, но в то же время молчаливым, задумчивым. Тут-то ты, мгновенно почуяв неладное (ведь на своем примере убедилась, что именно так и ведут себя те, кто видит эти непонятные создания), решилась спросить у него, не видел ли тот в последнее время чего-нибудь необычного. Тогда Окумура, пораженный внезапной догадкой, просто не нашелся, что тебе ответить…Но положение спас вовремя появившийся Мефисто, который, собственно, и разъяснил тебе, что вы оба обладаете способностью видеть демонов. А затем без колебаний предложил тебе последовать за другом в Академию Истинного Креста, ибо только так можно найти на них управу. Собственно, ты недолго и раздумывала: во-первых, твоя семья уже давно планировала отправить тебя на учёбу туда, а во-вторых, как же Рин поедет без своего личного успокоительного? Пропадет парень, как пить дать пропадет, коль его не успокаивать вовремя…
…В Академии, надо заметить, дни протекали более, чем увлекательно, ведь даже несмотря на то, что класс экзорцистов был невелик, люди там учились очень интересные. Это еще не говоря об неординарности ректора и некоторых преподавателей…И хотя у тебя получилось поладить не со всеми, надежда, что что-нибудь еще сплотит вас, все еще жила в твоем сердце. Но тут, как назло, судьба подбросила тебе еще один «сюрприз», связанный на этот раз с лучшим другом…



Эксвайры

Рин Окумура: - Итак, что сегодня будем готовить на ужин? – деловито интересуется парень, помогая тебе завязать фартук и параллельно окидывая взглядом «поле действий». – Выбирай ты, я выбирал вчера. Одэн, значит…Хм, но это же зимнее блюдо…Ну да ладно, организовать можно. Что ж, за работу, подруга! *Друг друга с этим юношей знаете как облупленных, ибо с раннего детства были неразлучны. Ты прилагала все свое терпение, доброту и мягкость, дабы свести на нет всю агрессию Рина, а он, в свою очередь, клялся самыми страшными мальчишескими клятвами, что всегда будет защищать своего лучшего друга. Поэтому Окумура был несказанно счастлив, узнав, что даже пребывая в Академии, он все равно имеет возможность исполнять их и дальше – и все равно ему было на то, что ты и так при необходимости можешь за себя постоять. Правда, когда вскрылась правда о его происхождении, Рин некоторое время был ни жив ни мертв от страха – а вдруг ты теперь возненавидишь его? Но к своему величайшему изумлению, весь твой гнев заключался в довольно ощутимом подзатыльнике и возмущенном крике: «Идиот! Тебе следовало сказать мне с самого начала! Неужели ты думаешь, что я оставила бы тебя?!». А вслед за тем обескураженный парень с полчаса сидел не шевелясь, легонько поглаживая плачущую ему в плечо девушку по спине и бормоча извинения вперемешку с обещаниями больше никогда ничего не скрывать. И очень скоро Рину представилась не одна возможность убедиться в твоей искренности, ведь ты оставалась с ним и в самые трудные минуты, когда, казалось, отвращение к нему ощущал даже родной брат. Такое безграничное доверие к его персоне очень тронуло юношу, пусть он того и не показал, и, можно сказать, именно благодаря этому ваша связь стала еще крепче. Не счесть, правда, сколько раз из-за нее вас принимали за парочку, однако тут ты твердо уверена: романтикой между вами и не пахнет. Тем более, зная о симпатии друга к Шиеми Морияме, ты с самого начала старалась поспособствовать воссоединению этих двоих, а в минуты «неудач» всегда откармливала подавленного Окумуру сладостями, наглядно объясняя психологию девушек, за что и заслужила отдельную благодарность. К слову, о еде…А ведь ваше «поварское трио» - ты, Рин и Укобак – поистине неразделимо; вдобавок и у тебя, и у парня есть по тетрадке, в которые вы записываете рецепты блюд, которыми делитесь друг с другом. Единственное что: столь близкое общение повлияло на твой характер сильнее, чем следовало бы – рядом с ним ты, пожалуй, слишком часто ведешь себя как мальчик, вследствие чего ваши одноклассники, а в недалеком прошлом и Широ с другими монахами не раз становились свидетелями ситуаций весьма смущающих…А началось-то все из-за злосчастного похода на горячие источники, когда вам было по семь! Тогда, помнится, взявший вас с собой Широ на миг лишился дара речи, когда вошел в онсен и был встречен двумя парами глубоких и невинных детских глаз, таращившихся из воды. С того дня, к ужасу окружающих, между тобой и Рином вообще исчезло всякое стеснение, а Фуджимото ежедневно стал напоминать тебе о том, чего девочке делать не нужно. Тогда, конечно, вы двое еще не понимали, что вели себя по меньшей мере странно, но даже выросши и взвесив все свои поступки, пришли к выводу, что все еще не можете избавиться от старых привычек - как ночевка на одном футоне, например. Но кто же виноват, что иначе вы просто не можете заснуть? Так что Юкио теперь чуть инфаркт не схватывает, заставая по утрам в постели брата «гостью» или же подмечая его отсутствие в их комнате – заметим, что поселили вас всех троих в одном общежитии ибо в женском к моменту вашего прибытия в Академию попросту не осталось места. Ну а на сонным голосом вымолвленные фразы наподобие «(Твое имя), застегни блузку, бюстгальтер видно» или «Рин, спрячь хвост», которыми вы перебрасываетесь по утрам, уже давным-давно никто из вас не обращает внимания*

Шиеми Морияма: - Увы, (Твое имя), я не знаю, где находится сад Амахара…Мне кажется, никто не знает, хотя попытки поисков уже предпринимались...В­от бы побывать там когда-нибудь, скажи! Мы ведь отыщем его, а, (Твое имя)? *При первой же встрече умилившись наивности девушки, ты решила, что она нуждается в ласке и заботе так же, как и Рин, а оттого почти незамедлительно взяла ее под свое крылышко, зорко следя за тем, чтобы никто в Академии не обидел блондинку – и братья Окумура в том числе. Шиеми, впрочем, особо не протестовала – ей, никогда не имевшей настоящей подруги, показалось поистине подарком судьбы то, что такая смелая личность захотела с ней подружиться, а оттого Морияма прилагает все усилия, дабы отдавать не меньше, чем даришь ей ты. Иногда в глазах Шиеми ты превращаешься в ни дать ни взять героя – еще бы, не каждый эксвайр еще на первом курсе твердо решит пойти на укротителя, драгуна и рыцаря одновременно. Можно сказать даже, что с зарождением дружбы между вами двумя ты немного отдалилась от Рина, так как наконец-то обрела ту, с которой можно поговорить «о своем, о девичьем», пройтись по магазинам или же поухаживать за растениями – у тебя, между прочим, уже вся комната ими заставлена. Как думаешь, откуда семена? Но Окумура-старший ничуть не обиделся – в конце концов, этот день, как утверждал когда-то Широ, когда-нибудь должен был наступить и тебе наконец захотелось девичьей компании, а не киснуть все время (как считает сам юноша) рядом с ним. К тому же, как уже было сказано ранее, ты вызвалась помочь наладить отношения между ним и Шиеми, всячески ее «обрабатывая». Не передать, с каким огромным напряжением ты ожидала её ответа на неумелое признание друга! Так что, пожалуй, неудивительно, что ничем весомым, по сути, не обусловленный отказ девушки вызвал у тебя настоящий шок – после «вмешательства» Амаймона ты отвела ее в сторонку и в лоб спросила: почему? Слишком мала для любви? Какая глупость! Любовь не спрашивает, кто для нее стар или мал, она просто приходит, а к твоим друзьям, по всей видимости, она уже пришла. Так зачем тогда ей противиться? И хотя внятного ответа от Шиеми ты тогда так и не добилась, а она потом извинялась и перед тобой тоже, ты и по сей день не можешь забыть об этом. «Дура ты, дура, - добродушно, но с ноткой досады укоряешь её ты. – Не понимаешь ты ещё, какое счастье от себя отметаешь. Чем тебе не хорош парень? И симпатичный, и храбрый, и добрый, да еще вдобавок готовить умеет…Золото будет, а не муж!»*

Рюджи Сугуро (Бон): (Твое имя), у тебя стойка неправильная. Когда стреляешь, нужно ставить ноги на ширину плечь, иначе не сдержишь равновесия. И руки… - уже тише добавляет Рюджи, заходя тебе за спину и, накрыв твои руки своими, поднимает зажатое в твоих ладонях оружие на уровень плеч, слегка краснея. *Тут имеет место явление, в народе именуемое любовью с первого взгляда. Пусть это будет звучать тысячу раз избито и затерто, но стоило Бону увидеть тебя в первый день занятий на курсах экзорцизма, как он понял, что пропал, что он все, что угодно сделает, лишь бы добиться от тебя взаимности. Молодой человек чувствовал, что если ты только пожелаешь, то он готов стать для тебя кем угодно: возлюбленным, братом, другом…лишь бы только иметь возможность находиться рядом. Но это так, на словах легко сказать. В действительности же он в твоем присутствии и двух слов связать не может, а если уж дойдет до этого, то нет-нет а в силу своего крутого нрава и грубостей наговорить может, хоть как Рюджи не хочется тебя обижать. Что поделать, платоническая любовь склонна превращать людей в дураков…А с некоторых пор к ней присоединилось еще и вожделение, ведь наблюдая за тем, как ты тренируешься в стрельбе из дальнобойной винтовки или появляешься на людях в новой обновке, прикупленной во время прогулок с Шиеми или Паку, юноша все чаще нервно кусает губы и старательно прячет от тебя бардовое лицо. «Ну и чем, спрашивается, я теперь лучше Шимы?» – мрачно вопрошает сам у себя Бон, в который раз задерживая взгляд на колыхающийся подол школьной юбки юной девушки. К слову, причин для соперничества с Рином у него стало на одну больше, и доводы о том, что вы – лучшие друзья, на него не действуют. Да еще и Лайтнинг тобой интересоваться начал…Словом, поводов для ревности пруд пруди. Хотя когда ты изъявила желание пойти учиться на драгуна, сердце Сугуро радостно подскочило: ведь так увеличиваются шансы завоевать твое расположение! Но начать он решил только сейчас и с малого: помогает с выбором оружия, часто подсобляет с домашним заданием, кричит на тебя, если вдруг полезешь на рожон, как то случилось во время катастрофы с Нечестивым Королем – в общем, та еще идиллия*

Рензо Шима: Какой же ты все-таки счастливчик, Окумура-кун! Иметь возможность каждое утро просыпаться рядом с такой красавицей…как же я тебе завидую! – разочарованно завывает розоволосый, но, наткнувшись на твой упреждающий взгляд, мигом обрывает речь. – А…? Это ты, (Твое имя)-чан? А..а мы как раз о тебе говорили…*Вопреки мигом восстановившимся между ним и Рином приятельским отношениям ты не сразу пошла на контакт с этим парнем. И дело тут отнюдь не в чрезмерной извращенности Рензо, нет…Тебе все время казалось, будто он чего-то недоговаривает, а за его вечной улыбкой таится нечто, о чем не знают даже его лучшие друзья. Когда же стало известно, что по распоряжению ректора Рензо стал прирабатывать на стороне иллюминатов, от тех зачатков симпатии к этому человеку, что еще были, не осталось и следа, и даже подтверждения шокирующей правды его семьей тебя не разубедили. К тому же, ты до сих пор не можешь понять: как только Камики терпит его рядом с собой после всего, что он с ней сотворил и слушает его разглагольствования­? Это же как если бы Шима извинялся перед окунем за то, что собирался сварить из него уху! Рензо же, ничего конкретно против тебя не имеющий, искренне недоумевая, почему ты его сторонишься, не смог, впрочем, не заметить, что ты была воспитана в несколько ханжеской манере, в то время как таковая давно утратила свою ценность. «Раскрепостить немного – и была бы как белый человек», - убежден юноша, так что отношения между вами отнюдь не на высоте, и если, как бы избито это не звучало, не вмешается рука судьбы, ситуация рискует обрести угрожающие масштабы*

Мива Конекомару: *«Раз ты никого не боишься, значит, ты – самый страшный». Именно об этом принципе каждый раз вспоминает Конекомару, стоит тебе с ним заговорить: негромким, но уверенным голосом, глядя прямо в глаза. В голове бедолаги все никак не укладывается то, как ты преспокойно препираешься с Юкио во время уроков или, даже не дрогнув, смотришь в глаза ректора. Не говоря уж о том, что ты сумела призвать в фамильяры одного из страшнейших японских демонов и до сих пор находишься в прекрасных отношениях с Рином Окумурой, осознание чего пускает по спине Мивы табуны мурашек. Он боялся тебя до дрожи в коленках, и страх этот сумел притупиться лишь к тому моменту, как он решил создать программу для классификации демонов. Тогда, помнится, ты совершенно искренне выразила свой восторг от его затеи, что надолго вогнало парня в краску, шевельнув в его создании робкую надежду: «А может, зря я себя накручивал, и (Твое имя) вовсе не плохой человек?» С этого-то дня Конекомару и учится доверять тебе, во стократ ободряясь с каждым разом все больше убеждаясь в правдивости своих догадок. Ты же, в свою очередь, помня о том, что в большинстве случаев физически слабые люди – умственно одаренные, теперь видишь, что в случае Мивы эта информация подтверждается что вызывает в тебе неподдельное уважение*
- Право же, (Твое имя), я не в такой степени гений, как тебе то кажется… - неловко краснеет молодой человек, стоит тебе в очередной раз похвалить его за сообразительность.

Идзумо Камики: (Твое имя)…я тут подумала…может, ты научишь меня готовить? Недаром ведь для остальных являются праздниками те дни, когда вы с Окумурой решаете приготовить обед…*Сперва твое существование не очень-то заботило её – на любые твои попытки завязать с ней общение девушка лишь отмахивалась, как от надоедливой мухи. Тогда, проглотив обиду, ты вообще перестала заговаривать с ней, полностью переключив свое внимание на Шиеми. А потом увидела, что Морияма, решив подружиться с Камики, невольно стала ее служанкой…В тот миг Идзумо и поняла, что упустила из внимания факт, что ты, как и Рин, склонна, что называется, «бить за друга морду», пусть и намного реже, чем Окумура-старший – только в том случае, если к этому приложат особые усилия. А девушка, даже не подозревая об этом, приложила их, по-твоему, предостаточно, помыкая наивной Шиеми как угодно. За что и поплатилась: выловив ее как-то раз после курсов экзорцизма, ты с наимилейшей улыбкой сообщила, что если она еще хоть раз учудит «что-нибудь не то» в отношении твоей подруги, ты сделаешь ее идеальным обедом для своего фамильяра, но вот о том, что это за фамильяр такой, мы укажем чуть позже. «Не веришь никому – ну и не верь, пожалуйста, никто тебя не заставляет. А Шиеми обижать не смей, иначе я не смогу поручитьcя за свое умиротворение», - спокойно, но твердо пригрозила ты, цепко держа ее за горло. Тогда, мгновенно убедившись в искренности твоих слов, Камики не рисковала с тех пор и слова тебе наперекор сказать, несмотря на то, что больше таких «выпадов» в ее сторону ты не совершала. Все язвительные слова просто застревали в горле у девушки, стоило ей встретиться с твоим внимательным, все подмечающим взглядом. Но на этот раз все равно было уже тебе. «Эгоистка !» - укрепившись с некоторых пор в таком мнении, ты махнула на нее рукой. Однако даже эта неприязнь не помешала тебе совершенно искренне обеспокоиться похищением Идзумо иллюминатами – все же без вечного яда, слетающего с ее губ, в коллективе было бы скучновато. Но занимательное дело – после этого события Камики словно подменили: она ни с того ни с сего стала пытаться заводить с тобой беседы, предлагала помощь в выполнении домашнего задания, хоть ты в ней и не нуждалась, а стоило тебе с Шиеми куда-либо собраться, сразу же вклинивалась в вашу компанию. Объяснение такому поведению не заставило себя ждать: отказавшись от своих старых принципов, Идзумо решила все же приоткрыть дверь к своей душе, а ты и Морияма оказались первыми, помимо Паку, людьми, стоявшими в списке тех, с кем, по мнению девушки, можно было бы пойти на такой эксперимент. Эта перемена в характере одноклассницы приятно удивила тебя, а оттого колебалась ты не долго – теперь вас часто видят вчетвером в коридорах Академии. И хотя до дружбы между вами двумя еще далековато, вы готовы довольствоваться уже простыми приятельскими отношениями, вот-вот готовыми перерасти в нечто большее*

Норико Паку: (Твое имя)-чан, в магазинах уже появился новый том манги «Бездомный бог»! Идем скорее, а не то все экземпляры разберут! Заодно Идзумо и Шиеми-чан позовем…*В отличие от своей несговорчивой подруги она, как и в случае с Шиеми, сразу завязала с тобой приятельские отношения. Твоя искренность, но в то же время и твердость в «делах особой важности» делают тебя в ее глазах примером для подражания, а оттого у Паку ты в авторитете. Она, надо заметить, всецело поддерживает твое желание свести Рина и Шиеми, а потому вызвалась тебе помогать. Вдобавок, зная, что за чувства питает к тебе Юкио, втайне от тебя Норико разрабатывает свой план, уже по вашему воссоединению. Что же касается твоей личности, то ты то и дело радуешься, когда девушка в очередной раз предлагает вместе сходить в книжный магазин или какое-нибудь кафе. Ещё бы! Ведь рядом с Паку не нужно быть сильной, не надо все время быть начеку, а можно просто искренне радоваться жизни. Так что такие моменты, по твоему мнению, нужно ценить, что ты и делаешь*

Нему Такара: А зачем тебе кукла Окику? Уж не хочешь ли ты ограбить монастырь и оставить ее у себя вместо трофея? *Нелюдимость сего субъекта не столь пугала тебя, сколь огорчала. Интерес Такары к куклам невольно пробудил у тебя интерес к нему самому, а оттого ты решила предпринять несколько попыток стать с ним если не друзьями, так хотя бы приятелями. Однако юноша не спешил завязывать с тобой общение, первое время считая тебя чересчур навязчивой. Тогда ты решила прибегнуть к плану «Б»: как известно, хочешь расположить к себе кого-нибудь – попробуй заговорить о том, что нравится ему. Вот ты и решила проверить этот метод на Такаре, спросив его, знает ли он что-нибудь о кукле Окику*, раз он так сильно интересуется игрушками с «историей». Да, тогда тебе пришлось выдержать как минимум полчаса бессмысленной болтовни его чревовещателя, прежде, чем Нему наконец поведал тебе интересующую информацию. Тогда, окрыленная этим успехом, ты продолжила расспрашивать его о всех куклах или игрушках, которые когда-либо упоминались в легендах Японии и Запада или считались проклятыми, а под конец подключила «тяжелую артиллерию» - пирожные собственного приготовления. Можно сказать, с тех-то пор вы и «притерлись» друг к другу – одноклассники, бывало, подолгу не могли поднять с пола челюсти, видя, как вы отсиживаетесь в уголке класса, беседуя о чем-то своем. Надо заметить, ты еще тогда ощущала, что есть в этом человеке что-то такое, что заставляет испытывать странный трепет…А когда Такаре было поручено ректором проводить команду эксвайров в родной город Идзумо, ты окончательно убедилась в том, что сие есть ничто иное, как огромное уважение. После этой злосчастной поездки в логово иллюминатов ты обращаешься к нему не иначе, как «семпай», что, к слову говоря, Нему очень льстит. Таким образом, между вами установились довольно неплохие приятельские отношения, и хотя вы двое не торопитесь подниматься на ступеньку под названием «дружба», вам достаточно уже этого*


Орден Рыцарей Истинного Креста

Окумура Юкио: (Твое имя)…тебе не кажется, что твое общение с Рином в последнее время стало выходить за рамки общепринятых норм поведения? – в который раз цедит поутру молодой человек, заставая в их с братом комнате гостью и прилагая все усилия, дабы в речь не вклинивался хруст костяшек пальцев, сжатых в кулаки. *«Здравствуй, бесхребетное!» - именно такую фразу ты использовала в качестве приветствия, когда еще девочкой приходила в гости к Рину и натыкалась дома на его брата. И ведь просто не могла назвать по-другому: ни дать ни взять ничтожество. «Только плакать и горазд…» - с долей отвращения размышляла ты, наблюдая, как Юкио в очередной раз жалуется Широ на кошмар или разбитые очки. А когда он при тебе рассерженно отталкивал протянутую руку Рина после того, как тот опять избавил его от издевательств уличных мальчишек, доля эта увеличивалась во стократ. «Неблагодарный!» - негодовала ты. По большому же счету, ты почти и не замечала его: что есть, что нет. Но одного ты так и не узнала: именно твой холодный взгляд вкупе со звонким голосом, произносящим ненавистное слово «бесхребетное», и послужили для Юкио еще одной причиной стать таким же сильным, каким ему казался Рин. Все естество мальчишки негодовало, желая доказать тебе, что он не так жалок, как кажется, однако все то время, что парень учился под надзором Широ и Шуры, страх, что даже после этого ты посмотришь на него так же холодно, не оставлял его ни на минуту…И его страх оправдался еще в первый день вашего пребывания в Академии Истинного Креста, когда ты узнала, что Юкио будет преподавать антидемоническую фармакологию. Надо сказать, тот факт, что младший брат твоего друга тайно достиг того, к чему стремился сам Рин, да еще, как тебе показалось, стал слишком уж высоко задирать нос, не просто не вызвал в тебе никакого восхищения – он пробудил в тебе такое огромное отвращение, что будь оно материально, Окумуры-младшего уже не было бы в живых. И это не считая убеждения, что дай ему только волю – и он с радостью прикончит брата. Сам же юноша, столкнувшись со своим худшим страхом, к своему изумлению, понял, что желание вызвать у тебя хотя бы заинтересованность никуда не делось – напротив, он стал словно одержим этим стремлением. А когда в одно прекрасное утро при виде тебя, уютно устроившейся под боком у Рина, у молодого человека от злости затряслись руки, тут-то он и понял, какое название носит на самом деле чувство, испытуемое им. Страстная, болезненная любовь, почти граничащая с безумием, а в тот момент еще и смешавшаяся со жгучей ревностью к брату. Но если бы ему вздумалось вдруг тебе об этом сообщить – хех, горько усмехается Юкио, тогда бы единственным ответом ему послужило либо возмущение, либо насмешка. Это можно было понять еще тогда, когда, сонно приоткрыв один глаз и смерив Юкио тем самым презрительным взглядом, которого он с детства так боялся, ты проговорила: «Не беспокойся, я ведь все равно пришла не к тебе. Уж я-то не стала бы с тобой водиться даже за все деньги из бюджета Японии». И ведь ты до сих пор не подозреваешь, как больно ранила этими словами сердце Окумуры! С того момента он ходит мрачнее тучи – даже Шура и Мефисто обескуражены его поведением. Как же ему хочется, чтобы ты не уходила с уроков, окатив его надменным взглядом, не презирала! Как Юкио мечтает однажды увидеть ту улыбку, которую ты так щедро даришь своим друзьям, предназначенной ему одному! А уж о том, чтобы прикоснуться к объекту своей страсти, он и помышлять не смеет, предпочитая ночью метаться на влажных простынях и изводить себя мыслями о желанном. И хотя молодой человек понимает, что ему вряд ли суждено добиться твоей взаимности, если он даже не желает сбавить обороты в своей скрытности, едва тлеющая надежда все не желает покидать его*

Шура Киригакуре: (Твое имя), у тебя ведь завтра нет занятий, нэ? – вкрадчивым тоном интересуется аловолосая, опершись на твое плечо. – Нет? Вот и чудно! Тогда возьмем Камики, Шиеми и Паку-тян и совершим небольшой променад в город. Пройдемся по магазинам, кафе каким-нибудь…Не хочешь? Но почемууу? *Человек, способный за пять минут довести Юкио до грани нервного срыва, уже только за это может снискать ее уважение, но тебе от этого, в общем-то, ни горячо, ни холодно. Она кажется тебе личностью безответственной и развратной, а оттого и неприятной, вследствие чего ты стараешься держаться от нее подальше. Вдобавок тебе не очень-то нравится ее надменное обхождение с Рином, хотя за подколки Юкио ты почти готова ее поблагодарить. Что же касается самой Шуры, то она, как и Рензо, убеждена, что ты была воспитана в слишком строгой и потому тебе надо держать себя более свободно – начиная со внутреннего миром и заканчивая стилем одежды, а оттого женщина не оставляет попыток тебя раскрепостить, искренне удивляясь, когда натыкается на твое ярое нежелание иметь с ней дело. И хотя она обожает слушать перепалки между тобой и Окумурой-младшим, видеть, как тот мучается от безответной любви к тебе, ей неприятно, а потому она порой может дать тому совет, как лучше снискать твою благосклонность. Врочем, заключаются все ее советы в основном всего в одной фразе – «Сбить с себя спесь и скрытность, иначе не видать ему (Твое имя) как своих ушей». Больно уж женщине хочется, чтобы «крошка Юки» хоть в чем-то в этой жизни был доволен, вот и пытается помочь юноше пробудить в тебе ответные чувства – даже если дело в списке ее вариантов дойдет до пункта «напоить». В целом же, общение ваше протекает лениво: не сказать, что хорошо, но и не заметить, что так уж и плохо, что Шура в ближайшем будущем планирует исправить*

Мефисто Фелес (Иоганн Фауст, Самаэль): Милая (Твое имя), право же, ты ко мне несправедлива. Подумай, разве стал бы я посылать Рина на смерть, если отвечаю за него головой и перед Ватиканом, и перед его братцем? Чем тыкать пальцами да обвинять друг дружку, давай лучше попьем чайку, и ты расскажешь мне, как там успеваемость моего братишки – вы же, помнится, в одном классе с ним…*Как бы мило он не улыбался, как бы не разглагольствовал о своей помощи Рину, ничто на этом свете не заставит тебя поверить, что Мефисто ничего не ожидает за это взамен. Такие изворотливые личности никогда не помогают по доброте душевной: они плетут целые интриги, в которые включают тех, с кем когда-либо имели дело. «Жнет там, где не сеял и собирает, где не рассыпал» - именно такую характеристику ты дала ректору, пообщавшись с ним примерно неделю. Сам же Мефисто, с первых же дней твоего пребывания в Академии с удовлетворением убедился, что не прогадал, побудив тебя посещать курсы экзорцизма. А история с опасным фамильяром, пересказанная трясущимся Цубаки, лишь укрепила это мнение. Теперь Самаэль не сомневается, что в будущем из тебя получится один из сильнейших укротителей. Узнав же, что ты собираешься становиться еще драгуном и рыцарем, почти пришел в восторг. И мужчину даже не смущает мысль, что ты собралась взвалить на себя больше, чем требуется, ведь он уже не впервые замечает, что твоя личность интересна ему не менее Рина, а, стало быть, и наблюдать за тобой так же занимательно, хоть ты и не являешься демоном. Вряд ли такая сильная душа смирится с ролью пешки на его доске, а потому демон планирует отвести тебе роль поважнее, сделав, скажем, ладьей или слоном. Мрачная же одержимость тобой Амаймона его, казалось, ничуть не беспокоила. «Порезвится братишка, жажду утолит, а там и успокоится», - думал Мефисто, с усмешкой выслушивая негодование Короля Земли по поводу того, что «невеста его не замечает». Но стоило ему понять, что даже появившись в Академии в амплуа племянника ректора Амаймон не перестал тебя подстерегать, как мужчина насторожился: с чего бы это брат так надолго увлекся смертной? Впрочем, Повелитель Времени тут же успокоил сам себя: даже если тому надоест сдерживаться и он попробует утащить тебя в Геенну, Самаэлю ничего не будет стоить вернуть тебя обратно, а потому оснований для беспокойства пока нет*

Цубаки Каору: (Твое имя)?...Кхм…Ну что я тут могу сказать? Девочка способная, да. Пожалуй, даже слишком… - медленно выговаривает мужчина, в то время как его лицо постепенно приобретает синеватый, как у мертвеца, оттенок. *Он до сих пор не может без содрогания вспоминать, как на занятии, во время которого ученики должны были обрести фамильяров, ты, сама того не желая, призвала не кого-нибудь, а Гасадокуро* и, более того – сумела его укротить. В последствии Цубаки не раз отговаривал тебя от решения оставить себе такое «счастье» - как ни крути, а такого опасного демона личности, еще даже не ставшей эксвайром, иметь не положено - однако ты была непреклонна. С чего бы тебе вот так просто поверить такому безалаберному преподавателю, даже во время практического занятия покидающего свой пост и бегущего к своей ненаглядной как собака, которой свистнул хозяин? Да и потом, раз уж раз выпустил джинна из бутылки, то и ответственность за его пребывание в Ассии лежит на тебе. Стоит ли говорить, что благодаря своему решению ты надолго снискала славу создания, едва ли не страшнее, чем Сын Сатаны? Но при этом никому до сих пор неизвестно, что в вашу первую с Гасадокуро встречу ты чуть в обморок не упала – и ведь было от чего: призванный демон, даже не поднимаясь во весь рост, чуть ли не разрушил классную комнату. Как тебе удалось найти к нему подход, ты уже не помнишь. Но зато прекрасно осознаешь, что это уже неплохое начало для оттачивания мастерства в успокоении демонической ярости – а ведь это умение так важно, если учесть, с какой «взрывоопасной» личностью ты в дружбе*

Игорь Нейгауз: Если этой девчонке вздумалось якшаться с сыном Сатаны, то я, пожалуй, не удивлен, что большинство одноклассников некоторое время бросало в дрожь при одном упоминании ее имени. Но как бы она не изощрялась, ей еще воздастся сполна за такой «талант» в выборе друзей. *С первого занятия в классе этого человека ты убедилась: для учителей весьма свойственно сразу выбирать себе любимчиков и козлов отпущения, к которым, собственно, тебя и причислили. Хотя нет, ты преуменьшила: Нейгауз не просто тебя недолюбливал – он тебя ненавидел. Все оттого, что он уверен: если ты дружишь с сыном Сатаны, то рано или поздно «потеплеешь» и к другим демонам, став таким образом врагом экзорцистов. Да и горе, нанесенное ему Синей Ночью все еще дает о себе знать, а потому все, что только связано с синим пламенем, вызывает у мужчины состояние, близкое к бешенству. Оттого, движимый своей ненавистью, Игорь несколько раз пытался убить и тебя, обставляя дело как несчастный случай, а в конце концов напал в открытую. Чуть не оказался съеденным твоим фамильяром. И если бы не вовремя вмешавшийся Мефисто, остались бы от Нейгауза только «рожки да ножки». И хотя после того, как его сместили с должности, уничтожить тебя у него шансов не осталось, твоей смерти он желать не перестал*

Широ Фуджимото: *Ты считала его своим вторым отцом. Дня не проходило, чтобы по дороге из школы ты не заглянула на огонек к мужской монастырь, дабы в очередной раз послушать очередную легенду, попить чаю в компании старика или же помочь другим монахам приготовить обед. Широ был для тебя незыблемым авторитетом и порой даже родителям ты так не доверяла, как ему. Преподобный Фуджимото, в свою очередь, молиться на тебя был готов, ведь ни одно живое существо, кроме твоей личности, не вызывалось дружить с Рином, еще и умудряясь при этом быть его личным успокоительным. Порой мужчина даже завидовал тебе, ведь в таком случае ты имела на старшего Окумуру большее влияние, чем он сам, но никогда бы тот не посмел признаться тебе в этом. Твоя же неприязнь к Юкио донельзя его огорчала – Фуджимото все не мог понять, чем же его младший приёмный сын тебе не угодил…Всего один раз он повысил на тебя голос, да и то, скорее от неожиданности, чем от злости. Это случилось как раз в тот злосчастный день, когда компания из двух братцев, Широ и тебя отправилась на горячие источники. Стоило видеть, как перекосилось лицо священника, когда он увидел вас с Рином в одном источнике, стоило слышать, как он возмущался! С того-то момента он, тревожась, дабы никто не покусился на твою невинность, стал буквально душить тебя своей опекой, поминутно напоминая о том, чем девочки отличаются от мальчиков и почему им нужно вести себя более сдержанно. В редкие минуты тогдашний паладин сравнивал тебя с Шурой, еще ходившей у него в ученицах. «Такие разные…и в то же время с одной и той же храбростью и упрямством идут по этой жизни, желая сполна взять то, что им причитается…», - думал мужчина. Но в то же время ничего он так желал, как оградить тебя от дел экзорцистов, готовый на все, дабы тебе не довелось иметь дела с жителями Геенны. Увы, все попытки оказались бесполезны – после его смерти ты оказалась в Академии Истинного Креста. А узнав, что твой любимый наставник был паладином, ты прониклась к нему еще большим уважением (хотя, казалось бы, куда уж больше), никому отныне не позволяя оскорблять память о покойном. У Ангела, помнится, глаза на лоб полезли, когда ты влепила ему пощечину за то, что тот назвал Широ самым никчемным паладином в истории*

Артур Огюст Ангел: С каких это пор никчемные желторотые эксвайры осмеливаются высказывать паладину, что ему следует делать, а чего - нет?! О, я в бешенстве! И только я понадеялся, что Лайтнинг поддержит мое мнение на их счет, как оказалось, что он еще и потакает этим маленьким негодникам! *Ты уже не раз успела расписаться в своем искреннем удивлении, что такое пустоголовое существо вообще смогло стать паладином. Он, в свою очередь, начал точить на тебя зуб еще с того самого момента, как получил от тебя по лицу, когда вскрылась правда о Рине. Уязвленная гордость вкупе компрометирующей ситуацией и твоей связью с сыном Сатаны не раз вызывали у Ангела жгучее желание натравить на тебя Высший Совет Ватикана, но стоило ему понять, что тобой интересуется Лайтнинг, в случае чего готовый за тебя вступиться, Артур был вынужден оставить сей замысел. Но ненавидеть тебя он не перестал, так что при каждой, к счастью, для обоих редкой встрече он призывает на помощь все свое ехидство в попытках уколоть тебя побольнее – впрочем, ты платишь ему тем же, почти всегда к бессильной ярости мужчины выходя из словесных перепалок победительницей*

Левин Лайт (Лайтнинг): (Твое имя), ты уверена, что хочешь помогать мне и Сугуро-куну в расследованиях? Расписывать, как это опасно, просто неуместно, знаешь ли. А вспоминал ли я о неприятностях, которые может тебе доставить наш паладин, если узнает, что о тайнах об устройстве этого мира стало известно эксвайру? И это не беспокоит тебя, а? Нет уж, лучше сиди да жди, а уж потом мы посвятим тебя в то, что раскопаем. На вот гамбургер, пожуй – а то больно худенькая, того и гляди тобой даже твой фамильяр не прельстится…Шучу-шу­чу, не надо на меня так смотреть! *Ты привлекла его интерес еще тогда, когда при огромном количестве людей дала пощечину его напарнику. «Смелая личность, знающая цену себе и тому, что считает важным для своего благополучия», - с невольным восхищением отметил Лайтнинг – ему пришлась по душе твоя дерзость, что и послужило причиной для ограждения тебя от гнева Ангела. А когда его направили в Академию Истинного Креста для обучения молодых экзорцистов, мужчина не упустил возможности узнать о тебе побольше. В твоем же понимании Лайтнинг - не кто иной, как самый настоящий серый кардинал, исполняющий обязанности паладина вместо пустомели Ангела. Но глядя на этого человека в отдельные моменты, ты видела в нем великовозрастного ребенка, так что ненадолго становилась солидарной с мнением Рюджи насчет того, что его наставник – идиот. Также ты в довольно резкой форме осудила неряшливость новоиспеченного учителя – пару раз даже брала гребень и невзирая на возмущенные окрики принималась расчесывать растрепанную шевелюру. Левин мог бы, казалось, вывернуться, оттолкнуть, напомнить о непростительной фамильярности между учителем и учеником…Но к своему собственному удивлению, молодой человек так и не смог произнести ничего подобного, так как ощущения тонких пальцев, касающихся кожи головы, заставляли едва не урчать от удовольствия. А уж угощение, которое ты стала приносить в его кабинет, стоило узнать, что Лайт плохо питается, только поспособствовало развитию его привязанности, а в последствии – зарождению нежных чувств. В самом деле, не говорит ли об этом тот факт, что ради тебя Лайтнинг готов даже на такой подвиг, как мытьё головы? А когда Рюджи стал его кохаем и дело подошло к развитию тайн Отдела 13, а ты пожелала присоединиться к этому дуэту, то натолкнулась на твердый отказ. Кто бы мог подумать, что Лайтнинг настолько испугается, что с его предполагаемой возлюбленной что-то случится, что вообще запретит тебе что-либо предпринимать…«Она слишком надеется на своего фамильяра, как Окумура на свое пламя, - подумал он. – Нельзя, чтобы (Твое имя) привязалась к демону настолько, чтоб он смог взять над ней контроль. Ей нужно стать сильнее, чтоб защитить себя!» - решил наконец мужчина. И ведь преуспел же в этом процессе: на уроках душу из тебя вытряхивает, дабы ты как можно больше знала о демонах, после уроков проводит практические задания, чтобы твоя личность отточила мастерство по стрельбе, а в свободные часы все время пытается накормить гамбургерами, мотивируя это тем, что с голодающего экзорциста толку немного и рассказывая между делом истории из своей богатой биографии. Да, пусть неуклюжей любовью, но Лайтнинг любит тебя и готов пойти на многое, чтобы видеть тебя рядом, когда войне с иллюминатами придет конец*

Грегори: *Лайтнинг рассказывал тебе о нем, и не раз – все же глава Ордена Рыцарей Истинного Креста заслуживает особого внимания. Но надо сказать, история эта тебя не впечатлила: ты возымела о «Шемихазе» мнение как о человеке абсолютно буздушном, как марионетка, чье решение зависит только от того, что сочинят другие члены главного совета*

Драк Драгулеску: *Поскольку, помимо Рюджи, Лайтнинг посвящал в ход своего расследования и тебя, ты довольно быстро узнала из первых уст о том, что Драгулеску был, кроме Мефисто, еще одним членом Совета Ватикана, который знал о деятельности Отдела 13. Так что теперь тебя мучает желание хоть одним глазком взглянуть на старика, ибо если как Фелес выглядит и каков у него характер, ты знаешь, то об этом субъекте тебе ничего не известно*

Оскеола Редарм: *Хотя Лайтнинг упомянул о нем лишь вскользь, ты с некоторых пор считаешь, что уж с Оскеолой-то у мужчины прекрасные отношения – как-никак, соседи, раз один родом из Техаса, а второй – из Мексики*

Люси Ян: *Вы не имеете о друг друге понятия вообще – Лайтнинг ведь рассказал тебе не о всех членах высшего совета Ватикана*

Юри Эгин: *Прознав об истории рождения братьев Окумура, ты теперь находишь их мать полным олицетворением ситуации наподобие «Родители сотворили нечто, за что в последствии приходится жёстко расплачиваться детям», о чем, разумеется, никогда не заикнешься ни Рину, ни Юкио, дабы не оскорбить память покойной. Хотя надо заметить, что в случае Юри ты не можешь понять, чем все-таки стоит считать поступок женщины – попыткой изменить этот мир, как ей казалось, к лучшему, или грубейшей ошибкой в истории человечества. Хотя…с другой стороны, чья бы корова мычала…если обстоятельства сложились так, что тебе теперь самой приходится иметь дело с демоном, да еще и с Королем Земли, то кто же ты такая, чтоб судить за это кого-либо?*

Категории: Ao no Exorcist, Синий Экзорцист, 1 часть
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть


~ Results of tests > Синий Экзорцист

читай на форуме:
2434
554
бесит
пройди тесты:
Ещё один ледяной маг...(17 часть)
Tearing off a sheet calendar - глава 4
читай в дневниках:
Спаня оо
ЭТО АНИМЕ ПО УПЯЧЕСКИ ООАаа, понятн...
Есть люди? пофиг живые или мёртвые ...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх