~ Results of tests
Результаты тестов, которые удаляют ~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

~ Results of tests > Soul Eater


Аватары, опросы, тесты c категорией "Soul Eater".
Пользователи, сообщества c интересом "Soul Eater".

понедельник, 8 мая 2017 г.
Soul Eater - Part 2 Элиа Мерибель 12:26:40

Косы Смерти и их мастера


Спирит Албан: О, (Твое имя), ты здесь, как хорошо! Слушай, у меня к тебе будет одна просьба…надеюсь, ты меня поймешь. Вот, - взволнованно вещает мужчина, выуживая из кармана книгу и протягивая тебе, старательно пряча глаза. – Будь добра, милая, передай это Маке. Скажи, что это от меня, ладно? Э? Почему сам не могу передать, говоришь? Ну…*И полные надежды глаза Спирита медленно наполняются слезами – как он, интересно, это сделает, если дочка не желает его видеть? Вообще именно Коса был тем, кто забрал тебя в Академию по приказу Шинигами. Признаться, Спирит до сих пор пребывает в изумлении – как же столь хрупкая девчушка смогла стать Косой Смерти? – хотя это не мешает ему питать к тебе сильное уважение. Как на девушку, к слову, он на тебя и не смотрит – просто невозможно видеть женщину в той, чей процесс роста ты так долго наблюдал. «Ребенок…» - вздыхает Спирит, исподтишка наблюдая за твоими успехами в Академии. Иногда он даже проводит параллели между тобой и Макой, приходя в итоге к выводу, что вы двое – абсолютные противоположности, но при этом у вас есть общая черта – вы в любом случае идете до конца, отрабатывая свои действия до мелочей. А увидев, как Мака старается быть поближе к твоей персоне, он решил воспользоваться случаем и упросить тебя побыть своеобразным средством связи между ним и дочерью, а в качестве благодарности предложил покупать тебе сладости. Поняв, что Блэр - не очень надежный сообщник, именно через тебя теперь Спирит предает Маке «приветы», поздравления или подарки. Ты же, узнав наконец причину неприязни Албан к собственному отцу, недоумеваешь: если мужчина так ценит семью, то зачем тогда изменял? Однако когда ты спросила его об этом в лицо, тот так и не нашел подходящего ответа, на что ты только вздохнула: «Что ж, подтверждается теория о том, что все мужчины думают нижней частью своего тела», и даже его оправдания тебя не переубедили. И все же тебе немного жаль его, особенно после того, как Мака по возвращению с луны обняла не его, а Марию. «Такого все же он не заслужил». А так-то ваши отношения - не дружба и даже не приятельство, это скорее полезное для обоих знакомство, размышляешь ты, с удовольствием поглощая купленные Спиритом конфеты*

Мария Мьёльнир: *Еще с того момента, как из женского туалета раздался громкий надрывный вой, ты подумала: нет, с такой истеричной особой тебе ужиться не дано. Стоило же узнать от болтливого Спирита, что Мария поселилась в доме у Штейна да еще и будет его временным напарником, как твое отношение к ней уже было предрешено – скрытая ненависть. «Дура, безмозглая дура…» - вполголоса цедила ты, исподлобья наблюдая за неумелыми попытками Мьёльнир вести лекции и завоевать расположение студентов. Ты, пожалуй, была единственной, на кого не подействовало ее обаяние: все, чего она добилась – полного отвращения взгляда. Сама женщина долго не могла понять, чем же она тебя так обидела, что ты знаться с ней не хочешь? Твое нежелание идти на контакт ранит ее, но она все еще желает хоть как-то наладить с тобой связь. Хотя едва стало известно, что она забеременела от Штейна, стало ясно: ни подругами, ни сестрами, ни знакомыми, ни наставницей и ученицей вам не бывать никогда. Ты готова была рвать и метать, хотя внешне не проявила ни одной эмоции, и тогда Мария, напуганная ужасающей аурой, исходящей от тебя, наконец решилась на свою беду спросить в упор, что случилось. Результат чуть не спровоцировал инфаркт у вас обеих: у нее – от шока, у тебя – от осознания того, что это был первый раз, когда ты высказала все, что было у тебя на уме, на повышенных тонах. Так сказать, срыв – твои крики слышал весь Шибусен. Теперь Мария вообще старается не попадаться тебе на глаза, чувствуя себя виноватой перед тобой и не прекращая думать, что если бы она не появилась, то ты и Штейн были бы вместе. Но, тем не менее, отказаться от Франкена она не в силах, особенно если уже ждет от него ребенка, что только усугубляет ее стыд. Ты же, видя, что твоя любовь стала недосягаемой, скрепя сердце, отдалилась от профессора, уступая сопернице, но это не значит, что ненависть миновала, пусть даже с настойчивостью Кида она и притупилась*
- Кукла размалёванная…- слыша этот тихий рык, эхом отскакивающий от стен Шибусена при встрече с тобой, Мьёльнир каждый раз заливается слезами, мантрой повторяя: «Прости меня, (Твое имя)! Прости…».

Юми Азуса: Почему ты вчера прогуляла душеведение? Насколько я помню, ты всегда была ответственной и пунктуальной, что произошло? Относила книгу Сиду в лазарет? Что ж, Сид не переломится, за ним Нагас присмотрит. Да и не хватало еще там тебя – после схватки с Мифуне ему нужен полный покой. Право же, тебе не стоило только ради этого бросать учебу, - поправляя очки, поучительно произносит женщина, в упор не замечая твоего раздраженного взгляда. *Азуса, хоть убей, не воспринимает того факта, что ты в таком юном возрасте стала Косой Смерти. В ее понимании ты всего лишь дитя, не знающее, что делать со свалившейся на него ответственностью, а оттого недостойна внимания. Впрочем, ты отвечаешь ей той же монетой: в твоих глазах Азуса – поистине невыносимое высокомерное создание, идеальное, что называется, до мозга костей и еще кичащееся этим, заодно старающееся всех по своей мерке построить. К тому же, тебе очень не по душе тот факт, что в ситуации с профессором Штейном и Марией, она всегда поддерживает сторону Мьёльнир – это, как нетрудно догадаться, радости не прибавляет ни на грамм. Сама же Азуса, прекрасно понимая, откуда ветер дует, лишь вздыхает. «Глупый ребенок, - думает она. – Ослиное упрямство и ярое нежелание слушать чужого совета до добра не доведет. Ну почему же она не хочет остаться хорошим, послушным созданием, целью которого было бы просто закончить на отлично Академию и обрести наконец нового повелителя? И себя бы заняла, и от боли бы избавилась, да и дурь бы тогда прошла…»*

Джастин Лоу: Милая моя, сегодня ведь такой прекрасный день, что же зря в подземельях просиживать? О, поверь, я почту за честь сопроводить тебя в Город Смерти, все равно ведь делать нечего. Господи помилуй, да разве посмел бы я навязываться? Просто мне кажется, что так было бы лучше для твоей души – к чему так упрямо запирать ее, тем самым претя дальнейшему совершенствованию своего дыхания? Идем же, прошу тебя, - заливается соловьем молодой человек, беря тебя под руку и увлекая за собой. *Надо заметить, прибыв в Шибусен, юноша был весьма заинтригован, узнав, что объявилась личность, сумевшая обернуться Косой Смерти раньше него. Узнав же, что эта личность – девушка, испытал смешанные чувства. С одной стороны Джастин ощущал некоторое уважение, с другой же – легкую нотку самодовольного превосходства, ибо в отличие от тебя в повелителе он не нуждался. Однако заметив, какое упорство ты проявляешь в учёбе тренировках со Штейном, Лоу круто переменил свою точку зрения. Сам того не понимая, парень очаровался тобой – подумать только, он даже стал вынимать из ушей наушники на время беседы с объектом своей страсти. Джастин, по своей природе наивный, но пылкий юноша, проникнувшийся вдобавок законами религии, искренне считал, что его ухаживания должны быть долгими и обязательно закончиться свадьбой. Но увы, его мечтам не суждено было сбыться – будучи уже влюбленной в Штейна, ты отказала ему, но в достаточно мягкой форме, без резкости, ибо за недолгое время успела сильно привязаться к главе европейского отделения, воспринимая его как старшего братца. Парень ведь хороший, а то, что драматизировать любит – беда невелика. Но кто же мог подумать, что твой отказ ранит молодого человека настолько сильно, что это станет второй причиной его предательства. «Любишь безумцев – будет тебе безумец!» - зло думал Лоу. Стоит ли говорить, что известие о его поступке потряс тебя до глубины души…Тем не менее, только на луне увидев своего друга и, к своему ужасу, едва узнав его, ты поняла – добрый, улыбчивый Джастин потерян навсегда*

Тезка Тлипока: *Ввиду того, что он постоянно таскал на себе нелепую медвежью маску, лишая таким образом окружающих возможности распознавать его эмоции, к сему субъекту особого доверия ты не питала – больно настораживающий тип. Конкретно друг с другом вы говорили от силы раза четыре, если не меньше, и этого было уже вполне достаточно, дабы убедиться в том, что данная личность тебе не очень-то приятна. Хотя отрицать того, что Тезка был одним из лучших информаторов Шинигами ты, конечно, не могла. Однако когда он сообщил о том, где находится предавший Академию Джастин Лоу, ты сперва наотрез отказалась поверить Демоническому Зеркалу – как же этот милый парень мог оказаться вдруг предателем? Некоторое время, признаться, ты недолюбливала Тлипоку уже только за то, что он принес новость о Джастине…И только встретившись с Лоу лицом к лицу на луне и уверившись в правоте слов Тезки, ты поняла, что подозревать Таинственного Медведя нет причин, а, стало быть, можно и выдать кредит доверия, что ты сейчас понемногу и выполняешь*
- Тебе стоит быть осторожнее – мало ли в мире людей, тайно надеющихся использовать тебя в своих целях, - поучительно произносит бывало Тезка, качая головой. – Впрочем, тебе и так уже стоит отдать должное, поскольку ты хорошо контролируешь свои эмоции. Так держать, ведь если враг не поймет по лицу, что у тебя на уме, это всегда даст дополнительный козырь. Хотя маска бы тебе, пожалуй, тоже не помешала…

Энрике: *Долгое время ты недоумевала – зачем Тезке, который, в принципе, способен функционировать самостоятельно, понадобился мастер, тем более в голове просто не укладывалось, какие вообще способности может иметь эта огромная говорящая обезьяна. В твоем понимании он был ничем иным, как обыкновенным шутом для того, чтобы вовремя разряжать тяжелую атмосферу. Как результат – уважения ни на грамм, хоть как Демоническое Зеркало и убеждал тебя в важности Энрике для своей персоны…«Тут, поди, имеет место обыкновенная душевная привязанность» - был твой окончательный вердикт*
- Ребенок, - меланхолично замечает Энрике, сходясь тем самым во мнении с Азусой и Тезкой. – Она еще слишком многого не понимает…

Джин Гаран: О, так это ты, (Твое имя)…А я так и знал, что ты где-нибудь тут. Давно на огонек не заглядывала, совсем уж о нас забыла…Ну да ладно, мы не обижаемся, ведь уже просто встретиться с тобой – праздник. Однако пообещай, что в самом скором времени переступишь порог нашего дома. *Он и Зубайда – пожалуй, единственные, с кем ты была знакома еще задолго до того, как погиб твой мастер, а сама ты оказалась в Шибусене: выполняя очередное задание, вы повстречались с этой парой и, надо сказать, сразу прониклись симпатией друг к другу. Он, между прочим, до сих пор вспоминает с улыбкой твое изумленное лицо, когда ты узнала, что его боевая форма – лампа. Тогда вы прогостили у представителя азиатского отделения пару недель, да и по возвращению в Неваду поддерживали связь – писали друг другу письма. Однако после смерти твоего оружейника и переезда в обитель Шинигами ваше общение надолго прервалось, что всерьёз смутило Джина. «Ну что же, и написать не могла?» - с досадой сетовал мужчина. Впрочем, по прибытии его и напарницы в Шибусен для решающей битвы на луне, все обиды были вытеснены радостью от встречи с воспитанницей, как он тебя и воспринимал - стоило лишь увидеть знакомую фигурку в числе экипажа небесного дирижабля*

Зубайда: Мы очень скучали, (Твое имя). Поверь, Джин не сможет на тебя долго сердиться, мы ведь понимаем, что ты была подавлена смертью друга – где уж тут о письмах думать…Кстати, я недавно читала, что каждая индийская девушка должна до свадьбы создать свой батик в приданое…Как еще не создала? Свадьбы не предвидится, говоришь? Ну нет, так будет! А пока позволь мне немного тебе помочь…*Ты всегда воспринимала ее как старшую сестру, к которой в любое время можно прийти и поделиться переживаниями или радостями. Зубайда же, в свою очередь, сильно привязалась к тебе, а поскольку она очень чтит народные обычаи и традиции, то, как и Ким, стремиться теперь пробудить в тебе голоса предков, восполняя таким образом то время, что вы провели вдалеке друг от друга: предлагает соткать килим*, создать батик или научить танцу живота. А беря во внимание ее мировоззрение, становится понятно, почему девушка так упорно твердит, что тебе давно пора замуж. Ты там смотри, как бы она сама не вызвалась тебе жениха подыскивать, а то претендентов пруд пруди…Кроме того, поддерживает желание Джина вновь видеть тебя их гостьей, все чаще предлагая навестить*

Динг Диинга: (Твое имя), значит? Ну что ж, будем знакомы, много наслышан о тебе от Шинигами…А? Конечно, я знаю, как обращаться с тамтамом. Грош цена тому шаману, что не умеет таким образом общаться с духами предков! Хочешь послушать? *С Дингом вы познакомились относительно недавно – ты подошла к нему как раз перед битвой на луне, потому как причудливая внешность представителей африканского отделения излучали почти ту же ауру, что и ты. Коса тоже испытал некую заинтересованность твоей персоной, а оттого не прочь завязать с тобой общение, которое, к слову, продвигается довольно спокойно – на данный момент он уже пообещал показать тебе, как надо бить в тамтам, сплести из бус ожерелье и пригласить в гости, дабы погулять вместе по саваннам. Ты видишь в Динге ни много ни мало – наставника, а потому, бегая за ним хвостиком, с радостью внимаешь его речам, вызывая тем самым ревность Кида, а порой даже Штейна – профессор отнюдь не готов смириться с тем, что кто-то еще может быть наставником (Твое имя), кроме него*

Александр: Да-да, в львином прайде лев всегда один, а все остальные – львицы…- увлеченно вещает молодой человек, вместе с тобой склонившись над атласом Африки. – А вот леопарды всегда держатся по две-три особи. *Его сердце пропустило удар, когда он увидел на площадке перед Шибусеном облачённую в сари юную девушку (Ким и Жаклин таки добились своего, переодев тебя в национальный костюм). И хотя вначале он, в отличие от напарника, постеснялся с тобой заговорить, но узнав, что после путешествия к Джину и Зубайде решила нанести визит и им, словно проснулся, с головой бросившись в ухаживания – но есть учесть, в какой глуши живет, то в этих попытках он неумел, как ребенок. Ждет не дождется устроить тебе экскурсию по дикой природе, а меж делом наконец признаться в чувствах. Есть, правда, для сего молодого человека одна неприятность: Кид, похоже, смекнул, что за намерения у паренька, а потому активно ставит Александру палки в колеса*

Царь-пушка: *Ты была одной из первых, кто узнал о злоключениях Хроны в России, а потому когда Штейн, Ким, Соул и Мака собрались на место происшествия, без колебаний поспешила за ними, ухватившись за хрупкую надежду вновь повидаться с подругой. Вскоре же, с ужасом озирая два огромных черных шара, в которых были заживо погребены Царь-пушка и его напарник, ты все отказывалась верить: ну нет, такого бы даже Хрона натворить не смогла! Даже если бы захотела…*

Фёдор: *Ты не виделась ни с ним, ни с Царь-пушкой – по вполне понятной причине. К тому времени, как ты прибыла в Россию, он и Коса Смерти были уже поглощены Чёрной Кровью*


Ведьмы и их подручные

Медуза Горгона: Хм, очень необычный случай – безумие Кишина на нее не действует…Интересно­, какой эффект дала бы Черная Кровь, введи ее кто в Косу Смерти? – в глазах ведьмы загорается опасный огонек нацеленного на эксперимент безумного ученого, а губы окрашивает хищная ухмылка. – Какая жалость, что я не провела теста раньше…Но, может быть, еще не все потеряно? *Еще работая врачом в Академии, она приметила необычное создание, над безопасностью которого трясся сам Шинигами, а оттого решила разузнать о твоей персоне побольше. В итоге, по мнению Медузы, ты – идеальный материал для ее исследований, а потому ведьма готова пойти на многое, лишь бы заполучить такой ценный экземпляр. Собственно, именно тебя она планировала потребовать в качестве оплаты за предоставленную об Арахне «информацию», но в последний момент переменила свои планы. «Все равно же (Твое имя) никуда от меня не убежит», - заверила себя женщина. Ты же, зная ее еще медиком, даже несмотря на доброжелательную улыбку, все же приметила ее интерес к профессору Штейну, а оттого уже в те дни в твоем сердце зародилась неприязнь к Медузе. А узнав, что она еще и ведьма, ты возненавидела ее – за пять лет так и не смогла простить расе ведьм смерть лучшего друга. И это еще полбеды – ее отношение к Хроне доводит тебя до такого же бешенства, что овладевает разумом, когда ты видишь Марию или Рагнарёка. Когда же Медуза вдруг объявилась в Шибусене, ты чуть не потеряла сознания: как?! Штейн и Спирит ведь прикончили ее в катакомбах Академии! Ну а ее требование взять на себя командование операцией по штурму Арахнофобии в твоих ушах звучало как абсурд, хотя еще большим абсурдом было то, что Шинигами на это согласился. Стоило же ей, завладев телом Арахны, проболтаться, что она возобновила эксперименты над дочерью, твоя злость всколыхнулась с новой силой, а потому, надо заметить, ты была совсем не удивлена, узнав, что в конце концов Хрона вышла из-под контроля и положила конец злодеяниям матери*

Эрука Фрог: Медуза, неужели тебе мало Хроны? Зачем тебе еще один ребенок? Оставь ее в покое, у тебя уже и так предостаточно игрушек! *Казалось бы, с чего вдруг ведьме беспокоиться за сохранность той, кого Медуза прочила себе в материал для исследований, если в день пробуждения кишина ни у кого из вас двоих не было никаких причин расценивать друг друга хотя бы как знакомых? Ответ очень прост: когда повелительница змей приказала ей следить за «успехами» Хроны в Академии, Фрог невольно подметила, что ты повадилась по вечерам выбираться в лес при Академии, к небольшому прудику. Надо заметить, девушку весьма удивил тот факт, что в отличие от своих однокурсников ты совершенно не испытывала отвращения к живности вроде жаб и улиток. А уж когда ей в обличии лягушки не посчастливилось попасться на глаза Блэк Стару, тут же решившему раздавить «эту гадость», и ты, выхватив Эруку буквально из-под его каблука, строго отчитала парня, ведьма почувствовала к тебе некоторую долю признательности. С тех пор она несколько раз специально оставалась понаблюдать за тобой после того, как передавала Хроне указания Медузы. Ну а окончательно уверившись в симпатии к твоей персоне, да еще и оказавшись наконец на поводу у Шибусена, Эрука начала проявлять робкие попытки завязать с тобой хотя бы приятельские отношения. Стоит заметить, вначале у нее получалось не очень, ибо памятуя о том, что она все-таки ведьма, ты не спешила идти на контакт. Однако когда пришла пора заключить союз со всей расой ведьм дл победы над кишином, ты пересмотрела свое отношение к ней – подумать только, а ведь Фрог-то, оказывается, еще меньшее из зол, есть ведьмы и пострашнее, и позлее…Теперь ты, пусть и с опаской, но принимаешь ее приветливость, порой намекая на отношения с Фри, но Эрука уже и этому рада – кто бы мог подумать, что когда-нибудь она обретет друга!*

Фри: Эрука, ну так бы сразу и сказала, что завидуешь тому, что у Медузы есть девчонка в услужении, а у тебя – нет. Так возьми себе ту, с которой подружилась Хрона, и не ной, а то Медузе, небось, все мозги уже проела, даже мне надоело слушать. *Не большого ума создание, оборотень не посчитал для себя необходимым вникать во все планы Повелительницы змей, следовательно, о твоей личности он сперва не знал ничего, кроме факта, что ты подружилась с Хроной. Метания же Эруки, все старающейся оградить тебя от деятельности их квартета, расценил именно как оскорбление оной по поводу того, что у Фрог нет «прислуги», коей в его понимании являлась для Горгоны-средней Хрона. По правде сказать, был малость раздражен…«Если Эруке нужна эта девчонка, то почему она просто не заберет ее себе? Ну и какая тогда из нее после такого ведьма?» - сердито думает Фри, скрещивая руки на груди. Когда же тобой заинтересовались в Арахнофобии, куда оборотень и «лягушка» были посланы шпионить, раздражения у оборотня только прибавилось – да сколько можно, будто на этой странной нелюдимой девчонке свет клином сошелся! Вы столкнулись уже во время штурма Замка Бабы Яги, но даже увидев тебя воочию, Фри остался верен своим словам. Ты же, наблюдая за этой пестрой компанией и по сей день, подозреваешь, что будучи связанными когда-то одной нитью, носящей имя Медуза, бессмертный, Эрука и Мидзуне даже после исчезновения Горгоны не разбредутся в разные стороны – слишком много пережили вместе. А с некоторых пор тебе начало казаться, что привязанность «волка» к Фрог носит весьма особый характер, о чем, собственно, не преминула ей сообщить*

Мидзуне: *Ты видела их лишь дважды – в тот день, когда пробудился Асура и во время похода на Арахнофобию. Тогда летящие в небе ведьмы напомнили тебе запущенные ракеты, которые вот-вот должны были взорваться фейерверком – выглядело бы забавно, если б не было опасно. Однако когда пять маленьких существ внезапно слились в одно целое, образуя красивую девушку, ты в очередной раз против воли убедилась: как ни крути, а эти ведьмы – существа все же довольно непредсказуемые. Однако когда в Замке Бабы-Яги То, что возраст этого создания зависит от количества слившихся в одно целое ведьм, ты узнала уже потом*

Анжела Лион: Сестренкаааа (Твое имя), сестренка Ким зовет на чай! – радостно пищит маленькая ведьма, подлетая к тебе и крепко обнимая бедро (ибо выше попросту не достает). *Пожалуй, на данный момент это единственная ведьма, к которой ты, даже имея огромную долю предубеждения насчет сей расы в целом, не испытываешь вообще никаких негативных эмоций. Единственный раз, что ты ее видела, ты запомнила навсегда, ибо при столкновении лицом к лицу у лаборатории, где находился Манипулятор Сознания, ощутила лишь одно – обескураженность. «Как такой ребенок вообще может быть столь опасным по своей природе существом и при этом совершенно не понимать, что такое «зло»?» - недоумевала ты. Именно поэтому, как и у Блэк Стара, у тебя попросту не поднялась рука не то, что обидеть, но вообще тронуть это милое существо. «Может, из Анжелы еще получится добрая волшебница, раз рядом столько долгое время находился мудрый телохранитель, имеющий на нее столь сильное влияние?» - наивно крутится в твоей голове и по сей день. К слову, о Мифуне – то, как эти двое старались держаться вместе, вызвало в твоей душе странное ощущение правильности, в какой-то мере это зрелище было…трогательным, что ли. Да, это, по твоему мнению, самое точное определение. Но когда телохранитель девочки погиб от руки Блэк Стара во время штурма Замка Бабы Яги и Анжела оказалась в Академии на попечении Ким и Жаклин, тебе уже ничего не оставалось, кроме как признать, что твое негативное отношение к ведьмам пошатнулось и очень сильно. Так что теперь ты, так сказать, имеешь честь быть любимой «старшей сестренкой» Анжелы, и все равно, что колдовать не умеешь – девочка не перестанет глядеть на тебя восхищенным взглядом, пока не дорастет хотя бы до десяти лет*

Мифуне: Стремление защитить дорогого тебе человека уже можно назвать смыслом жизни, не находишь? Уж кто-кто, а ты можешь понять. Только в отличие от тебя я намного больше преуспел в этом. Поверь, на этот факт нелепо обижаться, факты – вещь упрямая. Да и потом, если ты сделала все, что могла, то зачем так караешь себя? *Если Мария Мьёльнир была первым человеком, вызвавшим в тебе неконтролируемый гнев, то Мифуне, в свою очередь, был первым, кто увидел твои слёзы, когда сам того не ведая, надавил тебе на больную мозоль. Вообще встретились вы с ним благодаря Блэк Стару, а точнее, когда ты увязалась за приятелем к замку Арахнофобии, переняв его желание отомстить за Маку. Стоит ли говорить, что без оружейника ты оказалась повержена самураем за считанные секунды…Да Мифуне еще и умудрился задеть твою самую глубокую рану, вспомнив о причине смерти твоего мастера – а кому тогда не было известно о злоключениях самой юной Косы Смерти? Но он упомянул о том не из желания обидеть, а только для того, чтобы ты перестала винить себя в смерти напарника, ибо безошибочно прочувствовал в твоей душе вину. Впрочем, вовремя увидев, что «перегнул палку» со своими наставлениями, ощутил легкий укол совести, а потому, не собираясь идти против своего принципа «Я не обижаю детей», он вложил тебе в руку конфету и произнес пару ободряющих слов. После этого происшествия ты возымела о нем представление как о человеке очень добром, однако очень жалела, что он был вынужден служить Арахне. Ну а о том, что он погиб, так и не сумев освободиться от влияния старшей Горгоны – даже больше. Кстати, вы с Блэк Старом из-за его особы даже поссорились и некоторое время вообще не разговаривали. Ты долго укоряла парня: ну почему он не мог оставить Мифуне в живых?*

Верховная Ведьма Мааба: *Единственное, что ты о ней знаешь – то, что она – глава всех живущих ныне ведьм, а также что Фри «реквизировал» у нее один глаз. Ты всегда представляла ее огромной, дряхлой, страшной старухой, но, будучи посланной в мир ведьм для заключения перемирия, ты была просто ошарашена – такое огромное могущество да на такую маленькую массу тела? Да вы шутите! Хотя стоило увидеть Маабу в деле, как все недоверие отпало само собой. «Нет, все же она заслужено носит титул Верховной Ведьмы, - пронеслось у тебя в голове. – Таких, как Мааба, надо бояться и уважать…»*

Тобаса Баттерфлай (Риса): Оу, (Твое имя), снова к нам, да? Блэр уже тебя заждалась, чуть только от нетерпения не подпрыгивает…*Ты сразу поняла, что эта девушка и ее напарница дружны с Блэр. И хотя ослу было понятно, что существа, не очень понимающие толк в магии, вряд ли смогли бы найти с «кошкой» общий язык, факт того, что обе они оказались ведьмами стал для тебя полной неожиданностью, а уж то, что Риса и Ариса будут в числе делегатов в мир ведьм – тем более. Впрочем, даже после этого проникнуться неприязнью к ним ты не смогла, прямо как в случае с Ким. Пусть и ведьмы, но ведь они же не причиняли тебе вреда ни разу за все твои появления в «Чупа Кабре», верно?*

Тарухо Фаерфлай (Ариса): Присаживайся! Итак, тебе «Кровавую Мэри» или «Голубую Лагуну»? Несовершеннолетняя,­ говоришь? Да ладно тебе, мы же никому не скажем, правда? Нет? Ну как хочешь, но знай: если что - я всегда готова предложить тебе что-нибудь, не стесняйся! *Все то время, что ты навещала Блэр на её работе, Ариса не теряла надежды тебя раскрепостить, однако достичь своего пыталась путём довольно своеобразным: попытками споить, как Спирита. Впрочем, эта идея закончилась ничем, ибо заглянув в один из таких моментов на огонёк, вышеупомянутый устроил скандал на всю округу. Пожалуй, никогда ещё столь мягкосердечного мужчину не видели в такой сильной ярости, а уж девушки, к которым он всегда проявлял особое внимание, тем более. «Как можно такое ребёнку предлагать, овечья твоя голова?!» - вопил Албан, потрясая кулаками. Однако даже этот инцидент не возымел на Арису эффекта – она все так же продолжает предлагать тебе спиртное, а о головомойке от «Косы Смерти-сана» «забывает»*


Арахнофобия

Арахна Горгона: Мальчики, мальчики, не ссорьтесь, - протяжно проговаривает старшая Горгона, вальяжно расположившись на своей паутине и мерно обмахиваясь веером. – Уж поверьте, судьба этой девочки уже была предрешена и отнюдь не в худшую для нас сторону. Москито, Гирико, вы меня слышите? Ох, опять эти двое за свое…Ну что ж, подождем…*Прознав о твоей персоне ещё от своих пауков, эта ведьма сразу испытала недюжинный интерес – а почему бы и нет, если существа, на которые волны безумия не распространяются, встречаются далеко не каждом шагу. А оттого Арахна и распорядилась: изъять девчонку из-под опеки Шинигами и доставить в Замок Бабы-Яги для дальнейших исследований и возможного тестирования на ней Морального Манипулятора. Участившиеся же склоки между двумя подчинёнными ее лишь забавляли. «Прямо как дети малые», - думала Арахна, что, впрочем, не помешало ей заранее пообещать Гирико отдать ему на милость молодое тело заложницы, когда в нем не станет необходимости во время экспериментов. Обусловлено это тем, что в отличие от Медузы она не «выбрасывает» вовремя использованный материал, а пускает его по рукам сторонников – чего добру зря пропадать, пусть еще послужит, пусть даже и в весьма специфической манере. Собственно, тебя даже не надо было красть – ты пришла сама. Но, как того следовало ожидать, не для того, чтобы служить ведьме: первый раз с Блэк Старом, повстречав Мифунэ, второй – с целью найти Ким и Жаклин. Тогда-то, увидев эту женщину впервые, ты впервые за долгое время испытала страх – её невозмутимость и готовность, казалось, ко всему, вызывали мороз по коже. А уже после смерти Шинигами узнав, что именно она является матерью Демонического Оружия, ты испытала подлинный шок – как же это возможно?! И хотя теперь ты знаешь, что дети с геном Оружия на самом деле являлись одним огромным преступлением отступницы, у тебя по сей день нет сомнений в том, что Соул получил ее душу заслуженно*

Гирико: - Скорей бы сестренка выполнила свое обещание и предоставила эту конфетку в мое полное распоряжение! – недовольно выговаривает парень, скрещивая руки на груди. – Я уж и придумывать устал, как бы использовать новую игрушку и страдать из-за этого от недосыпа!
*Он заметил твою персону в тот день, когда ты прибыла в Реф, где взбесился старейший голем, вместе с Джастином, на подмогу Маке, Соулу и Хроне. Надо заметить, его впечатлил факт, что два оружия (на его памяти впервые) работали в паре, но тем не менее, с высоты полета такой птицы, как Гирико, ты представляешься неспособной ни на что, если почти не можешь постоять за себя без помощи повелителя. Однако есть фактор, за который он готов, пожалуй, простить тебе этакую «неполноценность» как оружия – это твоя привлекательная внешность. Он был бы отнюдь не прочь затащить тебя в свою спальню, о чем в силу своей прямолинейности не преминул сообщить Арахне. И если Москито, как того и следовало ожидать, воспротивился твоему появлению в Арахнофобии, то сестра Медузы была прямо противоположного мнения, ибо видела в тебе хороший способ для достижения своих целей. Таким образом, ты была обещана Гирико как трофей за преданную службу повелительнице пауков. Больше ты не видела его, так что о том, что парень-пила присоединился к группировке Ноа, а в последствии был разорван своей же ненавистью в книге Эйбона, тебе пришлось узнавать от Маки и Соула*

Москито: Не припомню, чтобы кто-нибудь когда-нибудь указывал Арахне-сама, кого стоит принимать в Арахнофобию, а кого – нет, а в особенности чтобы это делал наглый юнец, которого она подобрала в какой-то захолустной деревеньке. Да и потом, девчонка, на которой он помешался, все равно ни на что не сгодится. Разве что на один глоточек…А то больно давно я не подкреплялся. *Будучи заведомо против всех идей, какие только озвучивает Гирико, Москито тут же яростно запротестовал, стоило ему услышать желание парня-пилы держать тебя в замке Бабы-Яги в качестве личной игрушки. Еще не хватало потакать прихотям этого наглеца! Но после выслушиваний доводов Арахны по поводу того, как можно использовать все еще развивающуюся Косу Смерти демону хочешь не хочешь, а пришлось прекратить свои препирания. Тем более, что этот старик подметил, что твоя кровь пришлась бы ему по вкусу, а оттого в конце концов чудным образом «обмяк», позволив Гирико и дальше добиваться того, что хотелось. А что, пока тот не смотрит, то и кровью молодой поживиться можно. Это существо с первого взгляда вызвало в тебе неприязнь, а оттого, наблюдая за тем, как Москито засосало в книгу Эйбона, ты не больно горевала - туда-то ему и дорога*


Остальные

Асура: *Скажите на милость, с чего бы такой, как он, должен был бы озаботиться жизнью какой-то Косы Смерти, пусть с некоторых пор даже самой молодой в истории? Определенно, Асура труслив, как сто зайцев, но это, впрочем, не мешает ему уверять себя в том, что к твоим атакам он все равно неуязвим, что, по большому счету, является скорее правдой, чем ложью. Тебя же, ввиду всего того, что ты о нем наслушалась, весьма заинтересовал тот факт, что незадолго до того, как Асура стал кишином, его напарником был индийский кинжал Ваджра. А поскольку Ваджра тоже вел свою историю от бога Индры, которому принадлежали и твои потомки, осознание сего волей-неволей заставляло тебя иногда в мыслях проводить между вами двумя параллели (чего лучше ни Киду, ни Маке, ни Штейну не знать – голова от нравоучений заболит). Но даже эта информация не испугала тебя сильней заявления самого Асуры о том, что тот является ни много ни мало – старшим братом Кида…Едва эти слова сорвались с мертвенно-бледных тонких губ, ты почувствовала, как внутренности немедленно сжались в тугой, холодный комок – ну не мог твой наставник сотворить столь огромную ошибку в своей жизни, подарив жизнь такому ужасному созданию, в последствии навлекшему на мир несчастье! Но, как говорится, факты – вещь упрямая…Так что теперь, немного отойдя от шока, ты не можешь примириться только с двумя вещами: с тем, что Асура подтолкнул Джастина на предательство, и с тем, что из-за его крови, окутавшей всю луну, до сих пор неизвестно, жива ли Хрона*

Ноа: Да уж, я ожидал от этой девчонки лучшего. Для оружия – и то она выглядит довольно жалко, не то, что для Косы Смерти. Ну ничего, ничего…После она будет выглядеть гораздо лучше. *По мнению Ноа, оружие, ставшее Косой в столь раннем возрасте, еще можно обработать с помощью книги Эйбона на свой вкус, ибо человеческое амплуа на тот момент все еще развивается. А потому он вознамерился заполучить тебя в свою коллекцию, а уж книга-то постарается! Что же касается тебя, то ты сталкивалась с этим полубезумным созданием всего три раза: во время штурма Арахнофобии (тогда Ноа, придирчиво оглядев тебя, пришел к выводу, что цель можно счесть привлекательной), второй раз – во время спасения Кида из злосчастной книги Эйбона, а в третий вы повстречались прямо в ноздре Луны, когда ты присоединилась к Акане и Марие в поисках кишина. Тогда этот человек произвел на тебя впечатление существа неотесанного и не в меру жадного, однако, с нескрываемым страхом и отвращением глядя, как кишин поглотил его целиком, а потом, выплюнув, изрыгнул еще четыре его копии, ты поймала себя на мысли, что даже Ноа не заслужил такой жестокой участи. Теперь же, изредка вспоминая, с каким радостным выражением лица Гофер улетал с луны, кое-как удерживая свое не шевелящееся «сокровище», ты успокаиваешь себя мыслью: «Стало быть, еще живой. Ну тогда и поделом ему. Больно уж многого мужик хотел, а теперь вот оно как получается – за что боролся, на то и напоролся…»*

Гофер: Ноа-сама, зачем же вам сдалась эта недотёпа? Она не заслуживает вашего внимания! *Если и существует на свете такая ярость и зависть, при контакте с которыми рискуешь заполучить моральную травму, то олицетворяет её именно этот молодой человек, возненавидевший твою личность с той самой минуты, как Ноа озвучил ему свой приказ доставить тебя пред свои очи. Гофер никак не мог понять, что его господин разглядел в оружии, практически бессильном без повелителя, от чего кипел от ярости. Все его естество просто кричало о том, чтобы уничтожить тебя, а потом соврать Ноа, будто цель оказалась настолько слабой, что «не перенесла дорогу и, следовательно, ничего не стоит». Однако стоило ему понять, что в сердце заложника, в миру известного как Смерть-младший, ты занимаешь далеко не последнее место, Гофер не смог отказать себе в удовольствии потрепать тому нервы, в красках расписывая, что он или его господин могли бы с тобой сделать. Впрочем, получив на луне от кишина неожиданный «подарок», он, будучи вне себя от счастья, забыл и думать о тебе. Помнится, видя лучащегося от счастья парнишку, улетающего с луны в компании пятерых Ноа, ты даже позволила себе улыбнуться: «Дорвался-таки!»*

Блэр: Еще латте? Нет? Ну хорошо, (Твое имя)-тян, тогда просто поговорим. Ну рассказывай, как дела в Академии? Как там Кид-кун? Ну не делай такое удивленное лицо, он же только вчера подходил ко мне и попросил помочь в выборе подарка для (Твое имя)! Ах да, я же забыла тебе его передать! Вот, - радостно сообщает Блэр, потрясая перед твоим носом ярко-красным пакетиком. – Оооой, не смотри на меня так! Блэр же выбрала то, что, как ей показалось, очень тебе пойдет! *С опаской смотрит на твою нервно подергивающуюся бровь и кулачок, сжимающий до неприличия открытый купальник-бикини. Да уж, Кид явно проштрафился, доверив Блэр выбор подарка…Прямо как Спирит однажды. Впрочем, если опустить все моменты, подобные этому, то ведьма-кошка – одна из тех немногих, кому удалось подобрать ключик к твоей душе быстрее всех. Вы создаете идеальный контраст: она открытая, не боится заявлять о себе и несколько извращенная, в то время как ты – консервативна в своих взглядах, скептична и, казалось бы, изо всех сил старающаяся не привлекать к себе лишнего внимания. Можно сказать, что именно по этой причине вам легко общаться. Стоит заметить, что если бы не учеба, то вы двое днями бы просиживали в баре «Чупа Кабра», болтая о всем, что только в голову взбредет. Помимо того, Блэр отлично знает, что сын Шинигами неровно к тебе дышит, а потому, искренне желая своей лучшей подруге женского счастья, она пытается вас свести – во что это выливается, мы уже имели честь лицезреть…*

Экскалибур: *Читая книги в библиотеке, ты возымела о нем впечатление как о чем-то поистине невообразимом. В твоем понимании он до некоторых пор был совершенным оружием, которым имел честь владеть только король Артур…Но когда Хиро исхитрился и притащил Экскалибура в Шибусен, да еще и стал открыто демонстрировать, как с ним уживается, от твоего восхищения не осталось и следа. Как вот это непонятное существо, строящее из себя невесть что, только могло быть идеалом и недосягаемой мечтой каждого повелителя?! «Да этот Артур, вероятно, был даже не человек, раз умудрялся держать при себе такую занозу в заднице…» - размышляла ты, меланхолично наблюдая за копошениями небольшой белой фигурки во дворе Академии. А когда и терпению Хиро пришел конец, и он сплавил Священный Меч обратно в его пещеру, то, казалось, весь Шибусен просто расцвел и по его залам зазвучала веселая музыка. А на самом-то деле ничего из ряда вон выходящего не произошло – всего-навсего исчез бедный Экскалибур! Однако после смерти Шинигами, узнав, что именно это создание слышало последнюю волю твоего благодетеля, вы с Кидом потеряли порядочное количество нервных клеток, однако все же сумели выжать из Священного Меча картину происшествия. Тот рассказал все без утайки, а одно его заявление даже вогнало вас обоих в густую краску*
- Дурачье! Ни одна Коса Смерти, будь то мужчина или женщина, не заслуживает даже стоять рядом со мной! Даже если она сольется воедино с Шинигами! – при воспоминании об этом пронзительном голоске тебя до сих пор пробирает дрожь.

Эйбон: *Эта личность, сколько ты себя помнила, всегда являлась тайной за семью печатями, и только когда на горизонте стали одна за другой появляться Адские Машины, Кид открыл тебе, что между Эйбоном и его отцом существует какая-то странная связь. Тогда-то ты и решила начать свое расследование параллельно с приятелем. Но все старания пропали попусту: единственное, что тебе ныне известно, да и то от Кида – то, что таинственный изобретатель был одним из учеников Шинигами и на создание опасных механизмов он пошел ради своей умершей возлюбленной, а теперь, хоть и жив, но скрывается ото всех на Затерянном острове*

Маленький Демон: Соул, ну же, сыграй еще – так, как играл пару месяцев назад перед твоей новой подружкой…*Тебе и только тебе одной Эванс поведал тайну о зловредном паразите, поселившемся в его душе после ранения, полученного от Рагнарёка. Соул жаловался, что этот дьяволенок вечно появляется в самый неподходящий момент, заставляя тем самым во всем сомневаться. Тогда ты и посоветовала другу: «А ты возьми да звук отключи: не обращай внимания на то, что он там болтает, а если уж от него не отвязаться, то отвечай неоднозначно, будто имеешь в виду «и да, и нет». Пусть-ка помучается!». Надо признать, после применения твоего совета на деле незваный гость в душе Соула стал докучать тому меньше*

*Меч-молния – оружие Индры. Обладатель мог с его помощью сжечь противника (долгая и мучительная казнь, надо заметить) в огне или просто поразить вмиг испепеляющей молнией. В современной обработке героиня, помимо молний, использует микроволны и инфразвук.

**Наарден – расположенный за 30 километров от Амстердама город-крепость, представляющий из себя остров в виде шестиконечной звезды, окруженный со всех сторон рвом с водой.

***Амбика – милостивая форма богини, одно из центральных божеств религии шактов наряду с Дургой, Кали и Парвати

****Батик - ручная роспись по ткани с использованием резервирующих составов. На ткань — шёлк, хлопок, шерсть, синтетику — наносится соответствующая ткани краска.

*****Килим – тонкий, без ворса, тканый ковер, традиционное искусство Турции.


Автор будет очень рада, если вы расскажете ей о своих впечатлениях - она ведь так старалась, когда писала этот тест! http://eliameribel.­beon.ru/0-29-my-test­s-you-re-welcome.zht­ml

Категории: Soul Eater, Пожиратель душ, 2 часть
Прoкoммeнтировaть
Soul Eater - Part 1 Элиа Мерибель 12:24:12
­­


­­


Начать с того, что ты являешься отпрыском одного из древнейших видов оружий, происходящего от меча-молнии* индийского бога Индры, и, как и представители рода Накацугаса, можешь принимать разные формы, самые частые – двойной кинжал халади и обоюдоострый ятаган кханде. Надо заметить, ты слишком рано нашла повелителя – еще в десять лет, тогда как он, ученик Шибусена, лишенный компаньона из-за недостаточной мощи, был старше на пять. Это, впрочем, не помешало вам сдружиться. А когда ты узнала о разбитой мечте стать обладателем Косы Смерти, то сердце затопила обида – как можно запросто лишать человека сокровенного желания лишь потому, что он недостаточно силен?! «Это не конец!» - подумала ты, поклявшись помочь в ее осуществлении. Плевать, что еще не студент Академии: неважно, когда встретишь напарника, главное - понимать друг друга. А раз нет и возрастных ограничений, то почему нет? Вы идеально спелись: легковозбудимый, быстро отчаивающийся, но всегда готовый начать заново юноша и ты – спокойная, рассудительная, немного флегматичная…В итоге ты сбежала из дома и вы выполняли задания Шибусена тайно. В академии не показывалась – после рассказа друга ты боялась, что тебя отберут, как предыдущего напарника. Однако дыхание ваших душ пребывало в гармонии недолго – сражаясь с ведьмой, душу которой тебе предстояло поглотить, твой повелитель был ранен. Нет, душу ты получила…заплатив за нее смертью того, кто был так дорог.
Тогда судьбе и заблагорассудилось свести тебя с Шинигами. Обеспокоенный смертью ученика, но еще более - тем, что Косой Смерти стал десятилетний ребенок, он забрал тебя в Шибусен – не пропадать же без призору! Однако нового повелителя ты так и не обрела – в виду приключившегося полностью замкнулась в себе. Так и росла в Академии, пока тебе не было позволено посещать занятия. Хотя когда рядом есть те, кому можно довериться, то не страшно приоткрыть дверцу к своей душе?



Академия Шибусен


Ученики

Мака Албан: (Твое имя), неужели ты вновь собираешься провести все выходные в библиотеке? Нельзя же так свое здоровье расточать! Знаешь что, мы с ребятами собираемся устраивать пикник – будем рады, если ты согласишься к нам присоединиться! *Когда Мака только появилась в Академии, она сразу обратила внимание на как будто витающую в облаках юную девушку, кою, казалось, вовсе не интересовало ни то, где она находится, ни причина тому. Именно Албан была одной из первых, кто решился с тобой заговорить, посчитав своей прямой обязанность помочь тебе адаптироваться к окружающей среде. И хотя ты появилась в академии намного раньше Хроны – стало быть, должна была бы и привыкнуть к Шибусену – даже к появлению той дело и не подумало сдвинуться с мертвой точки. Сравнивая тебя теперь с дочерью Медузы, Мака в очередной раз убеждается, что в твоем случае дела обстоят еще труднее – пусть ты и не боишься всех и вся, но зато сознательно стараешься отгородиться от шумного общества, наотрез отказываясь принимать чью-либо помощь или сочувствие. Она видит, как тяжело созданию, рано ставшему Косой Смерти, но при этом понятия почти не имеющему о том, как этим пользоваться и что такое учеба, а потому по мере своих сил старается помочь тебе, часто приглашая к ним с Соулом домой и объясняя конспекты или советуя, какие книги лучше прочитать, все силы прилагая, чтобы избавить тебя от состояния «кокона». Ты благодарна этой девушке, но все же что-то в твоей душе протестует против того, чтоб довериться ей окончательно. Должно быть, это непонятное тебе желание везде и всегда быть первой…По-твоему, оно делает Маку несколько высокомерной и эгоистичной. И хотя ты убеждаешь себя, что думать так о той, кто желает тебе добра, неправильно, но «осадок» в виде очень сильной непонятливости остается. Полагаю, постигать души друг друга вам двоим предстоит еще долго, но это, без сомнения, должно пойти на пользу развивающимся несмотря на замкнутость приятельским отношениям*

Соул Итер (Эванс): Да не так же, - лениво тянет парень, становясь за твоей спиной в то время как ты, сидя на колченогом табурете, упражняешься в игре на рояле. – Пальцами нужно перебирать быстрее, вот как…*Ваше общение началось весьма неординарным способом, а точнее - с его вопроса «А каково это – стать Косой Смерти на первом десятке своих лет?». Стоит упомянуть, что ему пришлось довольно долго ждать ответа, поскольку ты долгое время не могла решить – а стоит ли вообще отвечать? Впрочем, нельзя сказать, что попытки парня завязать с тобой дружбу пропали попусту – ее развитию поспособствовала любовь к музыке. Задержавшись после уроков допоздна и проходя мимо музыкального класса Академии, ты услышала, как кто-то играет на рояле джаз пятидесятых годов. Каково же было удивление, когда в таинственном музыканте ты узнала Соула, с небывалой сосредоточенностью склонившегося над клавишами. Тогда ты так заслушалась, что даже не поняла, в какой момент твое присутствие было замечено. Однако вопреки ожиданиям парень-коса не стал раздражаться или конфузиться, предложив вместо этого усесться поудобнее: «Раз уж пришла, так до конца слушай!». С тех пор для тебя милое дело – сидеть в пустом классе и внимать тому, как Эванс музицирует, или же вас можно застать за чашкой кофе, обсуждающих разных исполнителей. Сам же Соул отнюдь не против снискать столь преданного слушателя в твоем лице. Вдобавок благодаря качеству под названием «ненавязчивая» он успел сильно к тебе привязаться - пожалуй, так же, как и к Маке, только вот твои периодические безэмоциональные намеки на то, что им двоим следовало бы стать парой, в упор не понимает (а, может, просто пропускает мимо ушей). Так или иначе, а теперь ты точно знаешь, что у тебя есть надежный друг, коему всегда можно доверить свою спину и кто всегда поможет в трудную минуту*

Блэк Стар: (Твое имя), эй, (Твое имя)! Мака сказала мне, что ты опять хандрить вздумала! Возрадуйся, сам великий Блэк Стар пришел тебя утешить! Поэтому сейчас ты откладываешь свою книжонку и мы идем вместе с Цубаки на прогулку по Городу Смерти! Идем, идем, у меня не так мало времени для того! *Сколько бы он не хорохорился перед тобой, изображая из себя крутого и независимого, в твоем сознании этот парень уже давно и прочно закрепился как великовозрастный ребенок, коему не достает внимания, что тот тщетно пытается исправить. А эгоцентризм Блэк Стара порой кажется просто смешным...Но при этом ты была вторым человеком, помимо Накацугасы, который в день поступления в Академию дослушал его речь до конца – какой ни есть, а пока он не причиняет тебе никакого вреда, то можно и ужиться...Впрочем, надо отдать ему должное: иногда этому непоседе удается вырвать тебя из полусонного состояния, за что, надо сказать, ты ему весьма признательна – под настроение, разумеется. Потому что он, из кожи вон вылезая в старании тебя развлечь, как правило, больше раздражает и вызывает мигрень, чем помогает…Однако же между вами все же установились довольно неплохие приятельские узы. К тому же, не забываем поговорку: «С кем поведешься – от того и наберешься». В вашем случае ты научилась у него чаще улыбаться и меньше печься о некоторых неприятных мелочах, а вот он у тебя – подумать только! – своеобразной ответственности, но оба даже более, чем довольны таким равноценным обменом. И даже несмотря на то, что порой у вас случаются серьезные морально-этические разногласия, вы всегда довольно быстро миритесь – ваши отношения как пороховая бочка, но никому из вас это ничуть не мешает*

Цубаки Накацугаса: О, (Твое имя)! Ты все-таки решила к нам присоединиться, да? – оживляется девушка, с улыбкой глядя на то, как ее повелитель тащит тебя за собой за руку. – Оу, Блэк Стар опять тебе надоедает? Нет? Тогда я спокойна…Знаешь, а я рада, что мы трое так хорошо поладили…*Вначале, чего греха таить, она немного ревновала тебя к своему напарнику: Блэк Стар ведь хочет везде и всегда быть первым, с него станется возжелать Косу Смерти – хотя бы вспомнить тот случай с Экскалибуром…Однако­ когда Цубаки узнала о твоей моральной травме, ее незлобивая в целом натура преисполнилась сочувствия и стыда за свои мысли, а потому теперь она старается реабилитироваться перед тобой, делая все возможное, чтобы положить начало вашей дружбе. Хотя она могла и не стараться – ты, пусть и старательно это скрываешь, но и так очень даже неплохо к ней относишься, ведь в глубине души понимаешь, что на ее месте вела бы себя так же. Поскольку же вы обе являетесь представителями древних родов оружий, то можете часами рассказывать друг другу о своих родственниках или рассуждать о стилях боя друг друга. Помимо того, стоило совершенно искренне выразить свое восхищение по поводу ее кулинарного таланта, как Накацугаса тут же нашла еще один способ проводить с твоей личностью как можно больше времени – предложила научить тебя готовить. Так что по крайней мере раза три в неделю ты бываешь дома у девушки и вы подолгу не показываетесь из кухни. Ох, не счесть, сколько раз Блэк Стар под ваш звонкий смех пулей вылетал оттуда, держась за ушибленный лоб – и все из-за попыток кражи свежей выпечки или жареного мяса у вас из-под носа…*

Кид Шинигами (Смерть-младший): О, какая встреча! А ты с каждым днем и не меняешься, все так же идеальна, как я и думал! – с восторгом заявляет юноша, всякий раз сталкиваясь со знакомой фигуркой в коридоре Шибусена. – Стой, стой, куда же ты, моя идеальная симметрия! Подожди меня! Я ведь всего лишь хотел пригласить тебя на выходные слетать вместе в Наарден*! Идеальное место для отдыха, ручаюсь! *«Натренированному»­ глазу Кида хватило всего лишь двух минут, дабы понять, что подопечная его отца абсолютно симметрична, и даже к помощи микроскопа прибегать не нужно - придраться абсолютно не к чему. А спокойствие…в этом ты напоминаешь юноше его самого (если, конечно, опустить те моменты, когда он убивается по поводу симметрии). Стоит ли говорить, что осознание сего факта привело Смерть-младшего в восторг? Восхищенный, он в первую же вашу встречу – вас представил друг другу Шинигами-сама - предложил тебе стать его оружием, но поскольку ты тогда еще слишком дичилась других людей, ты наотрез отказалась, и ему пришлось выбирать другого напарника, кем вскоре оказались Лиз и Патти. Но это отнюдь не значит, что его чувства к тебе угасли. Кид и по сей день не дает тебе покоя своими ухаживаниями, однако после рекомендаций от сестер Томпсон о том, как «весело» порой жить с сыном директора Академии, ты доселе предпочитала не иметь с этим молодым человеком ничего общего. Да и потом, ладно бы ты ему за внутренний мир нравилась, а тут – симметрия, видите ли…А парень же страдает без тебя, прямо белый свет стал ему не мил. Теперь доходит почти до откровенного абсурда: он подолгу не сводит с тебя мечтательного взгляда, а может даже в душ на огонек заглянуть...Более того, Кид впервые сломил свою гордость и, навестив как-то раз отца, спросил у него в лоб: «Как понравиться (Твое имя)?» Иногда он сравнивал вас двоих с Ким и Оксом, но отчетливо понимал, что тебе не нужно ни денег, ни привлекательной внешности, ни его славы Шинигами, ни даже собственный статус Косы Смерти, пока твои глаза видят определенного пепельноволосого безумца…Однако стоило ему понять, что волновалась ты за него, пока он был заточен в книгу Эйбона, не меньше друзей, а также почуять, что ты устала бороться за Штейна, как Смерть-младший пустился на завоевание твоего сердца с удесятеренной силой. По правде говоря, единственный ответ, которого он на данный момент добился на вопрос: «Примешь ли ты мою пламенную любовь?» - это «Когда-нибудь можно попробовать…», но парень уже и этому безумно рад. Да и сама ты в последнее время все чаще ловишь себя на мысли «Что ли, правда дать ему шанс…? Хуже все равно не будет»*

Элизабет Томпсон: - Что, серьезно? Ты опять отказала Киду? Так, стоп, а какой же это раз?...О, точно, восьмой. Мда, долго держишься…Так может, нам с Патти стоит подтолкнуть тебя в его объятия, дабы он наконец перестал ныть? Да расслабься ты, шучу я, - с усмешкой заявляет бывший Бруклинский Демон, дружески хлопнув тебя по плечу. – Если не хочешь с ним встречаться, то это уж твое дело, мы с Патти в него лезть не станем. Но ведь ты не откажешься время от времени навещать нас? Ведь если нет, то будет немного затруднительно брать наряды друг у друга. *Флегматичная, как и ты, Лиз довольно быстро подобрала к тебе ключик. Ей не стоило большого труда увидеть, что шумная компания тебе не по душе и что ты желаешь быть подальше от суеты и жить по-своему, ни у кого не спрашивая совета. Эта твоя черта заставила старшую Томпсон охарактеризовать тебя как одинокого волка, коим некогда являлась она сама, а оттого проникнуться к твоей персоне уважением. Потому Лиз и решила, что с тобой можно, пожалуй, завязать дружбу, предложив для начала прогуляться по магазинам вместе с сестрой, а вскоре это даже вошло в привычку. Теперь благодаря этим девушкам ты стала больше внимания уделять своей внешности, периодически запираясь в комнате и подолгу разглядывая себя в новых нарядах, приобретенных по их советам. Правда, несмотря на столь близкое общение, иногда у вас двоих возникают разногласия из-за того, что Лиз никак не может понять, а отчего же Коса Смерти, пусть и такая юная, за столь долгое время все никак не найдет себе повелителя? Ты же предпочитаешь отмалчиваться – на то есть своя причина, в очках и с винтом в шевелюре*

Патриция Томпсон: Ух ты! И роза, и бабочка, и журавлик, и ЖИ-РАФ! Сестренка (Твое имя) сделала так много! А она сможет научить меня? *Еще будучи в паре со своим повелителем, бывшим по национальности японцем, ты обучилась у него искусству оригами. Кто же знал, что в будущем тебе придется заниматься этим так часто, что будут болеть кончики пальцев? Патти ведь, только бросив взгляд на сложенные тобой яркие фигурки и придя в полный восторг, ныне чуть ли не каждый божий день упрашивает тебя сложить ей что-нибудь еще. Девушке все равно, что весь прикроватный столик в ее комнате уже завален твоими творениями…В твоем же восприятии ей навсегда отведено место великовозрастного ребенка номер два, сразу же после Блэк Стара, а потому потакаешь ее просьбам ты по одной-единственной причине – чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось. Впрочем, даже это уже прибавляет Томпсон-младшей радости, вследствие чего та воспринимает тебя как вторую старшую сестру. Вдобавок она еще и благодарна тебе за пищу для развлечений, ведь глядя на то, как Кид упадает за тобой, Патти каждый раз чуть ли не надрывает живот от хохота. Однако то, как девушка прибегает к своему коронному «голосу плохого парня», до сих пор вводит тебя в полнейший ступор – как только в ней могут уживаться две настолько разные личности: безжалостная язвительная грабительница и беззаботный жизнерадостный ребенок?*

Хрона: (Т-твое имя)…п-простиии…Мы не хотели тебя обидеть…Рагнарёк, эй, а ну сейчас же извинись! *С первого взгляда на эту девушку ты разглядела в вас двоих сходство – обе нелюдимы и обе не можете довериться почти никому. А после поведанной тебе Макой истории Хроны сомнений в твоем сознании уже не оставалось – она почти такая же, как и ты. Лишенная своего счастья, но еще и постоянно подавляемая своим оружием…Да, ей не позавидуешь. Оттого-то ты решила подключиться к миссии Маки, стараясь сделать так, чтобы гостья почувствовала себя как дома – коль не в Шибусене в целом, так хоть рядом с определенными людьми. Стоит заметить, что твоя личность в этом добилась куда большего успеха, нежели Албан-младшая (она, к слову, даже немного завидовала тебе за это), ибо не навязываясь и общаясь с дочерью Медузы подчеркнуто спокойным, внушающим, что та в безопасности, тоном, ты пусть и не сразу, но все же смогла расположить девушку к себе. Хрона, к слову, долго сомневалась, стоит ли тебе доверять, но когда ты ясно дала ей понять, что в лице друг друга вы можете обрести сестер по несчастью – немного оттаяла. Так что постепенно, пусть и с большой осторожностью, она принимала всю ту заботу, которой ты пыталась ее окружить. Ты от души жалела ее – кто бы тут не сломался, имея столь жестокую мать? – а потому и старалась подарить Хроне всю ту любовь, которой повелительница Демонического Меча была лишена в детстве. И даже когда Шинигами-самой был отдан приказ уничтожить Хрону ввиду того, что она натворила в России, ты не прекращала надеяться, что еще сможешь воссоединиться с подругой (в том, что воспринимаешь ты ее именно так, ты к тому времени уже окончательно определилась). Однако стоило тебе увидеть, во что Медуза превратила свою дочь и на какую цель она ее натаскала, сердце заколотилось в панике, а по спине пробежал холодок – куда же подевалась твоя родственная душа?...То же, что Хрона в конце концов пожертвовала собой для нейтрализации кишина, потрясло тебя для глубины души, и по силе шокового состояния ты на мгновения уподобилась ей – Маке и Соулу чудом удалось удержать тебя от того, чтобы броситься к корчащемуся в агонии Асуре и вытащить подругу. В последствии же из-за этого ты впала в депрессию на несколько недель, из которой Мака и компания вытаскивали тебя с большим трудом. Теперь же, время от времени вспоминая о ней и бросая печальные взгляды на черную луну, ты надеешься, что Хрона все-таки жива, а нет – что ж, тогда хочется надеяться, что она теперь в лучшем месте…*

Рагнарёк: Какие люди, хех! Ну что, до сих пор не нашла своего повелителя, да? А я и не удивлен – кто в своем здравом уме с такой-то, как ты знаться вообще захочет? Вот помяни мое слово – как была одна и никому не нужная, так такой навсегда и останешься, да! Вот была бы ты как я – созданной из черной крови и связанной со своим повелителем, кто бы вас и разделил? А так хоть ты и Коса Смерти, да все одно – неудачница! *Вот и оно – существо, способное за считанные секунды заставить тебя выбраться из своего вечного полусонного состояния и закипеть от злости. Твои нервы – любимая игрушка Рагнарёка, а потому он никогда не упускал возможности в очередной раз надавить тебе на больную мозоль, надеясь, что это понизит твою самооценку ниже некуда. А однажды он даже разорвал твою юбку (отчего у оказавшегося рядом по чистой случайности Кида пошла кровь из носа). Чисто из вредности – его раздражало, что ты и Хрона так сблизились, так что возникнуть из-за ее спины в самый неподходящий момент и разрушить в щепки всю вашу идиллию для Демонического Меча было поистине святой обязанностью. Хрона, к слову, из сил выбилась извиняться перед тобой за вынужденного напарника, но поделать ничего с ним не получалось – Рагнарёк же не канарейка, на кою платок накинешь и она замолчит…Вспоминая теперь порой о Хроне, ты не чувствуешь ничего, кроме глухой злобы – какое кощунство, что девочка оказалась поглощена тьмой кишина вместе с этим несносным созданием!*

Окс Форд: *Самоуверенность этого паренька вызывает у твоей личности едва заметную улыбку. Забавное создание: понимает же, что пока Мака в Шибусене, он всегда будет номером два, и, тем не менее, все еще неумело рвется наверх…«Что ж, похвально, наверное…» – проносится у тебя в голове, а в душе в таких случаях, как правило, расползается что-то вроде чувства жалости. А уж когда ты видишь, как Окс упадает за Ким, в твоем сознании шевелится мысль о том, что при желании вы могли бы, пожалуй, понять друг друга, ибо являетесь в какой-то мере товарищами по несчастью. Но в каком именно аспекте - мы расскажем, когда доберемся до персонала академии...Парень же, пристально изучая твою отстраненную личность сквозь стекла очков, так и не желает отказываться от мысли, что никого ты ему так не напоминаешь, как Экскалибура – такая же высокомерная, зацикленная на собственных проблемах и никого, кроме себя, не замечающая. Хотя порой он не может отказать себе в удовольствии поспорить с тобой на ту или иную тему – просто из жгучего желания доказать хоть кому-то свою правоту*
- Вот увидишь, ты зря меня недооцениваешь! Я обязательно добьюсь Ким, вот уж не сомневайся! Даже прическа помехой тому не будет, – самоуверенно заявляет Форд, мигом разъяряясь, стоит ему заметить насмешливое выражение твоего лица.

Харвар де Эклер: - Что толку в оружии, пусть даже и в Косе Смерти, если никто его не использует? Растеряет ведь все свои навыки и возможности, если дальше привередничать будет. Или, может, (Твое имя) заскучала без встряски? Ну ничего, у меня еще появится возможность это исправить – мне осталось всего два десятка душ для превращения, а потому скоро я сумею наконец померяться с ней силами. Посмотрим, кто окажется лучшей Косой… – самоуверенно произносит юноша, недовольно фыркнув напоследок. *Благодаря Оксу, мнение этого молодого человека о тебе заходит не дальше мнения его повелителя, а потому в понимании Харвара заговаривать с тобой вообще бесполезно – рассчитывать в лучшем случае пришлось бы только на меланхоличный взгляд из-под презрительно полуопущенных век. Вдобавок юноша иногда ловит себя на том, что по-черному тебе завидует, ведь стать Косой Смерти в десять лет – не пустяк все-таки, а научиться пользоваться как следует своей силой ты так и не сумела до сих пор. «Какая несправедливость! Вот был бы на ее месте я – уж тогда бы знал, что делать» - негодует про себя Харвар, скрещивая руки на груди*

Килик Рунг: О, здравствуй, (Твое имя)! Эй…Эээй, заснула, что ли? Здравствуй, говорю! Неужто вчера на игре в баскетбол Блэк Стар загонял тебя так, что ты теперь даже имени своего не помнишь? Что ж, тогда ясно, почему ты такая вялая сегодня…Будем исправлять. На-ка вот для начала шоколадку. А потом пойдем попьем кофе – тебе не мешало бы взбодриться. *Так же, как и Блэк Стар, Килик стремится вырвать тебя из этакого «замороженного» состояния, только если его друг иногда прибегает к весьма экстравагантным методам, то с повелителем Кубков всегда можно спокойно пообщаться, обмениваясь историями о жизнях или поглощая сладости. К тому же, его всегда умиляет, когда ты изъявляешь желание поиграть с его оружием. В такие минуты в его восприятии ты предстаешь маленькой девочкой, умеющей выпускать из-под кожи лезвия ятагана при малейшем выпаде в твою сторону, и никого к себе не подпускающей, кроме избранных. От острого осознания сего факта сердце юноши охватывает жалость, а потому он пускается на раскрепощение твоей персоны с удесятеренной силой*

Кубок Огня и Кубок Грома: *Пусть за все то время, что ты их знаешь, они не произнесли ни слова, это не мешает вам прекрасно понимать друг друга. Приняв сперва Кубков по ошибке за детей, а в последствии увлекшись их причудливыми танцевальными движениями, ты вскоре очень сблизилась с этими на первый взгляд хрупкими, но при этом воинственными созданиями. Оружия, в свою очередь, полностью разделяют мнение своего повелителя насчет твоей личности, а потому никогда не упускают возможности вовлечь тебя в очередную свою игру или танец, надеясь, что это поможет тебе избавиться от зажатости*

Кимиал Диел: Как так «не пробовала»? Родом из Индии, считай, и до сих пор не знаешь, как надо танцевать восточные танцы? Позволь спросить, а чем же ты с детства занималась? Ну не сражениями ведь! И…я ушам своим не верю! Нет, это неприемлемо, ты должна как можно скорее это исправить! Сегодня же все втроем пойдем и добудем тебе костюм! *Пожалуй, именно благодаря вашему с Ким схожему складу ума и некой нотке скептицизма в характере, ты довольно неплохо влилась в сей девичий дуэт. Обнаружив в тебе сходство с самими собой, и Диел, и ее напарница приняли тебя в свою компанию, в последствии «удостоив» звания лучшей подруги. К тому же, с некоторых пор розоволосая проявила недюжинный интерес к культуре твоей родины, а потому за расспросами о ней всякий раз искренне удивляется, услышав, что в детстве ты занималась прежде всего изучением стилей боя, а не экзотическими танцами и созданием батиков*. Как же так? В голове девушки не укладывается такое положение вещей, а оттого она не оставляет своих попыток пробудить в тебе дух предков, постоянно обряжая в сари и расписывая руки – правда, не хной, а простой акварелью, пока ее не осаждает Жаклин. Иногда ты отстраненно намекала ей о чувствах Окса: «Дай ему уже ответ – ну хоть какой-нибудь, хороший, плохой…не важно. Извелся весь, смотреть на него жалко. Да и потом, неужели тебе охота, чтобы он, желая привлечь твое внимание, так и мельтешил перед глазами?» - впрочем, большего, чем легкий румянец щек подруги, ты не удостаивалась. А после того, как Ким, окончательно признав свою истинную сущность, угодила в лапы Арахнофобии, ты была одной из первых, кто озаботился ее спасением. Да, она была ведьмой, представительницей расы, которую ты из-за смерти друга ненавидела всеми фибрами своей души, но с другой стороны именно она оказалась одной из немногих, кто воспринимал тебя без предрассудков. А если так, то почему же ты не могла ответить ей тем же? Ты не подумала о том, чтоб прекратить общение с ней, за что Диел очень тебе признательна. Да и потом, как же можно ненавидеть человека, который так прочно пустил корни в твоей душе?*

Жаклин О’Лантерн Дюпре: Ким, не надо на нее так давить! Успеется, еще все нам успеется, но не в один же день, верно? Давай сперва нем в библиотеку, поищем немного о традиционных нарядах индийских женщин, а потом подумаем, где можно раздобыть сари…*Недолго думая, Жаклин приняла сторону напарницы в ее стремлении сделать из тебя подобие Амбики* - как правило, именно она выступает в роли того, кто подбирает тебе элементы образа – украшения, ткани и косметику. А в последнее время, к несчастью для Кида и Хиро, она заметила, как те над тобой воспаряют, о чем не преминула сообщить подруге. Стоит ли говорить, что подглядывание за тобой во время переодевания в костюм богини не сошло им с рук?...«Ну и что, что (Твое имя) – Коса Смерти, - думает О’Лантерн. – Как человек, она в большинстве своем так беззащитна, что без помощи адаптироваться к какой-либо остановке совсем пропадет. Внутренний барьер, выстроенный ею, в данных ситуациях ничуть не помогает, увы. А потому и Ким, и я обязаны оберегать ее, во что бы то ни стало!». Ким, к слову, приняла энтузиазм Дюпре всей душой, уже заранее навострившись задать трепку каждому, кто хоть как-то тебя обидит. С тех пор же, как она и ее повелительница побывали в логове Арахны, испытывает к тебе не меньшую, чем Диел, благодарность за то, что ты принимаешь ее подругу такой, какая она есть. Ну а когда им двоим было поручено взять под свою опеку осиротевшую Анжелу Лион, Жаклин без колебаний пригласила тебя поучаствовать в «воспитательном процессе». «А что же? Не все ведь ведьмы одинаковы, верно, так что стоит научиться различать, где жестокие, а где безобидные, – размышляет она. - Стереотипы надо рушить, (Твое имя), пора бы тебе избавляться от своего предубеждения…»*

Хироши Шимоно: (Т-твое имя)-с-сан…У-уверен­ы, что не хотите ничего сладенького? Я бы мигом метнулся, честное слово – одна нога здесь, другая там! Все-таки нет? Жаль, жаль…*Ты бы и не заметила этого несчастненького неудачника, если бы вы в буквальном смысле слова не столкнулись в одном из коридоров Шибусена, когда он опять тащил полный пакет еды для «добрых» однокурсников. «Бедное бесхребетное…» - отстраненно пронеслось в твоей голове, пока ты помогала ему подняться, а после предложила помочь донести покупки. С того дня юноша, к которому еще никогда так доброжелательно не относились, просто ходил за тобой хвостиком, стараясь как можно больше времени проводить рядом. Подумать только, ему была дорога каждая секунда, которая еще позволяла видеть тебя…Тем не менее, Хиро четко осознавал, что такая девушка, да еще Коса, никогда не согласится стать напарником и возлюбленной такого неудачника, а потому еще одной причиной, по которой он отправился за Экскалибуром, было его желание завоевать твое сердце. Однако заполучив Священный Меч, он понял, что горько заблуждался – вместо страстной любви он натолкнулся лишь на холодное отвращение. «Что, - думала ты, - не было меча, так сидел тише воды ниже травы, а как появился – так и склониться перед тобой, да? Ну ты и идиот!». Стоило же избавиться от Экскалибура, как первое, что парень сделал – отыскал тебя, почти сразу бухнувшись в ноги и умоляя простить его – в буквальном смысле слова. Но его ждало разочарование. «Жаль, что лежачего не бьют» - меланхолично изрекла ты, брезгливо разглядывая корчащегося на полу молодого человека, не подозревая, что тем самым разбила его сердце. Но даже несмотря на эти болезненные осколки, Хиро все продолжает попытки вернуть твое расположение, предлагая свою помощь к месту и не к месту*

Учителя и персонал

Шинигами-сама: Хаюшки, хаюшки, дорогая (Твое имя)! Давненько ты меня не навещала…присаживай­ся, не стесняйся! Ну, рассказывай, как учеба? Неужто до сих пор повелителя себе не нашла? Ну как же так – этак все навыки растеряешь, а дальше как жить будешь? Раз тебе был дан такой талант, то нельзя просто взять и спустить его на тормозах. Подумай, ведь многие так старались наладить с тобой контакт – еще бы, заполучить в напарники Косу Смерти хочется каждому! Не интересуют? А ты гордячка, милая моя! *Хоть он и общается с тобой в исключительно шутливой, несерьезной манере, на самом деле совершенно искренне за тебя тревожится. Ибо забрав тебя в Академию, Шинигами все это время чувствовал огромную ответственность за детскую душу, которая в последствии и побудила его воспринимать тебя как дочь, пусть и названую. Он прекрасно осведомлен о чувствах сына к твоей персоне, и о безответной любви к небезызвестному безумцу, но предпочитает держаться в стороне, размышляя: «Все пройдет, все пройдет, пройдет и это…» Но это не значит, что он совсем тебе не сочувствует. Именно потому, что Смерть хотел помочь тебе залечить сердечную рану, он придумывал все больше и больше одиночных миссий в разных странах земного шара, дабы отвлечь от негативных мыслей. После пробуждения Кишина же он наоборот, предпочитал не отпускать тебя далеко, а также старался держать подальше от Штейна, ведь скрытные замкнутые души куда легче поддаются влиянию безумия, а если они еще и сталкиваются с душой, самой по себе безумной, то миру не миновать катастрофы. Однако его ждало потрясающее открытие – даже будучи в зоне риска, ты сумела остаться в полном сознании и прекрасно отдавала себе отчетность в своих делах. В голове директора Шибусена, между прочим, долго не укладывалось: как только ты смогла создать в голове свой собственный мирок и так глухо его затворить, что ничто не смогло помутить твой разум? Когда же Кид полностью принял свою сущность Бога Смерти и Шинигами понял, что его собственная жизнь подошла к концу, он оставил Экскалибуру последнее распоряжение – присматривать за вами обоими, а перед тем, как исчезнуть, выразил искреннюю надежду на то, что сын и воспитанница когда-нибудь будут вместе – и ведь правда, сколько можно ходить вокруг да около. Его смерть потрясла тебя так же, как самопожертвование Хроны – какой ни есть скрытный, а все же наставник. Однако долго скорбеть за ним ты попросту не могла – Смерти-младшему необходима была поддержка при вступлении в должность, и ты озаботилась помощью другу*

Франкен Штейн: Милая, ну что же ты опять надулась? То так радовалась, что мы в кои-то веки в город выберемся, а теперь мрачнее тучи...Мария-сенсей­ долго не хотела меня отпускать – волнуется, понимаешь ли, чтобы меня вновь безумие не схватило, а стало быть, за тебя тоже беспокоится. Ты уж прости, из-за этого ведь и опоздал чутка…*Вот, вот она – причина, по которой ты до сих пор не нашла себе нового повелителя, давая от ворот поворот всем, кто пытался занять это место. Именно этот человек первым заговорил с тобой пару дней спустя после того, как ты появилась в Академии. Пусть некая нелюдимость, торчащий из пепельной шевелюры винт и мрачная тяга к экспериментам с вивисекцией и внушали некую опаску, но они же и притягивали твою личность к этому странному человеку, подбивая все больше и больше желать общения с ним. Но поскольку профессор целыми днями безвылазно сидел в своей лаборатории, ты решила это исправить: под страхом быть вскрытой начала вытаскивать Штейна то в лес под Шибусеном, то в город Смерти, а под конец он предложил тебе немного потренироваться вместе, дабы совсем форму не терять. Ему первому за долгое время ты смогла доверить себя в своей боевой форме, чем была просто поражена. И хотя на тот момент его напарником был Спирит, в глубине твоей души прочно утвердилась мысль, что во второй раз в жизни ты доверилась бы только Франкену. Была ли тому причиной лукавая, но притом ободряющая улыбка Штейна по окончанию тренировки и фраза: «Уверен, совсем скоро мы сможем приветствовать копию Спирита-куна. Только, пожалуй, куда более впечатляющую. Уверяю тебя, я с нетерпением буду ждать, чтоб увидеть сие воочию»? То, каким забавно беспомощным он выглядел в совершенно мирной обстановке? Или, может быть, твердая и уверенная хватка на рукояти ятагана? Ты и сама затрудняешься ответить…Когда же Шинигами отозвал Спирита к себе, ты до последнего надеялась, что тебе будет позволено стать новым напарником мужчины…Но тут на горизонте появилась Мария, поселившаяся вдобавок с объектом твоего обожания, что в последствии и послужило причиной твоей ярой ненависти к ней. Все твое естество готово было выть, обожженное горячей обидой: «Почему?! Ты ведь обещал, обещал, что дождешься меня! Почему она?!» Но нельзя сказать, что Штейн был настолько глуп или слеп. Он, вздыхая, наблюдал, как ты относишься к Марие, не раз ловил на себе твои долгие печальные взгляды и понимал, что ты из кожи лезешь, заботясь о нем, но…В восприятии Франкена ты навсегда останешься десятилетней, не по годам развитой девочкой, любящей книги и тишину, никого не подпускающей к себе так же близко, как его, и которой он до конца своих дней будет благодарен за всю заботу и, главное, веру в свою персону, ибо ты ни секунды не сомневалась в невиновности Штейна после смерти БиДжея. Даже несмотря на то, что ему пришлось отметить, что физически ты уже развилась, и прекрасно, мужчина не может ответить на твои чувства. «Она заслуживает лучшего…» - каждый раз думает Штейн, сглатывая неприятный комок в горле. В то же время, он ощущает необъяснимое чувство вины перед твоей личностью – ведь любить безответно всегда больно, что когда ты любишь, что когда тебя любят - а потому изо всех сил (пусть того не видно) старается сохранить ваши хорошие отношения. Ведь ему так хочется, чтобы ты по-прежнему оставалась его маленьким другом! Хотя, надо заметить, в последнее время ты настолько по горло в заботах, помогая Киду с обустройством Шибусена, что у тебя нет времени ни думать о Штейне, ни обижаться на него. А профессор, глядя, как рядом с тобой возмужал Смерть-младший, в кои-то веки чувствует почти забытое умиротворение – может быть, скоро он наконец сможет любить тебя как наставник или старший брат, как и хотелось с самого начала!*

Сид Баррет: Почему ты опять спускалась в подземелья Академии? Ты же знаешь, комната Хроны в совершенно противоположной стороне. И не проси, я не буду повторять дважды – это приказ Шинигами. Нет, я не вправе рассказывать, почему вход в западное крыло воспрещен. *Хотя ты знакома с ним еще с тех времен, когда он был жив, что-то в твоем сознании претит заводить близкую дружбу с этой личностью. А уж когда он с легкой руки Штейна превратился в зомби, обладающего разумом, ты вообще стала обходить его десятой дорогой. В связи же с коллекционированием­ Шинигами и Сидом Адских Машин Эйбона твое недоверие к оному только усилилось: оба они вечно что-то недоговаривали, путали, отмалчивались…Что же касается самого Баррета, то он до сих пор не может взять в толк, как его напарница может с тобой дружить, ведь по его мнению от такой скрытной особы, как ты, никогда не знаешь, чего можно ожидать. Больно уж ты скрытна – и кто поймет, что у тебя на уме? По крайней мере, такой вывод может сделать только тот, кто не прилагал особых усилий, дабы разобраться в твоем характере, а Баррета можно причислить именно к этой категории. Встречая тебя в темных подземельях Шибусена совсем недалеко от запретного коридора, Сид даже не догадывался, что ты следишь за ним так же, как и он за тобой, ибо устав от неопределенности прогнозов по поводу Кишина и Арахнофобии, ты решила провести собственное расследование, как и Кид. Вы были тогда как двое хищников, подстерегающих друг друга. Он – думая, что уличит тебя в предательстве Шибусена, ты – надеясь наконец узнать, что задумал Шинигами. Так что даже сейчас, после победы над кишином, до самого хрупкого доверия между вами еще ой как далеко, но, возможно, этакую «холодную войну» еще можно прекратить*

Мира Нагас: О, это ты, (Твое имя)…Я что-то даже не услышала, как ты в лазарет вошла, заработалась, наверно…Э? Нет, что ты, мне не холодно в бинтах. Все же не стоило одеваться с «элегантностью космонавта»? Ох, кажется влияние этой самой Блэр и оружий Кида-куна не прошло даром…И что же ты предлагаешь делать? Хорошо, я сейчас проверю, свободна ли до завтра, и тогда, может быть, мы пройдемся по магазинам. Хотя должна признаться, мне немного неловко – я уже очень давно не бывала в подобных местах. Мне…немного не по себе. *Именно с Мирой ты нашла общий язык сразу после Штейна, как только появилась в Академии. То доверие, что ты к ней питала, проявлялось уже в том, что поранившись во время тренировок, ты первым делом бежала к ней, а не к еще работающей тогда медсестрой Медузе. А теперь вас связали настолько прочные узы дружбы, что, кажется, ничто не может их разрушить. Ты искренне интересуешься тем, как в случае чего надо оказывать первую помощь (и это наталкивает девушку на мысль, что из тебя в будущем вышел бы неплохой медик, чему, как она считает, было бы неплохо поспособствовать), а Нагас, в свою очередь, всегда прислушивается к твоим советам по поводу того, как ей создать свой стиль в одежде – пусть она в какой-то мере солдат, но ведь женщина все-таки, а ведь иногда так приятно привести себя в порядок и взглянуть на себя совершенно иными глазами! На твое же недоверие к Сиду она лишь улыбается: «Да вы просто еще не знакомы как следует», - произносит бывало Мира, ероша тебе волосы, в то время как в ее глазах блестят искорки смеха*

Джо Буттатаки (БиДжей): *Вы были знакомы с ним всего ничего – каким бы огромным, неуклюжим, а порой даже немного устрашающим парень не выглядел, все же было в нем что-то такое, что вызывало в тебе доверие. А узнав, что было времечко, когда Джо и Мария встречались, ты решила приложить все усилия, дабы свести их снова – тогда, кажется, ты готова была почти на все, дабы оградить Штейна от нежелательной особы вроде Мьёльнир, испытав в последствии огромную долю разочарования – впрочем. нельзя сказать, что Буттатаки не оценил твоих усилий, ведь по его мнению, ты оказала ему огромную услугу, посоветовав пригласить Марию в ресторан. Ну а будучи парнем сообразительным, БиДжей сразу же смекнул, что собеседник ты очень даже интересный, а главное – спокойный и рассудительный, только если, разумеется, не говорить с тобой о трех вещах: о профессоре Штейне, «всей красоте и преимуществах» Марии Мьёльнир и о ведьмах вроде Медузы. Тебе было очень жаль узнать, что Джо убит, но поверь, не только из-за того, что таким образом планы на завоевание Франкена гибли – ведь помимо этого, БиДжей уже начал понемногу завоевывать твое доверие, часто предлагая посидеть с ним за беседой у чашечки горячего кофе. А стоило понять, что это – единственный напиток, который твой новый знакомый признает, ты полностью взяла заботы о его приготовлении на себя, иногда подмешивая в ваши чашки кардамон, корицу или лепестки хризантем*
- Да уж, (Твое имя), что бы там не говорили, а кофе ты готовишь прекрасно, - это можно было считать наивысшей похвалой со стороны БиДжея.

Акане Стар: *Это неизвестно даже Штейну, но есть все же ещё один человек, которому ты доверила себя в своей боевой форме, да и то лишь по необходимости – только на время сражения с клоуном Широсаги на борту небесного дирижабля. Что поделать, «Вечную весну» надо было защищать, и для этого тебе и этому, казалось бы, совершенно незаметному в Шибусене парнишке пришлось объединить усилия. Акане, помнится, как ты могла тогда судить по выражению его лица, от счастья чуть не умер: еще бы, держал в руках настоящую Косу Смерти. В последствии ты не раз ему выговаривала: «Эй, эй, ты смотри - умом от радости не тронься!», однако было уже поздно. Молодого человека уже настигло то, что нынче именуется любовью с первого взгляда. Но поскольку он понятия не имеет, как вообще надо ухаживать за девушкой, его обожание пока что сводится только до восторженных рассказов напарнику о твоей персоне*
- Ты не представляешь, Марие, что за прекрасное она создание! – восклицает, бывало, Акане, устремляя на Сайзумоа горящий взгляд.

Марие Сайзумоа: *Он был многократно наслышан о тебе из восторженных од Акане, однако лично повстречать тебя ему так и не удалось, ведь с окружением Сида, если не брать во внимание Миру, ты не больно-то дружна. Впрочем, надежды на знакомство Марие так и не потерял, с удвоенным усердием вылавливая тебя в коридорах Шибусена и искренне огорчаясь, когда у него это не получается*
- Акане, а Акане, познакомь меня с (Твое имя), а? – ноет парень в те дни, когда его поиски в очередной раз заканчиваются неудачей, доводящей Сайзумоа чуть ли не до истерики.

Ген: *Ты видела его лишь единожды – во время битвы на луне. Помнится, уже этого раза было достаточно, дабы уже тогда в твоей голове промелькнуло недюжинное уважение к его персоне – еще бы, восстанавливать все детали огромного дирижабля в рекордно короткие сроки – не каждый сможет*

Категории: Soul Eater, Пожиратель Душ, 1 часть
Прoкoммeнтировaть


~ Results of tests > Soul Eater

читай на форуме:
киса
ура завтра всево 3 пары ураура
Или хотя бы просто напиши мне в лс
пройди тесты:
< С кем из нарутовцев ты получишь...
Две страны для дружбы,а одна для...
Билл и ты 12 часть
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх