~ Results of tests
Результаты тестов, которые удаляют ~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

~ Results of tests > 3 часть


Опросы, тесты c категорией "3 часть".

понедельник, 8 мая 2017 г.
Kuroshitsuji - Part 3 Элиа Мерибель 12:19:58
Скотланд-Ярд

Артур Рэндалл: Опять ты! Какого дьявола тебе здесь надо? Убирайся отсюда, слышишь меня? Убирайся! Что значит, Аберлейн попросил прийти?! Попросил, значит... Забываетесь, Аберлейн! Чтоб я больше не видел на местах преступлений этой подозрительной особы! *Впервые ты столкнулась с представителями Скотланд-Ярда, когда в обличии простолюдинки разгуливала по городу и наткнулась на полицейских, копошащихся в подворотне вокруг трупа проститутки. Стоя среди толпы и с презрительной усмешкой выслушивая предположения сыщиков насчет орудия убийства, ты наконец не выдержала (ну это ж надо быть такими недотепами!) и во всеуслышание заявила «Короткий кинжал с немного загнутым в сторону концом. Этакий ятаган в миниатюре». Это так обескуражило Рэндалла, что сперва он даже не понял, что произошло, не понял, что над вопросом уже не надо ломать голову. А когда понял – возмутился, отдав приказ гнать тебя в шею. Чтобы его, детектива со стажем, вздумала исправлять какая-то проходимка? Положение спас Фредерик Аберлейн, отведя тебя в сторонку и горячо выразив свое восхищение. А когда ты «по секрету» сообщила ему, что, мол, у одной старой леди, у которой ты служишь горничной, есть огромная коллекция оружия, собранная ее покойным мужем и в которой ты разбираешься не хуже старика (надо же было хоть как-то выкрутиться), молодой мужчина понял, что такой ценный ресурс в борьбе с преступностью грех не задействовать. А потому ты теперь еженедельно появляешься в Скотланд-Ярде, отправляясь потом со следственной группой на места грабежей и убийств. Рэндаллу остается лишь скрипеть зубами да поносить тебя на чем свет стоит, а поделать он ничего не может, ибо ты еще никогда не ошибалась. Ты же пока не считаешь должным сообщать ему, кого именно он грозится отхлестать кнутом за неподобающее высокомерие и явное неуважение. Пока что. Но о том, чтобы устроить этому индюку «сюрприз», а заодно и нервное потрясение, ты уже подумывала, и не раз*

Фредерик Аберлейн: - Наконец-то вы прибыли, мисс (Твое имя)! – молодой детектив бросается к тебе, взбудоражено сверкая глазами.- Вот, глядите: жертва снова оказалась мужчиной. Как и другие четыре трупа, что мы обнаружили на прошлой неделе…*Аберлейн с первой встречи подметил твою осведомленность в разного вида оружии, а потому, стремясь искоренить преступность в Англии, он решил, что ты могла бы очень сильно помочь в этом деле. Порой мужчина даже думает, что ему стоило поучиться у тебя наблюдательности, чтобы замечать так же много. Иногда, под особое настроение, он часто приглашает тебя на обед к себе домой или даже может поделиться с тобой восторженными планами насчет счастливой семейной жизни и ребенке, а ты с удовольствием ему внимаешь. Добрый человек, хоть и немного наивный – по-твоему, это единственный его недостаток. Вдобавок Фредерик в, слава Богу, очень редкие моменты, бывает настоящим занудой в своем стремлении убедить тебя, что твоей личности достаточно только осмотреть место преступления, а рисковать не положено. При таких его рассуждениях тебе хочется рассмеяться – глупый! Риск – это то, что является основной составляющей твоей жизни, кроме редких моментов, когда хочется спокойной, размеренной жизни. «Интересно, - проносится в твоей голове, – наступит ли когда-нибудь день, в который Аберлейн наконец поймет, что не все женщины так же милы и беззащитны, как его супруга?*


Зеленая ведьма и ее окружение

Зиглинде Салливан (Зеленая Ведьма): Наконец-то ты пришла! Я уже волноваться начала – а вдруг с тобой что-то случилось? – чуть морщась от боли в ногах, девочка падает в твои объятия, при этом чуть не сваливая вас обеих на пол. - Идем скорее, я покажу тебе мое новое изобретение, а потом мы попьем чаю с пирожными и посплетничаем о мужчинах, давай, давай! Вольфрам, не заходи к нам и не смей подглядывать или подслушивать! *Познакомилась ты со своей без преувеличения очень близкой подругой не так давно и не без помощи столь ненавистной тебе Виктории, когда, поддавшись ее убеждению, отправилась с Сиэлем в Волчье Ущелье. Как оказалось в последствии, это было не таким уж и плохим решением, ибо остановившись на ночлег в Зеленом Поместье, ты полностью завладела вниманием его обитательницы: Зеленая Ведьма была восхищена тобой, а, следовательно, ей захотелось узнать, что же ты за птица. Что ж, ничего удивительного, что за такое рекордное время вы с Салливан очень сильно сблизились, а потому когда немка изъявила желание сбежать в Англию, ты даже обрадовалась. Тебя переполняло отвращение к Волчьему Ущелью, к предательству Вольфрама, к чудовищному обману всех обитательниц деревни…Но когда по прошествии пары месяцев ты наконец решила навестить подругу на ее новом месте, к своему ужасу, ты едва узнала ее. Вместо открытой, всегда высказывающей свое мнение девочки Зиглинде превратилась в скованное этикетом и обязательствами существо. Тогда, горько усмехнувшись, ты язвительно заметила: «Вот ведь урод одноглазый, такого хорошего человека испортил! Что и говорить, общество Фантомхайва умеет влиять на людей – кто в него попадет, прежним уже не вернется. Впрочем, эта старая паучиха ничуть не лучше…». Тебя взбесила догадка, что Виктория, пусть и мотивировала своими действиями «во благо», пользуясь тем, что немка не видела никого и ничего, кроме своей деревни, на самом вознамерилась использовать гений девочки для того, чтоб давить всех, кто попадется ей на пути «ради Англии», а потому ты уже не счесть в который раз тщетно пытаешься убедить ее в этом. Увы, тебя всегда ожидает разочарование – королева и Сиэль, по-твоему, уже так промыли мозги бедной Зиглинде, что ей уже и не надо ничего, кроме чертова особняка в Британии да еды...Хотя ты все же заблуждаешься – на самом деле никем Салливан так не дорожит, как тобой и Вольфрамом. Насмотревшись, как ты ведешь себя с мужчинами и держишься на публике, она поняла, что ты для нее – тот самый идеал женщины, к которому ей самой следует стремиться. К тому же, внимая рассказам о солнечной Испании, дельте Миссисипи, Мексике и суровой Аляске, Зиглинде страстно желает когда-нибудь тоже побывать в тех же местах, что и ты. Впрочем, ты с радостью дала ей обещание как-нибудь взять ее с собой в Испанию, а сама уже не можешь дождаться, когда вы наконец покинете Туманный Альбион*

Вольфрам Гельтцер: Ah, es freut uns Sie zu sehen!* Вы…сегодня просто неотразимы. Пожалуйста, носите платья чаще – они ведь только оттеняют вашу красоту…Хотя я вынужден признать, что грубые ткани и перекрещенные на талии и бедрах ремни смотрятся на вас очень и очень…кхм…эффектно.­ Очень…очень…Э? Кажется, я стал забываться. Mein Gott, не подумайте, что я посмел подумать о вас неподобающе! *Кажется, томат сейчас выглядит светлее, нежели лицо немца. Хотя к новоприбывшим он не питал никакого доверия, как ни странно, именно ты оказалась единственной, кто при первом впечатлении не вызвал у него раздражения. Ты не лезла не в свои дела, как Сиэль, не навязывалась ему, как Себастьян…просто была как бы незаметной, прямо благодать. В первый же раз Вольф обратил внимание конкретно на тебя благодаря весьма смущающей ситуации…Что ж, тебе, пожалуй, не было в диковинку, если какая-нибудь из змей заползала на тебе на руку или ногу, а ведь именно в тот момент, когда Оскар решил обнюхать Анну, Вордсворт обвился вокруг твоего стана…Гельтцер же, руководствуясь благими намерениями, хотел сдернуть пресмыкающееся с тебя. Но стоило мужчине невзначай коснуться твоей груди, как его рука оказалась заломленной за спину, а нижнюю часть тела пронзила адская боль. После этого, надо сказать, он был несколько обижен на твою личность, но все же быстро успокоил себя мыслью, что «Происшествие только говорит о том, что девушка может постоять за себя. А вообще было бы куда лучше, если б она приехала одна, а не с такой оравой. Может, была бы не такой угрюмой..». Тогда-то Вольфрам и осекся, ведь получалось, что вышеизложенным он соглашается с тем, что гостья вызывает в нем некий интерес. Увидев же тебя в почти что облегающем, но грубом мужском одеянии, да еще и с полной экипировкой в виде ремней и оружия, он потерял дар речи, к своему позору поняв, что возбужден. С тех пор Гельтцер старался тебя избегать, ибо от стыда попросту не смел взглянуть тебе в лицо. Просыпаясь по ночам на влажных простынях от мыслей о бесшабашной южанке, немец готов был выть от отчаяния – да что же это за чертовщина такая?! Во время же погони за Фантомхайвом через лес Вольфу довелось увидеть твой стиль боя на шпагах и на отлично оценить твою меткость – да, в тот момент мужчина испытал настоящий шок. Как только столь хрупкое с виду создание может сражаться с такой беспощадностью? Впрочем, его изумление довольно быстро перекрыло неожиданное озарение. «Мы похожи…похожи…похож­и…» - крутится теперь в голове у блондина всякий раз, как он бросает на твою персону взгляд. А после того, как они с Зиглинде обосновались в Англии, Гельтцер испытал огромное облегчение – ведь сейчас, когда вездесущий Цепной Пес все чаще предоставляет Зеленую Ведьму самой себе, он наконец может спокойно начинать новую боевую операцию, которую вести будет уже сам, без командиров. Под кодовым названием «Как завоевать сердце (Твое имя)». А покамест считает минуты до каждого твоего визита к Салливан, наслаждаясь потом каждой секундой, что проводит в твоем обществе*

Хильда Дикхауд: - Черт бы побрал эту пеструю компанию! Ну, понятно еще, что англичане – тем-то всегда надо сунуть свой нос в чужие дела. А вот испанцев здесь еще только и не хватало для полного счастья, а так все есть…- шипит молодая женщина, злобно сверкнув при этом глазами и сжав руки в кулаки. *Среди незваных гостей в лице Сиэля Фантомхайва и его прислуги ее внимание сразу же привлекла молодая девушка в дорожном мужском брючном костюме и с заткнутыми за пояс береттами, которая, в отличии от странных чужаков, казалось, из кожи вон лезущих, чтобы подружиться с обитателями Волчьего Ущелья, не сделала никаких попыток с кем-то сблизиться – но ровно до того момента, как ею заинтересовалась Зиглинде. А так незнакомка почти все время оставалась в стороне от общей суеты, всем своим видом демонстрируя смертельную скуку. Таковые, по мнению Хильды, несут наибольшую опасность, а оттого майор тайных войск Германии не спускала с тебя глаз, особенно после того, как почуяла некую слабину в твердости Вольфрама по отношению к гостье. А во время побоища в Лесу Ведьмы только убедилась, что подозревала тебя не напрасно*

Грета Хильберт: *Она полностью поддерживала мнение Хильды, соглашаясь с ее желанием вытурить тебя из деревни восвояси. Помнится, стоило ей во время повествования о фальшивой истории Волчьего Ущелья разок запнуться, а тебе – мигом выжидающе, но несколько недоверчиво воззриться на нее, как по спине у капитанши пробежал холодок. «Ну и глазищи! – подумала про себя Грета. – Кому как не нам лучше всех знать, что такой взгляд обычно несет за собой…Такая убьет и не заметит…». Так что во всех тех случаях, что она сталкивалась с тобой, в ее сознании не подавало голоса ничего, кроме злоб с изрядной долей страха. Пару раз она даже сравнила тебя с Хильдой, придя вскоре к ошеломляющему выводу: в принципе, вы двое ничем не отличаетесь, кроме, разве что, того факта, что в отличие от Дикхауд ты предпочтешь лучше подождать, пока тот, кто тебе ненавистен, ударит первый, чтобы потом отплатить тому в десять раз жестче*
- А это вообще женщина? Просто мороз по коже, - говаривала Грета, советуясь бывало с Хильдой о странных гостях. – Скорей бы от нее избавиться…

Анна Древантц: Пожалуйста, расскажите мне еще раз о корриде и тех временах, когда вы еще жили на родине! Мне очень хочется знать…а каково это – когда у тебя связи с самим королем? *Из всех троих опекунш Зеленой Ведьмы Анна, как известно, самая юная. Именно потому, вопреки приказам Хильды и гневным наставлениям Греты она практически с первых минут знакомства прониклась к тебе глубоким уважением – в понимании немки ты просто создана для роли старшей, немного строгой, но очень доброй сестры, которую ей так хотелось бы иметь. Анна почти не отходила от тебя, все выспрашивая о твоем происхождении и образе жизни, с нескрываемым изумлением для самой себя делая выводы, что тебе было бы лучше родиться мужчиной. Мысль о том, что при первом же возможном приказе старших напарниц ей придется тебя убить была невыносима для девушки, а потому она всячески пыталась на корню пресекать все твои разногласия с Гретой или кем-либо еще из обитателей деревни – понимала, что одно неверное движение – и все, кто в ней есть, кинутся на чужаков. Раскрытие же сущности проекта «Зеленая Ведьма» начисто смыло твое на тот момент дружелюбное отношение к ней, а потому, наткнувшись во время бешеной погони по лесу на ее мертвое тело, ты не испытала ни малейшей жалости. «Заслужила, значит…» - это была последняя твоя мысль об Анне Древантц*

Профессор Салливан: *Когда ты впервые увидела эту безобразную старуху, она вызвала в твоем сознании почти то же ощущение, какое ты обычно испытываешь при виде королевы Туманного Альбиона. Страх. Липкий, расползающийся по венам с неотвратимостью горной лавины, страх, являющийся для тебя одной из самых редких эмоций. Еще в первые дни пребывания в Волчьем Ущелье тебе показались чересчур подозрительными ее поведение и излишне пафосные речи, а стоило узнать, что она – родная мать Зиглинде, которая вдобавок еще использовала маленькую дочь для создания оружия массового поражения, то бишь Салина – тобой завладела ярость вперемешку с недюжинным отвращением. Как же велико было желание прикончить это мерзкое создание! Тебя удержало только то, что надо было как можно скорее уносить ноги из этой проклятой деревни – так-то ты бы сполна отомстила ей за своего маленького друга*


Остальные

Ангелина Дюрлесс (Мадам Рэд): *Она заменила тебе мать на время твоего пребывания в Англии. Именно этой женщине ты обязана теперь всеми нынешними друзьями, ибо в свое время Мадам Рэд поспособствовала твоему знакомству с самыми эксцентричными личностями Британии, среди которых находятся такие уникумы, как Гробовщик, Грелль, Лау Тао и Нина Хопкинс. Она же, в свою очередь, нашла в твоем лице человека, которому можно было подарить всю ту нерастраченную любовь, что была некогда припасена для ее так и не родившегося ребенка и с которым можно было поделиться всеми своими горестями и переживаниями, а потому Ангелина воспринимала твою персону как дочь и подругу одновременно. Вы в буквальном смысле слова нашли друг друга, вас водой было не разлить. Ты знала о ее любви к Винсенту Фантомхайву (Господи, да было бы кого любить!), она – о неразделенной любви своего племянника к тебе, и ничего женщине так не хотелось, как того, чтобы Сиэль вместо Лиззи взял в жены тебя, а потому она искренне огорчалась, видя, что вам двоим суждено остаться на ножах. Ее смерть потрясла тебя – ты не могла оправиться несколько недель, да и теперь, пока не вернулась в Испанию, еженедельно навещаешь могилу Дюрлесс-младшей, каждый раз возлагая на нее красные, как кровь, розы*
- Запомни, (Твое имя): что бы тебе не говорили, как бы не осуждали, никогда не надо бояться представлять себя перед другими такой, какой ты являешься, без притворства, - говаривала Ангелина. И ты стараешься следовать ее напутствию и по сей день.

Лорд Алистер Чембер (Виконт Друитт): - Оу, кокетка! Шутница…Это милое с виду создание прекрасно знает себе цену – она специально ведет себя грубо и неотесанно, чтобы посмотреть, охладит ли это мое пылающее сердце…О, ну конечно же нет! Такое ее поведение лишь сильнее распаляет меня, как эта испанская сеньорита и предполагала. Как она была права, избрав такую тактику! *Слова, слова, слова…у тебя до сих пор звенит в ушах от его болтовни. Изредка под настроение выбираясь в места сбора всего высшего света Лондона, ты прикладываешь максимум усилий, чтобы избежать этого человека. А не удастся – беда! В таком случае ты подвергаешься мощной атаке волны бессмысленных на твой взгляд комплиментов этого Казановы. Забавно, что ни язвительные ответы, ни болезненные тычки под дых, ни наставленные на него беретты не остановили его от твоего преследования – теперь это его любимое занятие наравне с оцениванием деликатесов или посещением того самого аукциона, где продают людей*

Сома Асман Кадар: - О, как я и предполагал, (Твое имя), лехенга-чоли* смотрится на тебе просто сногсшибательно! Знаешь, в ней да еще и со своей шпагой ты похожа на богиню Кали. А если бы ты еще и научилась танцевать гарба…У меня аж дух захватывает, стоит лишь об этом подумать! А теперь мы пойдем поедим карри и ты расскажешь мне, как прошла твоя поездка с Сиэлем…Хотя я не пойму, зачем моему младшему братику понадобилось тащить тебя с собой, - уже тише произносит юноша, в то время как на его лбу появляется очень редкая, едва заметная хмурая складка. *С этим великовозрастным ребенком ты нашла общий язык со скоростью света – вы ведь оба южане, без излишнего стеснения, а таковы ощущают родственные души с той особой тонкостью, кою окружающим вас не понять. Тебе сразу внушил доверие этот парнишка, главным образом из-за того, что рядом с ним можно было быть самой собой. Сома, в свою очередь, был просто очарован тобой, а потому вскоре попытался перевести дружеские отношения в нечто большее, а когда ты впервые появилась перед ним в надетом из чисто женского интереса к вещам индийском костюме, сердце юноши вообще пропустило удар. С тех пор Сома регулярно наведывается в поместье Сиэля (чем до безумия того раздражает), ибо это единственный шанс для него увидеть тебя – адреса-то твоего он до сих пор не узнал. Он просто боготворит тебя, так же, как чтит Кали, Шиву или Вишну, готов возложить пред тобой на алтарь все: свою душу, сердце, да хоть жизнь, лишь бы ты обратила на него свой взор, так что едва увидев свою возлюбленную, Сома пускается ходить за ней по пятам, совершенно по-детски стараясь привлечь твое внимание. Сие, увы, не всегда получается, а оттого молодой человек опять-таки обижается, как пятилетний. Впрочем, стоит ему столкнуться с внимательным блестящим взглядом из-под полуопущенных век, как все негативные мысли как рукой снимает. Это ведь ты…тебе можно простить все, что угодно*

Агни (Аршад Сатьендра Айр): - Намастэ, госпожа (Твое имя). Как вам ваш отпуск, предоставленный Ее Величеством? Что значит «это был не отпуск»? Ну как же, мне об этом говорил Себастьян…Или я неправильно его понял? В любом случае, я искренне надеюсь, что поездка вас не разочаровала, - увлеченно вещает бывший брахман, но заметив, как помрачнело твое лицо при упоминании королевы, спешит перевести разговор на другую тему. – Знаете, принц Сома дождаться не мог, когда вы вернетесь – каждый день меня спрашивал о вас…*Проницательный­ индус сразу же смекнул, что за чувство взлелеял к тебе Сома, а потому его сердце в кратчайшие сроки заполонила поистине отцовская гордость – еще бы, юный господин наконец решил жениться! Агни готов был на все, лишь бы ты и его добродетель были вместе, а потому зорко следил, чтобы никакая подозрительная личность тебя и пальцем не тронула. К тому же, тайно от вас двоих, он уже доставил Нине несколько тонких индийских тканей для пошива свадебного наряда – а что, готовым быть надо ко всему, особенно если учесть стиль ухаживаний принца…Ты же, ради интереса проводя параллели между Агни и Себастьяном, часто выносила один и тот же вердикт: все-таки пусть Индия и колония столь мерзкой тебе Британии, но все же мужества и духовной силы индусов тамошним наместникам сломить не удалось, что только увеличивает твое, казалось бы, и так безграничное уважение к дворецкому Сомы. А когда принц, размазывая слезы по лицу, поведал тебе о смерти своего друга, ты почувствовала, что земля ушла у тебя из-под ног – ведь глубоко в душе воспринимала Агни как старшего брата, всегда готового помочь мудрым советом или делом*

Лау Тао: - Ооооо, доброго вечерка, Мэй-нюй*, - тонкие губы Лау окрашивает слащавая улыбка в то время как китаец сгибается перед тобой в шутливом поклоне. – А мы вот с сестренкой решили вновь тебя навестить. Прости уж, что явились без приглашения – посылать гонца с оповещением о своем приезде всегда так утомительно…А у меня для тебя подарочек. Вот, держи, - и в твоих руках оказывается тонкая коробочка, расписанная ликорисами, – это очень редкий сорт зеленого чая, дорогая. *Он, расценивая тебя как компаньона, кой, возможно, очень скоро пригодится для его интриг, всегда появляется в твоем поместье как гром среди ясного неба. Но если его «сестренке» такое простительно, то вот Лау – точно нет. Подозрительно прищуренные глаза китайца, как тебе то кажется, таят в себе какую-то угрозу, которая рано или поздно должна проявить себя. Да и не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что этот верткий человек на самом деле всегда знает больше, чем кажется на первый взгляд…Впрочем, есть фактор, за который ты можешь ему это простить – при каждом своем визите в твою обитель он приносит тебе подарок. Статуя для парка, восточные лакомства, шелка для новых нарядов…Пожалуй, это вкупе с дружбой с Лан Мао еще может послужить причиной, по которой ты терпишь его в кругу своих знакомств*

Лан Мао: - Жемчуг вешают на прическу. Не на пояс, - бесцветным голосом замечает китаянка, забирая у тебя из рук тонкую нитку с нанизанными на нее крохотными жемчужинами и вплетая тебе в волосы под восхищенный вздох, вырывающийся из твоей груди. *Вот она – на данный момент твоя единственная и самая лучшая подруга, которая всегда будет самым желанным гостем в твоей временной обители и коей ты всегда сможешь излить душу и попросить совета. Лан Мао, в свою очередь, знает, что ты никогда не откажешь ей в том, чтобы побыть манекеном для разных восточных нарядов, которых она всегда привозит с собой полную карету, или же рассказать очередную историю о своем путешествии по земному шару. К слову говоря, этой девушке дозволено бывать в твоем особняке в любое время дня и ночи, а уж то, что в последнее время приезжать она к тебе все чаще стала без Лау, красноречиво говорит о том, что такого друга, как ты, Лан очень ценит, а потому и старается уберечь от интрижек «брата». Да и потом, мужчине совершенно нечего делать на девичнике, на котором собираются самые скандальные личности Лондона*

Дорсель Кейнс: - Когда у тебя есть песня, которой можно поделиться с другими, это ведь замечательно…- задумчиво тянет кукольник, покручивая в пальцах прядь рыжих волос. – Каждый в этом мире должен иметь свою, не находишь? *Ты повстречала его на Ледовой Ярмарке – тогда он расхаживал между рядами палаток, вертя ручку шарманки. И тебе так понравилась его песня, что тут же подойдя к шарманщику, ты попросила его петь еще и еще. Закончилось же все тем, что польщенный Дорсель пригласил тебя посетить его лавку – и кто бы мог подумать, что в самом скором времени заглядывать к нему на огонек станет в порядке вещей? Ты подолгу не могла оторвать взгляда от кукол, а Кейнс, в свою очередь, от тебя. Его поразило столь одухотворенное лицо и живая мимика, с помощью которой ты изъяснялась. Сколько раз он ощущал мучительное желание сделать из тебя куклу – это была бы жемчужина его коллекции…и не смог. В самый последний момент в его давно собранной душе шевелился желчный вопрос: «Ну сделаешь ты куклу, и что? И будет сидеть неподвижно день-деньской, а ты лишишься того, кто пусть поверхностно, но разделяет твои взгляды на жизнь. (Твое имя) слишком живая, чтобы позволить ее красоте застать навечно…» Поэтому в итоге Кейнс каждый раз оставался в стороне, незаметно для тебя вытачивая из дерева крохотных куколок с до боли знакомым лицом. А вскоре Дорсель исчез, не сказав ни слова. Встревожившись, ты затеяла поиски, и в перебежках по столице Англии набрела на старую башню на ее окраине, где и обнаружила мертвого друга, оказавшегося еще ко всему прочему куклой. Недолго думая, ты забрала шарманщика в свое временное поместье, зашила ему голову и привела в порядок одежду, но вот заново вдохнуть в деревянное тело жизнь не сумела. Так и сидит по сей день кукольник в кресле в углу твоего будуара – нынче он годится только на то, чтобы изливать ему душу, не боясь, что тайны будут выданы*

Нина Хопкинс: Чао, чао, чао, (Твое имя)! Как же я рада снова оказаться в твоей обители! Знаешь, как я и предполагала, поездка в Италию очень освежила мое сошедшее на нет вдохновение. И сейчас я готова воплотить в жизнь как минимум полторы сотни новых идей, ты ведь поможешь мне в этом, верно? О, я знала, что ты мне не откажешь! *Нина не перестает благодарить тот день, когда ты впервые заказала у нее пару нарядов. А как же иначе, ведь находку настолько разделяющие ее взгляды на моду и поддерживающего феминизм человека в пуританском обществе Лондона можно считать не иначе, как прямым подарком судьбы в лице Ангелины Дюрлесс, которая, собственно, и порекомендовала тебе ателье Хопкинс. Поэтому в самом скором времени ты стала ее постоянным клиентом, затем главной моделью и наконец – одной из лучших подруг. Теперь, едва у женщины выдается свободная минутка, она сразу мчится к тебе – обсудить за чаем или десертом новые модные тенденции, а также в очередной раз убедиться, что все мужчины относятся к одному определенному виду травоядных – милое дело!*

Артур Уордсмит: - Миледи, вы…вы даже представить себе не можете, как я вам благодарен, что вы помогли напечатать все мои рукописи! О, скажите мне, что я могу сделать для вас взамен? Знайте, отныне и впредь я – ваш покорный слуга! *Ты узнала о существовании этого молодого человека совершенно случайно, когда ломала голову в книжном магазине над вопросом «А что бы такого нового мне приобрести?». Взгляд как-то сам собой наткнулся на блестящий коричневый корешок – это была та самая книга, которую он написал вскоре после драматических событий в поместье Фантомхайв. А поскольку она тебе ужасно понравилась, ты разузнала его адрес, чтобы лично выразить писателю свое почтение. Молодой мужчина, помнится, чуть не умер от счастья, услышав, что кому-то столь сильно понравилась его работа, а уж когда ты выразила желание посмотреть другие его наброски, да потом еще и сокрушалась, что такой талант зря пропадает, он почувствовал, что земля ушла у него из-под ног. Именно ты в последствии помогла ему с раскруткой – дошло до того, что его скромные творения приметила сама Виктория. Стоит ли говорить, что Артур считает тебя чуть ли не божьим провидением, никогда не упуская шанса, чтобы предложить помощь в чем-либо, демонстрируя таким образом благодарность к тебе? Ты часто приглашаешь его к себе на чай, чтобы еще поговорить о книгах или о том, каково быть писателем – в общем, отличные дружеские отношения*

Томас Уоллес: *Как-то раз Грелль принес тебе стопку пожелтевших от времени листов, испещренных мелким тонким почерком и, странно улыбаясь, сообщил, что автором «Истории жнеца по имени Уилл» являлся человек, которому удалось произвести на его начальника приятное впечатление, да такое, что он впервые в жизни засомневался – забирать душу или нет. Узнав же, что Томас погиб как раз когда нес свое творение в редакцию, а Сатклифф потом подобрал рассыпанные листы, ты убедила Грелля оставить рукопись тебе. Так благодаря твоему покровительству книга вышла в свет. За то, к слову, что это настоящий компромат на жнецов, ты не беспокоишься – а кому придет в голову проверить эту историю на правдивость?*

Дидрих: *Как-то раз он приезжал в Испанию с посланием королю от кайзера Германии. Встретить же и провести гостю экскурсию по Мадриду и Эскориалу в частности было поручено именно тебе, а потому нет ничего удивительного в том, что именно в твоем обществе Дидрих, за милю чующий схожие со своим характеры, ощущал себя более-менее спокойно во время своего пребывания среди испанцев. Хотя вначале в его отношении к тебе присутствовала некая настороженность, ибо твоя скрытность и появляющаяся время от времени на лице загадочная полуулыбка до боли напоминали ему покойного Винсента Фантомхайва. Только присмотревшись, он разглядел в тебе поразительную, как для девушки, выносливость, впечатляющую отвагу и главное (что в последствии неоднократно возвысило его уважение) – в отличие от Винсента ты не юлила и не хитрила в общении, а просто всегда прямо высказывала все, что думаешь. В общем, на родину мужчина уехал, будучи твоим хорошим знакомым и везя в кармане записку с начертанным на ней домашним адресом. Несколько лет вы так и переписывались. А когда Дидрих отправился в Лес Ведьмы спасать Сиэля, он был немало удивлен, застав в его свите тебя, что, в общем, не омрачило его радости от встречи. И хотя он не упустил случая отругать тебя за безрассудство, это только доказывает, что его мнение о тебе совсем как о ребенке, названной дочери – немца все не убедить, что ты можешь защитить себя сама*
- Смотри в оба, бесконтрольный гнев не всегда приводит к благоприятным последствиям, - напутствовал он тебя перед возвращением в Туманный Альбион. И, убедившись, что ты отошла достаточно далеко, тихонько добавил: - Береги себя…

Ирэн Диаз: Леди (Твое имя), у вас отменный вкус…Пожалуйста, не слушайте тех, кто столь активно его критикует – ведь они делают это только лишь потому, что не так красивы, как вы. Кстати, а вы не посоветуете ли мне своего портного? *Ты с самого своего прибытия в Англию не пропускала ни одного ее выступления, ибо знала «Королеву оперы» еще с ее гастролей в Мадриде. Обожая этот жанр, ты как-то раз предложила жене короля Альфонсо выбраться на светское мероприятие, а прослушав «Кармен» в исполнении Ирэн, навечно стала поклонницей ее таланта. Но только почему-то именно здесь, в Лондоне, ты наконец решилась после оперы подойти к певице и попросить у нее автограф. Она не отказала тебе в этом удовольствии, а там уж и до приятельской беседы недалеко было…Диаз же не смогла оставить без внимания твой экстравагантный стиль, но в силу своего мягкого характера, вместо того, чтоб осудить, она тебя поддержала, что только подогрело твое обожание этой женщины. Благодаря знакомству с ней ты теперь можешь отправиться на Ковент-Гарден когда только заблагорассудится, ибо доброжелательная Ирэн каждый раз по знакомству приберегает для тебя и спутника в лице Эдварда, Зиглинде, а до некоторых пор – Алоиса, место*

Гримсби Кин: Ирэн слишком увлеклась этой испанской выскочкой…Неужели она никак не поймет, что общение с изгоями в обществе никогда не приводит ни к чему доброму? Впрочем, пока об этой возмутительной связи, которая запросто поставит крест на карьере Ирэн, известно только ей, мне и (Твое имя), то, полагаю, нечего опасаться. До поры до времени…*Несколько раз видя тебя выходящей из гостиной в особняке Ирэн, Кин безмолвно ужасался – как же могла Диаз, прекрасно зная о характеристике, данной испанской гостье высшим светом, завести с ней знакомство? В восприятии Гримсби это пахнет скандалом, а потому, понимая, что силой тебя от его спутницы не отвадить, он держит ухо востро, старательно заметая все следы твоего присутствия в поместье певицы*

Патрик Фелпс: *Вы с ним виделись пару раз на балах в поместье Алистера Чембера, Алоиса и даже четы Мидлфорд. Юноша, даже будучи «предостереженным» заботливыми матронами о «дурных наклонностях испанцев и пагубном влиянии со стороны янки», был искренне восхищен тобой – пару раз он приглашал тебя на вальс, рил или мазурку, а едва ты принимала приглашение, ощущал себя уже как бы летящим над землей. После одного из таких вечеров он Патрик велел слуге достать букет самых прекрасных роз и анонимно послать в твое поместье. Вообще молодой Фелпс, надо заметить, не вызывал в тебе никакой неприязни, а потому вы могли бы даже стать друзьями, если бы он не погиб от укуса одной из змей Снейка*

Георг фон Сименс: *Хоть ты и получила приглашение на вечерний прием в поместье Фантомхайв, в его парадном зале тебя никто и не увидел – ты не пожелала «тратить свое время ради удовольствия избалованного мальчишки». Следовательно, с одним из важнейших гостей на празднестве познакомиться тебе не представилось возможности*

Скай Брават: *Получив от Вайолета приглашение в открывшийся недавно театр-варьете «Сфера» и узнав от Аберлейна, что он пользуется огромной популярностью у всего населения Лондона, без акцентов на статус, ты даже обрадовалась – наконец-то нашлось место, где нету пересудов и можно говорить с кем хочешь, не вызывая осточертевшего кудахтанья. Но стоило войти в помещение, как в сознание подобно раскаленному пруту врезалась мысль: что-то тут не так. А уж когда ты очутилась на колченогом табурете перед сиреневолосым предсказателем, твое чувство тревоги только усилилось. Но был и один положительный момент – ты до сих пор не можешь без вызывающей ухмылки вспоминать, как перекосилось его лицо, когда в ответ на просьбу уколоть палец ты преспокойно выудила из-за корсажа любимый кинжал, небрежным движением полоснула по левой ладони лезвием и щедро плеснула в чашу несколько капель. «Как можно так безответственно расточать свое сияние?» - негодующе пронеслось в голове у Бравата. Тем не менее, он с нескрываемым восхищением сообщил о твоем пребывании под покровительством Сириуса, а про себя еще и то, что как для обладателя столь редкого сияния (то есть четвертой группы крови), твое тело прямо пышет здоровьем и решимостью, в то время как большинство «Сириусов» были болезненными, слабенькими людьми. О, какой ценный экземпляр для экспериментов! Нет, даже на желании тебя в качестве донора планы не окончились – ничего мужчина так не хотел, как того, чтоб ты находилась всегда при нем…прямо как та юная блондинистая леди. Но как он ни ожидал твоего нового появления в сфере, ты больше не попалась ему на глаза, ибо, ощутив некую опасную ауру, исходящую от этого человека, ты сочла за лучшее больше с ним не пересекаться. Брават, между прочим, до сих пор злится*
- Ну это же надо таким дураком быть – упустил такую добычу! – разочарованно подвывает он, отчитываясь перед господином Сириусом.

*Альфонсо Тринадцатый - король Испании с 1886 до 1931 года.

**«Непобедимая армада» - крупный военный флот (около 130 кораблей), собранный Испанией в 1586 1588 годах для вторжения в Англию во время англо-испанской войны (1587 1604) и потерпевший полное поражение.

***Очередной акции со стороны анархистов - за годы правления Альфонсо Тринадцатого анархисты убили четырех премьер-министров Испании.

****Клофелин – белый кристаллический порошок. Стал печально известным из-за того, что его часто применяли, чтобы усыпить жертву, что часто заканчивалось летальным исходом.

*****Беретта 92 – оружие из семейства самозарядных пистолетов, детище итальянской компании Beretta.

******Техасский холден – самая популярная в мире карточная игра.

*******Es freut uns Sie zu sehen! (нем.) - Мы рады Вас видеть!

********Лехенга-чол­и – традиционный индийкий женский наряд.

*********Мэй-нюй (кит. - Meinu) – красотка, красавица, обращение к молодой девушке в Китае.


Автор будет очень рада, если вы расскажете ей о своих впечатлениях - она ведь так старалась, когда писала этот тест! http://eliameribel.­beon.ru/0-29-my-test­s-you-re-welcome.zht­ml

Категории: Kuroshitsuji, Тёмный дворецкий, 3 часть
Прoкoммeнтировaть


~ Results of tests > 3 часть

читай на форуме:
...
БРАВО
X-( X-( X-(
пройди тесты:
уличный танец или шаг в смерть (пролог)
Школа 4
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх